Форум историка-любителя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум историка-любителя » Основной форум » «Нахи», Г.Дж.Гумба. Четвертая часть Четвертой главы (картвелы)


«Нахи», Г.Дж.Гумба. Четвертая часть Четвертой главы (картвелы)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

4. Картвельские (грузинские) племена Места проживания на территории Кавказа и прилегающих к нему регионов во II – начале I тыс. до н. э. пракартвельских племен выявляются довольно сложно, и прежде всего из-за отсутствия достоверных свидетельств. На проблему проис- хождения предков современных грузин (картвелов, мегрелов и сванов) и времени их появления на Южном Кавказе существуют различные точки зрения, как и на вопрос о том, были эти племена на указанной территории автохтонами или при- шлыми. Все эти мнения могут рассматриваться как гипотезы, вероятность кото- рых зачастую вызывает у исследователей серьезные сомнения. Не претендуя на всесторонний охват этой сложной и спорной проблемы, ограничимся кратким обзором основных гипотез, посвященных указанной проблеме и зафиксирован- ных в научной литературе. Гипотеза об автохтонности грузинских племен на Кавказе опирается главным образом на генетическое родство картвельских языков с кавказскими и, что эти языки входят в состав кавказской языковой семьи, образуя в нем картвельскую Картвельские племена 175 группу. Причисляя картвельские языки к кавказским, известный грузинский лингвист А.С. Чикобава дает им и другое название – иберийско-кавказские язы- ки13, таким образом подчеркивая их связь с древними языками Средиземноморья. В советской грузинской историографии прямыми предками грузин вообще были объявлены все известные древние народы Передней Азии – шумеры, хетты, су- бары (хурриты), эламиты и др., а в мифическую «хетто-иберийскую» языковую семью было включено все древнейшее население Передней Азии и Средизем- номорья14. Однако дальнейшие исследования опровергли это положение. Факт генетической связи хаттского и хуррито-урартского языков с исконнокавказски- ми языками получил новые подтверждения, однако при этом было выявлено, что сами картвельские языки не относятся к исконнокавказским, а представляют со- бой отдельную языковую семью15. Исследования показали, что гораздо более ве- роятна связь картвельского праязыка с праиндоевропейским и праафразийским языками, нежели с исконнокавказскими16, а пракартвело-праиндоевропейские лексические изоглоссы принадлежат к основному лексикону, что свидетельству- ет о генетическом родстве этих языков17. 13 Чикобава А.С. Введение в языкознание. М., 1952. Ч. 1. С. 227. 14 «По своему происхождению грузины принадлежат к древнему коренному населе- нию Передней Азии. В глубокой древности, пять-шесть тысяч лет тому назад, родствен- ные между собой народы хетто-иберийской группы занимали обширную территорию в Передней Азии, а также, распространившись отсюда на запад – в северной, прибрежной полосе Африки и в южной Европе. В Европе народы этого корня предшествовали позд- нейшим пришельцам – индоевропейцам, испытавшим сильное влияние аборигенного (туземного) населения и его развитой культуры. Так было на Пиренейском, или Иберий- ском, полуострове, где потомки древнего населения – иберов сохранились до наших дней под именем басков, на Апеннинском полуострове, где туземцы в лице этрусков создали древнейшую цивилизацию Италии, …и на Балканском полуострове, где впоследствии греки явились на смену первоначальным обитателям страны – пеласгам. …К началу вто- рого тысячелетия до нашей эры из коренных народов Передней Азии выделились хетты и субары. Хетто-субары и были предками грузин». (См.: Бердзенешвили Н., Джавахишви- ли И., Джанашиа А. История Грузии. Тбилиси, 1946. С. 16–17). 15 Климов Г.А. О гипотезе внутреннего родства кавказских языков // Вопросы языкоз- нания. № 6, 1968. С. 22; Его же: Древнейшие индоевропеизмы картвельских языков. М., 1994; Мачавариани Г.И. К вопросу об индоевропейско-картвельских (южнокавказских) типологических параллелях. М.,1964. С. 4; Гамкрелидзе Т.В. Современная диахрониче- ская лингвистика и картвельские языки // Вопросы языкознания. № 2, 1971. С. 29; Его же: «Анатолийские языки» и вопрос о переселении в Малую Азию индоевропейских племен. М., 1964. С. 5; Гамкрелидзе Т.В., Мачавариани Г.М. Система сонантов и аблаута в карт- вельских языках. Типология общекартвельской структуры. Тбилиси. 1965; Церетели Г.В. О теории сонантов и аблаута в картвельских языках. Предисловие к книге Т.В. Гамкре- лидзе и Г.И. Мачавариани «Система сонантов и аблаута в картвельских языках. Типоло- гия общекартвельской структуры». С. 045–047. 16 Гамкрелидзе Т.В., Мачавариани Г.М. Система сонантов и аблаута в картвельских языках... С. 48. 17 Дьяконов И.М. Языковые контакты на Кавказе и Ближнем Востоке // Кавказ и циви- лизации Древнего Востока. Орджоникидзе,1989. С. 16. 176 Глава IV. Общая этноязыковая ситуация на Кавказе и в Передней Азии... Чтобы определить прародину грузин, необходимо установить прародину ин- доевропейцев, и это еще больше усложняет проблему, поскольку однозначного мнения по поводу области расселения носителей праиндоевропейского языка пока не существует. В настоящее время известны многочисленные точки зрения по этому вопросу, но все они группируются вокруг четырех основных гипотез, которые локализуют индоевропейскую прародину в четырех местах – в Балкано- Карпатском регионе18, в евразийских степях19, в Передней Азии20 и в так называе- мой циркумпонтийской зоне21. Каждая из этих гипотез имеет определенные недо- статки, отмеченные оппонентами, и ни одна из них пока не получила признания в научном мире. Что касается версии о восточно-анатолийском происхождении индоевропейцев, то она не нова. Попытки разместить прародину индоевропейцев на Южном Кавказе, в том числе и на Армянском нагорье, предпринимались еще в конце ХIХ в., однако уже тогда они воспринимались скептически и не были приняты всерьез, так как гипотеза не имела убедительных оснований. В 80-х гг. ХХ в. Т.В. Гамкрелидзе и В.В. Иванов вновь попытались реанимировать теорию о переднеазиатской прародине индоевропейцев22, однако из-за слабости аргумен- тации теория эта вновь не получила поддержки в научном сообществе. Прежде всего, данная гипотеза строится лишь на данных лингвистики, которые были под- вергнуты убедительной критике со стороны многих известных языковедов, и при этом абсолютно не берется в расчет археологическая составляющая23. Как пишет Л.С. Клейн, «гипотеза Гамкрелидзе – Иванова… не выдерживает сопоставления с позитивными археологическими данными о древнем прошлом нескольких из- бранных индоевропейских народов (я уж не говорю о собственной археологиче- Хотя идея об иберийско-кавказской языковой семье, подразделяющейся на три род- ственные группы, все еще доминирует в грузинской историографии, однако, как отмеча- ют специалисты, это является скорее следствием непререкаемости авторитета крупного грузинского лингвиста А.С. Чикобавы. 18 Георгиев В.И. Исследования по сравнительно-историческому языкознанию. М., 1958; Дьяконов И.М. О прародине носителей индоевропейских диалектов // ВДИ, 1982. № 2–3. 19 Смирнов К.Ф., Кузьмина Е.Е. Происхождение индоиранцев в свете новейших архео- логических открытий. М., 1977; Шилов Ю.А. Прародина ариев. Киев, 1993. 20 Гамкрелидзе Т.В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы... Т. I, II. 21 Мерперт Н.Я. Древнейшие скотоводы Волжско-Уральского междуречья. М., 1974. 22 Гамкрелидзе Т.В., Иванов Вяч. Вс. Указ. соч. Т. I, II. 23 Например, игнорируется факт отсутствия в индоевропейском праязыке названий типично азиатской средиземноморской флоры (кедр, кипарис, пальма) и фауны, а также то, что в Малой Азии и на Армянском нагорье приблизительно до II тыс. до н. э. не было лошадей – ни диких, ни одомашненных. Не учитывается и экологическая ниша индоевро- пейской прародины, как и отсутствие архаичной индоевропейской гидронимии и топони- мии на территории Армянского нагорья и в Восточной Анатолии и т.д. (См.: Рубин О.С. К проблеме локализации индоевропейской прародины // Третья Кубанская археологи- ческая конференция. Тезисы докладов международной археологической конференции. Краснодар – Анапа, 2001). Картвельские племена 177 ской аргументации этих авторов – она обрывочна, противоречива и основана на археологических концепциях, ошибочность которых давно установлена24)». Гипотеза о переднеазиатской прародине индоевропейцев находится также в противоречии с данными лингвистики, которые весьма трудно опровергнуть. Так, между исконно кавказскими и афразийскими (семито-хамитскими) языка- ми выявлено более ста лексических параллелей, и они могли появиться лишь в результате долговременных и обширных межязыковых контактов25. Предпо- лагается, что контакты между носителями афразийских и исконнокавказских языков происходили на протяжении V–IV тыс. до н. э., причем в Верхней Месо- потамии в этих контактах участвовала уже выделившаяся восточнокавказская группа, а в Северной Сирии – западнокавказская26. С другой стороны, просле- живается тесная связь между пракавказским (праисконнокавказским) и праин- доевропейским языками (до распада праиндоевропейского), а также очевидное влияние праисконнокавказского языка на лексику индоевропейских языков. При этом пракавказский диалект, из которого осуществлялись заимствования в праиндоевропейский язык, уже несколько отличался от исходного пракавказ- ского языка. Учитывая, что начало распада пракавказского языка относится к рубежу VI–V тыс. до н. э., а праиндоевропейского – примерно к V–IV тыс. до н. э., активные контакты между этими языками можно датировать началом V тыс. до н. э., а наличие исконно кавказских элементов в лексике отдельных подгрупп индоевропейских языков свидетельствует о том, что эти контакты продолжа- 24 Клейн Л.С. Древние миграции и происхождение индоевропейских народов. СПб., 2007. С. 174. 25 Милитарев А.Ю., Старостин С.А. К проблеме афразийско-северокавказских этно- лингвистических связей // «Кавказ и цивилизации Древнего Востока». Орджоникидзе, 1989. С. 24. 26 Милитарев А.Ю., Старостин С.А. Общая афразийско-северокавказская культурная лексика // Лингвистическая реконструкция и древнейшая история Востока. М., 1984. Ч. 3. С. 34–36. При этом предполагается также вероятность проникновения кавказских, особенно западно-кавказских, этнических групп в Северную Африку не позднее II тыс. до н. э. (См. Милитарев А.Ю., Старостин С.А. Указ. соч. С. 35–36). Не исключено, что отдален- ные отголоски этих древних связей кавказцев с египтянами проявились в сообщениях ан- тичных авторов об этнографических параллелях между египтянами и колхами, а также об их едином происхождении. С другой стороны, наличие довольно обширной древней то- понимии Египта и Эфиопии, в которой обнаруживаются прямые аналогии с топонимией Абхазии, а многие из топонимов имеют достаточно прозрачную этимологию на абхазском и адыгском языках, дает ученым основание выдвинуть гипотезу о родстве абхазов с егип- тянами и эфиопами и о переселении абхазов из Северной Африки на Кавказ (Гулиа Д.И. История Абхазии. Сухум, 1925). А если же учесть, что, согласно египетской и шумерской мифологии, первоначальная родина верховных богов находилась в высоких горах, рас- положенных далеко на севере, а также то, что имена многих божеств древнеегипетского и шумерского пантеона не только находят прямые параллели в мифологии кавказских народов, но имеют и убедительную этимологию в исконнокавказских языках, то данная тема требует дальнейшего углубленного изучения. 178 Глава IV. Общая этноязыковая ситуация на Кавказе и в Передней Азии... лись и в более поздний период27. На протяжении V–IV тыс. до н. э. исконные кавказцы могли одновременно иметь связи и с праиндоевропейцами, и с пра- афразийцами лишь в том случае, если они занимали весь кавказский регион и северные районы Передней Азии, при этом праафразийцы должны были зани- мать территорию к югу от Северной Месопотамии и Сирии, а индоевропейцы – степные зоны Восточной Европы. Из этого следует, что ни на Кавказе, ни в Восточной Анатолии для праиндоевропейцев и пракартвельцев уже не остается места28. Таким образом, гипотеза об автохтонности грузинских племен на Кавказе не имеет под собой научно аргументированной основы, а потому вызывает у иссле- дователей большие сомнения. Присутствие древнегрузинских племен на Южном Кавказе в поздние периоды бесспорно, во всяком случае, со второй половины I тыс. до н. э. они выявляется достаточно определенно. Однако вряд ли будет правомерным «устанавливаемый на основании более поздних источников факт наличия древнегрузинских племен в этих местах распространить и на более древнюю эпоху», как это предлагается в «Очерках истории Грузии29». Следует отметить, что существующие в грузинской академической историо- графии суждения по рассматриваемому вопросу противоречивы и взаимоисклю- чающи. Так, принято считать, что «грузинские племена с древнейших времен жили на территории Закавказья, занимая территорию нынешней Грузии, а также некоторые прилегающие к ней районы30». Но одновременно утверждается совер- шенно противоположное: во-первых, что еще в середине I тыс. до н. э. древне- грузинские племена (картвелы и мегрело-чаны) проживали на юге и юго-востоке от оз. Ван; во-вторых, что название Картли и самоназвание грузин – картвели, связано с именем Кардухи, а происхождение самого этого имени – с мегрело-чан- ским корду, означающим хлев. Как пишет Г.А Меликишвили, «в античное вре- 27 Старостин С.А., Николаев С.Л. Северокавказские языки и их место среди других языковых семей Передней Азии... С. 32; Старостин С.А. Индоевропейско-северокавказ- ские изоглоссы... С. 152–154. 28 В последнее время все более убедительные подтверждения и все более весомую поддержку в науке получает разделяемая большинством археологов точка зрения, соглас- но которой, прародина индоевропейцев локализуется в степной зоне Восточной Европы, откуда и происходило в дальнейшем их расселение индоевропейских племен на другие территории (См.: Рубин О.С. К проблеме локализации индоевропейской прародины…). 29 Очерки истории Грузии. Тбилиси, 1989. Т. I. С. 90; См. также: Меликишвили Г.А. К истории древней Грузии... С. 82. Следуя этой логике, нужно бы было, наверное, не только прекратить исследования по исторической географии, поскольку их необходи- мость вообще отпала бы, но и пересмотреть всю мировую историю и, в частности, со- гласиться с тем, что поскольку на территории современной Турции сегодня проживают турки, тюркские племена обитали в этих местах и в древнейшие времена, а значит, не было таких держав, как Хеттское, Фригийское, Лидийское, Византийское царства и т.д. (или эти державы относились к тюркским государствам). 30 Меликишвили Г.А. Некоторые вопросы древнейшей истории грузинского народа. Доклад на XXXI сессии Отделения общественных наук Академии Наук Грузинской ССР. Тбилиси, 1951. С. 14. Картвельские племена 179 мя корду, вариант имени карду, мог возникнуть на западной-грузинской почве; в форме корду имя этого племени прокладывает себе путь, очевидно, посредством соседнего с кардухами племени западно-грузинского, мегрело-чанского проис- хождения31». Таким образом, получается, что древнегрузинские племена прожи- вали одновременно и в Верхней Месопотамии, и на Южном Кавказе, занимая почти всю западную и центральную его части32 и не оставляя при этом места для исконнокавказских (хаттских, абхазо-адыгских, хуррито-урартских, нахско-даге- станских) и индоевропейских племен. Также принято считать, что «с древнейших времен Западная Грузия была на- селена мегрело-чанскими («западногрузинскими») племенами, которые, кроме того, были широко распространены в юго-западном направлении, на южном по- бережье Черного моря. В Малой Азии они соприкасались с «хеттскими» племена- ми, а восточнее, например, в верховьях Евфрата (Кара-Су) и т. д., с хурритскими племенами. С урартскими племенами в древности они, возможно, непосред- ственно и не соприкасались, поскольку были отделены от них хурритским на- селением33». Однако это утверждение вступает в явное противоречие не только с вышеприведенным мнением о том, что мегрело-чанские (западногрузинские) и картвельские (восточногрузинские) племена еще в раннеантичный период про- живали в Верхней Месопотамии, но и с данными лингвистики. Так, в мегрело- чанском языке существует целый ряд слов, заимствованных непосредственно из урартского языка, минуя картвельский34. Такие прямые заимствования могли явиться результатом длительных этнических контактов. Судя по тому, что в карт- вельском языке этих заимствованных слов нет, контакты имели место после раз- деления пракартвельского языка на мегрело-чанский и картвельский, т.е. после VIII–VII вв. до н. э. Если допустить, что мегрело-чанские племена с древнейших времен проживали в Колхиде, то в таком случае возникает вопрос: каким образом в мегрело-чанском языке появились прямые заимствования из урартского языка, 31 Там же. С. 11. 32 Трудно понять, что имеется здесь в виду: то, что грузинские племена занимали всю территорию от Кавказского хребта до Верхней Месопотамии, или то, что они одновре- менно жили и на Кавказе, и в Кордуенских горах, на юге от оз. Ван, или то, что в антич- ный период они переселились то ли с юга на Кавказ, то ли с Кавказа на юг. По крайней мере, ученому следовало бы объяснить, каким образом в V в. до н. э. грузинские племена вдруг, совершенно неожиданно, появились в Кордуенских горах и так же неожиданно исчезли. Как известно, в V в. до н. э. Ксенофонт упоминает кардухов на юге от места про- живания армян, поэтому неизбежно возникает вопрос: как они, гипотетические картвелы, могли пройти через территорию Армении, на которой к тому времени уже существовали два армянских государства. 33 Меликишвили Г.А. Некоторые вопросы древнейшей истории грузинского народа... С. 20. 34 Например: урартское шел (в произношении, по-видимому, сел) – ночь, мегрело-чан- ское сари – ночь; урартское кури – нога, мегрело-чанское кури – пята; урартское ул(а) – итти, мегрело-чанское ул – итти; урартское сила – дочь, мегрело-чанское – чили – жена и др. (См.: Меликишвили Г.А. Некоторые вопросы древнейшей истории грузинского на- рода... С. 16. 180 Глава IV. Общая этноязыковая ситуация на Кавказе и в Передней Азии... носители которого проживали на территории Армянского нагорья. И если мегре- ло-чаны жили в Колхиде, находясь, начиная с VIII в. до н.э. в тесном этническом соседстве с урартами на востоке и юго-востоке (ибо другого места для урартов просто нет), то где тогда проживали собственно картвелы (восточно-грузинские племена)? Кроме того, в таком случае остается невыясненным также ряд важных вопро- сов, а именно: происхождение древнейшего пласта топонимии – абхазской в За- падном Закавказье и нахско-дагестанской в Восточном Закавказье, в том числе и на всей территории Картли; объяснение значительного влияния абхазского языка на картвельский (восточногрузинский) в области лексики и морфологии, если при этом минуется мегрело-чанский язык35; появление абхазской морской терми- нологии в грузинском языке36; датировка и локализация длительных этнических контактов между абхазскими и картвельскими (восточногрузинскими) племена- ми и т.д. Для доказательства присутствия древнегрузинских племен на Южном Кавказе во II – начале I тыс. до н. э. в качестве основных научных аргументов приводятся некоторые этнонимы и топонимы, выявленные в хуррито-урартской и хаттской ономастике, которые, по мнению Г.А. Меликишвили и др., имеют грузинский облик. К ним относятся упоминаемые в урартских и ассирийских надписях и известные в центральных районах Южного Кавказа названия Цудала, Дидини, Иштикунив, Шешетина, Забаха, Витериухи, Катарза, Диаухи, Луша, Игани (Макалтуни), а также наименования табал, тибарен, халиб, мушк (мосх, мосох), макероны (махелоны), цаны, обнаруживаемые в северо-восточной и восточной частях Малой Азии. Выводы известного кавказоведа, вне всякого сомнения, за- служивают серьезного внимания, и все же грузинский облик если не всех, то, по крайней мере, части приведенных Г.А. Меликишвили названий представляется весьма сомнительным. Цудала По данным Сардуровской летописи, поселение (город) страны Бузуни – Цу- дала (URUŞudala), локализуется юго-восточнее озера Чалдыр и западнее верховьев реки Арпачай-Ахурян37. В названии Цудала Г.А. Меликишвили усматривает гру- зинское слово суди (плохой38). Но в таком случае отпадает сама вероятность при- надлежности племени цудала к грузинскому этносу, ибо этническое слово плохой не могло быть самоназванием: обычно подобные прозвища племя получает от со- седних иноязычных племен, однако нет также данных о возможном проживании по соседству с цудалами каких-либо грузинских племен. 35 Чикобава А.С. Морфологические встречи… С. 149–168; Ломтатидзе К.В. О некото- рых вопросах происхождения и локализации абхазов... С. 139. 36 Дзидзариа О.П. Некоторые абхазизмы, представленные в картвельских языках // Международная научна конференция «Современные проблемы Кавказского языкознания и фольклористики». Сухум, 1999. С. 35–36. 37 УКН, 155F, стк. 6–12; Арутюнян Н.В. Топонимика Урарту. Ереван. 1985. Т. I. С. 236. 38 Меликишвили Г.А. Наири-Урарту... С. 115. Картвельские племена 181 Название Цудала имеет ярко выраженный нахско-дагестанский облик. По мнению К.З. Чокаева, оно нахского происхождения: Цу – божество огня, Дала – верховный бог нахов39. Цу (ЦIу) в качестве божества огня присутствует и у род- ственных нахам дагестанских народов. Так, например, верховный бог андийцев- аварцев именовался ЦIоб. Однако не исключена связь названия Цудала с именем дагестанского народа даргинцев – цудаха (цудахар, цудал40). Дидини Страна Дидини (KURDidini) Хорхорской надписи урартского царя Аргиш- ти I специалистами локализуется между Дайаени (Диаухи) и Бузуни, в райо- не современного Карса41. Г.А. Меликишвили производит название Дидини от грузинского диди – большой42. Однако область с таким же названием – Дидуа- ла, Дид(иани) (URUDiduala), упоминается ассирийскими источниками (надпись Ададнерари II на стене набережной города Ашшура) также в стране Мехри43, где пребывание грузинских племен никогда не было зафиксировано. Кроме того, в значении большой, великий это слово присутствует в абхазо-адыгских и нахских языках. Как гласит надпись ассирийского царя Тиглатпаласара I, царем 4000 каскейцев (или абешлайцев), захвативших страну Шубарту, был Дади-илу Каскейский44. Имя Дади – Дади из Хубушки – встречается и в надписях Шам- шиадада V (825–812 гг. до н. э.) при описании похода против страны Наири45. В вайнахских языках и в фольклоре дада обычно имеет значение отец, владе- тель, глава, существуют также и топонимы со стержневым словом дада46. На аб- хазском языке дад означает дед и, обычно, используется как имя нарицательное при обращении старшего к младшему. Фиксируется имя Дада и в Боспорских надписях, среди адыгских имен47. Таким образом, слово диди (дада) в значении большой, великий относится, скорее всего, к общекавказскому словарному фон- ду. Следовательно, попытка определить этническую принадлежность древнего племени дидини исходя из значения слова диди в том или ином современном языке обречена на неудачу. Более правомерным нам кажется сопоставление дид (ини) урартских источ- ников с наименованием дагестанского народа – дидои, представители которого проживают ныне в высокогорной части Западного Дагестана48. Дагестанские ди- 39 Чокаев К.З. Нахские языки... С. 77. 40 Сравните также с абхазским словом а-Цута – поселение, поселок. 41 УКН, 128В1, стк. 1–5; Арутюнян Н.В. Топонимика Урарту... С. 73. 42 Меликишвили Г.А. Наири-Урарту... С. 115. 43 АВИИУ, 44, (15). 44 Арутюнян Н.В. Указ. соч. С. 104. 45 АВИИУ, II, 34. 46 Вагапов Я.С. Лингвистические данные о местоположении и происхождении назва- ний аланских городов Магас и Дедяков // «Вопросы исторической географии Чечено-Ин- гушетии в дореволюционном прошлом». Грозный, 1984. С. 21. 47 Бетрозов Р.Ж. Адыги: возникновение и развитие этноса... С. 131. 48 В настоящее время территория дидойцев на юге ограничена Главным Кавказским 182 Глава IV. Общая этноязыковая ситуация на Кавказе и в Передней Азии... дои известны античным авторам как дидуры, армянским – дидурк, грузинским – дидо-ети. Шешетина Область Шешетина (KURŠešetina) локализуется в стране Дайаэни (Диауехи), к северу от среднего течения реки Чорохи49. В этом топониме выделяется компонент ти – Шеше(ти)на, который рассматривается как грузинский суффикс места50. Од- нако вряд ли такое объяснение приемлемо. Дело в том, что в урартских источниках гора Шеше известна как Шешетина (Šešetina), где компонент тина (tina) означает гора. Согласно надписям ассирийского царя Тиглатпаласара I, Шеше (ŠADUŠeše) яв- лялась одной из 16 «могучих гор» (šadânimeš dannute), преодоленных ассирийскими войсками во время похода против Наири. Следовательно, как и в ассирийских, так и в урартских надписях речь идет о горе (tina) Шеше – Шеше-тина. Так, например, в надписи урартского царя Менуа (с. Язлыташ) говорится о завоевании города диа- ухов Шашилу, о предании огню страны и ее крепостей и о достижении урартами горы Шеше51. Таким образом, выделение в этом слове компонента ти неправомер- но, ибо в данном случае ти является составной частью слова тина – гора. По-видимому, топоним Шешети (Шавшети), сохранившийся в современной юго-западной Грузии, имеет прямую связь с Шеше (тина) ассирийских и урарт- ских источников. Однако данный факт сам по себе не означает, что эта область была грузиноязычной и в урартскую эпоху (2600 – 3000 лет назад). Кроме того, по одному лишь суффиксу ти (Шавше-ти) довольно сложно определить этниче- скую принадлежность населения указанной области в столь давние времена. Ибо, как известно, топонимообразующий суффикс ти имел широкое распространение в урартской, абхазской и нахской топонимии. Топоним Шешети (Шешетина) в урартский период фиксируется в северных районах Диаухи (Шешетина), а позднее – у истоков реки Риони (Шошети), на территории проживания двалов, относимых специалистами к нахскому этносу, а также в центральных районах Северного Кавказа (Шешета). Отсюда более право- мерно, наверное, отнести население, оставившее после себя топонимы с основой Шешети, к нахским племенам. Иштикунив Страна (город) Иштикуниу (URUIštikuniuKUR) располагалась на северо-западном побережье оз. Севан52. Известно также и название одного из городов (центров) Иштикуниу – Алишту53. Г.А. Меликишвили допускает возможность того, что хребтом, на востоке – Богосским и Мичитлинским, на северо-западе – отрогами Перики- тельского хребта. С юга дидойцы граничат с Кахетией, на западе – с Тушетией. 49 АВИИУ, 10, (IV, 43); УКН, 36, стк. 1–10; Арутюнян Н.В. Топонимика Урарту. С. 245–246. 50 Меликишвили Г.А. Наири-Урарту. С. 115. 51 АВИИУ,10 (IV, 43). 52 УКН, 134, 432; Арутюнян Н.В. Указ. соч. С. 96. 53 Алу-шта: сравните с нахским топонимообразующим формантом шта (Аршта, Ан- гушт, Эгашта) и с абхазским (а)шта – площадь, двор, поляна. Картвельские племена 183 компонент иу (ив) (Иштикун-ив) является грузинским суффиксом, но при этом оговаривает: «… Так как названия, в которых встречается данное окончание ив в других отношениях (например, своими основами) не обнаруживают близость к грузинскому языковому материалу, мы затруднились бы высказать такое предпо- ложение54». По его мнению, топонимы с суффиксом ив, «скорее всего, …должны принадлежать каким-либо близкородственным урартийцам племенам, в языке которых (подобно хурритскому) имелся суффикс iw (-ip)». Таковыми являются родственные хуррито-урартским дагестанские языки, и надо полагать, что вы- шеуказанные этнотопонимы с суффиксом ив (иб) своим происхождением обяза- ны именно дагестанским племенам55. В топонимии Дагестана распространены названия с окончанием на ив//иб (Гуниб, Цурив, Кахиб, Арчив Галиб и др.), где ив (иб) является топонимообразующим суффиксом. Суффикс ив продуктивен и в современных дагестанских языках: например, чеченский город Шали по-лакски называется Шалив. Таким образом, более предпочтительно считать население Иштикуниу этнически родственным современным дагестанским народам. В грузинской исторической литературе, особенно научно-популярной, к грузинским племенам a priori причисляется также население упоминаемых ас- сирийскими и урартскими источниками областей Диаухи (Тайк, Тао), Катарза (Кларджк, Кларджети), Забаха (Джавахк, Джавахети), Витерохи (Видзерохи, Одзрахе, Одзрхе), Луша, Игани (Иани), хотя убедительных научных оснований для этого нет. Чаще всего приводится уже известный аргумент (см. выше): если грузинские племена проживали здесь в средневековый период, то, значит, они были здесь и ранее. Правда, историки почему-то упускают из виду, что высказав- ший это предположение Г.А. Меликишвили, отмечая хуррито-урартский облик перечисленных названий, а также названий, упоминаемых вместе с ними, всегда оговаривал, что его мнение об их грузинской принадлежности – всего лишь ги- потеза, доказательство или опровержение которой – дело будущего. Однако даль- нейшие исследования не выявили никаких фактов, которые подкрепили бы эту гипотезу, так что пока она не имеет научно аргументированного подтверждения. Поэтому, даже зная о существовании в этих местах грузинских племен позднее, вряд ли стоит утверждать, что они проживали здесь в более древнюю эпоху. В конце II – начале I тысячелетия до н. э. на территории центральных обла- стей Южного Кавказа урартские и ассирийские источники выделяют два круп- ных политических объединения – Диаухи (Диаени) и Этиаухи (Этиуни, Этив), в которые в различные исторические периоды входили перечисленные выше пле- мена и области. На протяжении ХII–VIII вв. до н. э. в ассирийских и урартских источниках Диаухи выступает как обширная и могущественная страна, стояв- шая во главе огромной коалиции «стран Наири56». В указанных источниках на- звание Диаухи генетически связано с наименованием конкретного племени и является этнонимом. 54 Меликишвили Г.А. Наири-Урарту. С. 115–117. 55 Там же. 56 Там же. С. 59–62; 184 Глава IV. Общая этноязыковая ситуация на Кавказе и в Передней Азии... В V в. до н. э. Ксенофонт использует термин таохи как этническое название племени, обитавшего на этой же территории. Еще позднее здесь находилась об- ласть Тайк древнеармянских (Тао древнегрузинских) источников. «Все это, – как справедливо отмечает Г.А. Меликишвили, – указывает, что перед нами местное, принадлежащее самому народу Диаухи, название57». Известны названия трех го- родов Диаухи – Шашилу(ни) (царский город), Зуа(ина) и Утуха, и имена трех царей – Сени (1111 г. до н. э.), Асиа (846 г. до н. э.), Утупуршини (809–785 гг. до н. э.), и все они, несомненно, имеют хуррито-урартский облик. Хуррито-урартский облик обнаруживают и названия племен и областей, входивших в состав объеди- нения Диаухи, причем часть из них имеют прямые аналоги в нахской этнотопо- нимике, о чем речь пойдет ниже. Предполагается, что в конце правления урартского царя Аргишти I (786–764 гг. до н. э.) и начале царствования Сардура II (764–735 гг. до н. э.) объединение Диаухи было завоевано и прекратило свое существование. После этого в урарт- ских письменных источниках Диаухи как объединение больше не упоминает- ся. Согласно представленной в специальной литературе версии, государство Диаухи, ослабшее в продолжительной войне с Урарту, пало, после чего было включено в состав Урарту, а часть его земель в долине Чороха заняло усиливше- еся государство Кулха58. В период господства Ахеменидов территория Диаухи (Тайк) входила в 18-ю сатрапию Персидской империи, а примерно с начала II в. до н. э. стала составной частью Великой Армении. Согласно Страбону, жи- тели Армянского нагорья, в том числе Тайка (Диаухи), Кларджк (Кларджети) и Джавахк (Джавахети), уже во II в. до н. э. общались между собой на армянском языке, что, безусловно, говорит об ассимиляции проживавших здесь хуррито- урартских и родственных им племен с переходом на армянский язык59. Так, на- пример, считается, что знаменитые армянские нахарары (князья) Тайка (Тао) Мамиконяны являются прямыми потомками «древнего и могучего княжеского рода diao» (dia-uhi, диаухи60). К востоку и юго-востоку от Диаухи – в долине Аракса, в бассейне Чалдырского озера, лежали страны Эриахи, Катарза, Луша, Иани (Игани), Уитерухи, Иштелуа- ни, Абилианихи и др. Из них Луша и Иани (Игани) урартских источников локали- зуются на юге и юго-западе Чалдырского озера и сопоставляются соответственно с лазами и гениохами (hениохами) Черноморского побережья. Предполагается, что, после падения Понтийского царства, на рубеже новой эры, среди племен, проникших в Восточное Причерноморье, были и луша, и игани, ставшие здесь из- 57 Там же. С. 58. 58 Там же. С. 263–265. 59 Str., XI, 14, 5. 60 Капанцян Гр. Историко-лингвистическое значение топонимики древней Армении. Ереван, 1940. С. 32. Область Тайк вплоть до VIII в. н.э. являлась наследственной вотчи- ной могущественного армянского нахарарского (княжеского) рода Мамиконянов, наслед- ных военачальников (спарапетов) Армении. В VIII в. (734–735 гг.) сюда переселились со своими семьями представители одной из ветвей нахарарского рода Багратуни, ставшие владетелями Тайка. Картвельские племена 185 вестными уже под именами лазы и гениохи61. Однако нет никаких свидетельств, которые могли бы подтвердить указанное предположение, а напротив, возникает ряд вопросов, без ответов на которые эту гипотезу сложно принять. Так если до- пустить, что лазы и гениохи являются западногрузинскими племенами луша и игани, переселившиеся из района Чалдырского озера к берегам Черного моря на рубеже новой эры, то не понятно, как в таком случае объяснить: 1) что гениохи (hениохи) были известны на побережье Черного моря уже начиная с середины I тысячелетия до н. э. и занимали обширную территорию Черноморского побере- жья, включая и территорию к север-западу от Колхиды; 2) что в античных источ- никах гениохи представлены бесстрашными пиратами, которые в IV в. до н. э. со- вершали на своих знаменитых судах нападения не только на корабли в открытом море, но и на города на суше; 3) что гениохи были искусными судостроителями и мореплавателями, и слава о них распространилась далеко за пределы стран Чер- номорского бассейна; 4) что первоначально Лазикой древние авторы называли местность близ Туапсе (Старая Лазика); 5) что в древности была весьма сильна традиция, согласно которой лазы считались древнейшими обитателями Колхиды и прямыми потомками колхов и т.д.62 Вряд ли на основе лишь только весьма сомнительного внешнего созвучия (луша – лаз, игани – гениох) уверенно заявлять о принадлежности к западногру- зинским (мегрело-чанским) племенам население областей Луша и Игани, прожи- вавшего, согласно урартским источникам, около Чалдырского озера, в окружении племен, говоривших на хурито-урартских и нахско-дагестанских языках – тем более что переход урартского Луша в Лаз, а Игани (Иани) в hЕниох с точки зрения лингвистики небезупречен и вызывает у языковедов серьезные возражения63. В урартских надписях Луша и Игани часто выступают в составе объединения Этиуни (Этиухи, Этив). Могущественное объединение Этиуни (Этиухи) вышло на политическую арену после падения Диаухи, заняв обширную территорию от района Карса-Эрзерума на западе до слияния Куры и Аракса на востоке, включая такие области, как Айрарат, Тайк, Гугарк, Арцах, Сюник и другие, позднее став- шие частями Армении64. Среди областей и племен, входивших в состав Этиуни, урартские источники называют также Дидини, Цудала, Катарза, Луша, Эриахи 61 Меликишвили Г.А. К истории древней Грузии... С. 366–367. 62 Кстати, Г.А. Меликишвили отмечает, что лазы являлись древнейшими обитателями Колхиды и «прямыми потомками колхов», однако далее, противореча собственному мне- нию, ученый пишет, что «горское племя лазов, вероятно, проникло в низменные районы Колхиды на рубеже н. э.» из области Луша урартских источников, лежавшей около Чал- дырского озера (См.: Меликишвили Г.А. К истории древней Грузии... С. 66, 67, 366–367). Возникает вопрос: каким образом лазы, проникшие на территорию Колхиды на рубеже новой эры, могли быть древнейшими жителями этих мест и прямыми потомками колхов, проживавших здесь ранее и известных в письменных источниках еще со второй полови- ны II тысячелетия до н. э. 63 Карагезян Ов. Топонимика клинописи. Ереван, 1998. С. 160, 210 (на арм. языке). 64 См. Меликишвили Г.А. Наири-Урарту. С. 251; Арутюнян Н.В. Топонимика Урарту. С. 262–263. 186 Глава IV. Общая этноязыковая ситуация на Кавказе и в Передней Азии... (Эры), Иани (Игани), Витерухи, Апуни, Абиани, Аркуа (на правом берегу Арак- са, у подножья горы Арарат), Уаирда и др.65 Все перечисленные названия, как и подавляющее большинство прочих этнотопонимов, упоминаемых урартскими и ассирийскими источниками, характерны для хуррито-урартской и нахско-даге- станской ономастики, что неоднократно было отмечено различными исследова- телями, в том числе и самим Г.А. Меликишвили. Обращает на себя внимание и тот факт, что в период правления урартского царя Сардури II (764–735 гг. до н. э.) во главе объединения Этиухи стоял царь Игани Диуцини. Так, например, известно, что около 748 (746) г. до н. э. Сарду- ри II вел войну против «Диуцини иганиеца, царя страны Этиухи66». Очевидно, что иганийцы могли возглавить союз племен, проживавших на столь обширной территории Южного Кавказа, лишь при условии, что были одного с ними этни- ческого происхождения и говорили на том же языке, что и основное население региона. Как свидетельствуют имеющиеся в нашем распоряжении материалы, в середине VIII в. до н. э. большинство населения указанного региона составля- ли хуррито-урартские и нахско-дагестанские племена. Позднее, уже в античный период, данные территории вошли в состав Великой Армении, и основная часть населения, видимо, была ассимилирована и стала составной частью армянского народа. Имя Луша сохранилось в названии армянской области Лори, а иганийцы дали начало известному армянскому нахарарскому (княжескому) роду Гнуни67. Примечательно также то, что названия с характерным для дагестанских язы- ков окончанием -ив (Абарсунив, Каманив, Цурзалдив, Ликив и др.) упоминаются урартскими источниками в основном в восточных областях объединения Этиуни (Этив, Этиухи68). Именно в этих районах встречаем ряд этнотопонимов урарт- ского периода, имеющих прямые параллели в современной этнотопонимической номенклатуре Дагестана. К таковым можно отнести, например, Шаке, Албан, Ликив69, причем урартские источники называют их на левобережье Аракса70, а позже, в античный и средневековый периоды, встречаем их уже на левобережье Куры и в районах Восточного Кавказа. В то же время нельзя не заметить, что в наименованиях областей и племен, размещавшихся в Диаухи и в западной части Этиуни, т.е в центральной части Южного Кавказа, преимущественно проявляется уже связь с нахской этнотопо- нимической номенклатурой. Помимо уже отмеченных выше, следует привести и наименование племени и города Хилдихерули в стране Диаухи, которое находит свою параллель в названии известного чеченского тейпа и одноименной местно- 65 УКН, 155, А, 13 и сл.; Меликишвили Г.А. Указ. соч. С. 57; Арутюнян Н.В. Указ. соч. С. 126–127, 258–259. 66 УКН, 155, С, 49–55; Меликишвили Г.А. Указ. соч. С. 227. 67 Капанцян Гр. Историко-лингвистическое значение… С. 13. 68 УКН, 155D, стк. 47–52; УКН, 155А, стк. 13–19; АВИИУ, 10 (IV, 43); АВИИУ, 49 (233). 69 Ликив (Лик-ив) урартских клинописей связывается с этническим названием даге- станского народа леков (леки). 70 Карагезян О. Топонимика клинописи... С. 163. Картвельские племена 187 сти Хилдехьарой («Заречные») в горной Чечне. Думается, что для доказательства идентичности этих названий не требуются дополнительные объяснения (см. так- же ниже). Сложно определить, каких пределов на севере достигало объединение Этиау- хи (Этиуни) и как долго оно просуществовало – возможно, в период могущества Урарту страна Этиуни была завоевана и включена в состав Урартского царства. В античное время племенные группы этиуны (удины − античных, ути − армян- ских источников) и эры известны уже на побережье рек Куры, Иори и Алазани. О том, что основная часть древнейшего населения этого региона принадлежала нахско-дагестанским народам, помимо всего прочего свидетельствуют данные топонимики и гидронимики. Например, название реки Кура происходит от даге- станского кур – река (хапут.-крызск. кур; будугск. кур; срызск. кур; хапутск. кур; рутульск. кор). Наименование реки Иори также восходит к аварскому иьор – река, вода. Оно также составляет основу ряда гидронимов (названий озер) Алазанской долины: Ур, Рахквор, Ханзиор, Кудор и др. Если в том, что удины (ути) относятся к лезгинскому народу, нет никаких со- мнений, то вопрос этнической принадлежности эров пока остается открытым. Имеющиеся на сегодняшний день материалы не позволяют однозначно ответить, к каким именно племенам – нахским или дагестанским, принадлежал этот народ. Можно лишь с уверенностью сказать, что эры – одни из представителей нахско- дагестанской языковой группы исконнокавказской языковой семьи, и это мнение в научных кругах не вызывает возражений. Свою этническую самостоятельность эры сохранили на протяжении всего раннего средневековья – периода возникно- вения и расцвета Эретского княжества, а впоследствии – царства. Только после XV в. одна часть эров, вероятно, слилась с грузинами, а другая, скорее всего, эмигрировала и стала известна уже под другим именем. Таким образом, несколькими путями, по линии племенных названий выявля- ется близость населения Диаухи и Этиаухи к восточно-кавказской группе пле- мен, а значит, становится вероятным предположение о том, что Диаухи и Этиаухи представляли собой объединения родственных племен, судя по всему, хуррито- урартского и нахско-дагестанского. Во всяком случае, практически все этнонимы и топонимы данного региона, сохранившиеся в ассирийских и урартских над- писях, имеют ярко выраженный хуррито-урартский и нахско-дагестанский об- лик, а значит, принадлежность проживавших здесь племен к восточнокавказской языковой группе кавказской (исконнокавказской) языковой семьи вряд ли может вызывать сомнения. Подтверждением тому служит также и тесная связь мате- риальной культуры отмеченных областей с культурой более северных регионов Южного Кавказа. В грузинской историографии к древнегрузинским племенам принято относить также и ряд племен, упоминаемых древними авторами на территории Восточного Причерноморья и Восточной Анатолии. По этой проблеме в научной литерату- ре существуют прямо противоположные мнения, и вряд ли возможно добиться полной ясности без дальнейших исследований. В настоящей работе не ставить- ся задача рассмотрение сложной проблемы этногенеза племен данного региона. 188 Глава IV. Общая этноязыковая ситуация на Кавказе и в Передней Азии... Следует отметить лишь, что после детального изучения сведений первоисточни- ков отождествление, например, халибов, мосхов (мушков), тиберанев, табалов, макеронов и ряда других народов с древнегрузинскими племенами уже не ка- жется столь убедительным. Некоторые из этих народностей, например, макероны (махелоны), цаны могут иметь отношение к нахскому этническому миру, но об этом пойдет речь ниже. Здесь же будут рассмотрены некоторые соображения, ка- сающиеся мушков//мосхов//масахов.

0

2

Таким образом, гипотеза об автохтонности грузинских племен на Кавказе не имеет под собой научно аргументированной основы, а потому вызывает у исследователей большие сомнения. Присутствие древнегрузинских племен на Южном Кавказе в поздние периоды бесспорно, во всяком случае, со второй половины I тыс. до н. э. они выявляется достаточно определенно. Однако вряд ли будет правомерным «устанавливаемый на основании более поздних источников факт наличия древнегрузинских племен в этих местах распространить и на более древнюю эпоху», как это предлагается в «Очерках истории Грузии». [Очерки истории Грузии. Тбилиси, 1989. Т. I. С. 90; См. также: Меликишвили Г.А. К истории древней Грузии... С. 82. Следуя этой логике, нужно бы было, наверное, не только прекратить исследования по исторической географии, поскольку их необходимость вообще отпала бы, но и пересмотреть всю мировую историю и, в частности, согласиться с тем, что поскольку на территории современной Турции сегодня проживают турки, тюркские племена обитали в этих местах и в древнейшие времена, а значит, не было таких держав, как Хеттское, Фригийское, Лидийское, Византийское царства и т.д. (или эти державы относились к тюркским государствам)


Хорошо бы разобраться для начала, по каким критериям определять автохтонность того или иного этноса в том или ином регионе. Гумба отказывает грузинам в автохтонности, это еще ладно, но буквально в следующем предложении, он признает, что со 2-й половины I тысячелетия до нашей эры грузины на Кавказе "выявляются достаточно определенно". Это означает, что по мнению Гумба, грузины обитают здесь уже более двух тысяч лет. Вот и спрашивается, а почему народ, проживший здесь столь длительный период, не может считаться автохтонным?

Ладно бы, если Гумба нашел прародину грузин и через это доказал, что грузины сформировались вне Кавказа, и потому, будучи на Кавказе пришлыми, не в праве считаться его аборигенами. Но абхазский историк, то ли из-за неприязни к грузинам не желает углубиться в их этногенез, и лишь небрежно перечисляет имеющиеся по данной теме гипотезы, то ли по каким иным причинам, но он лишь ограничивается вердиктом, что грузин на Кавказе не было до середины тысячелетия, а где они были, если вообще были, толком неизвестно, неважно и неинтересно. Этим он, сам того не желая, оставляет достаточно места для маневра своим заочным оппонентам. Потому что, во-первых, как я и сказал, что двухтысячелетнее обитание это более чем приличный срок для получения права считаться автохтонным народом; и во-вторых, оставив открытым вопрос о месте формирования грузин, Гумба дает возможность считать таковым местом и Кавказ. Объясню.

Пусть формирование грузин началось в середине тысячелетия, когда грузины здесь уже "выявлены достаточно определенно", и завершилось в течении одного или двух столетий, что с того? Тут ведь все просто: где этнос сформировался, там он и абориген. То есть, Гумба как мог укоротил срок присутствия грузин на Кавказе, но и это не помогло, поскольку он не углубился в вопрос о том, где находились грузины до этого, что дает возможность думать, что нигде они не находились, так как попросту еще не существовали на свете. А вот когда и откуда в регион пришли протокартвелы, сыгравшие в формировании грузин ведущую роль, меня в данном случае не заботит, ведь это уже отдельная тема.

0

3

появление абхазской морской терминологии в грузинском языке [Дзидзариа О.П. Некоторые абхазизмы, представленные в картвельских языках // Международная научна конференция «Современные проблемы Кавказского языкознания и фольклористики». Сухум, 1999. С. 35–36.]


Дзидзариа автор абхазский. Разумеется он будет утверждать об абхазизмах в грузинском. С таким же успехом я могу привести и грузинских авторов, утверждающих об обратном. Там, амза - мзе - солцне, асаха - сахе - лицо, ацас - цеси - порядочность, анбан - анбани - букварь, и тому подобное. Таких примеров грузины приводят множество, и я их тут приводить не стану, ибо тема сейчас не об этом. Я лишь хотел заметить, что желательно приводить нейтральные источники. А так, разумеется абхаз будет говорить об абхазизмах в грузинском, а ему предоставлять противоположное, грузин.

0

4

Для доказательства присутствия древнегрузинских племен на Южном Кавказе во II – начале I тыс. до н. э. в качестве основных научных аргументов приводятся некоторые этнонимы и топонимы, выявленные в хуррито-урартской и хаттской ономастике, которые, по мнению Г.А. Меликишвили и др., имеют грузинский облик. К ним относятся упоминаемые в урартских и ассирийских надписях и известные в центральных районах Южного Кавказа названия Цудала, Дидини, Иштикунив, Шешетина, Забаха, Витериухи, Катарза, Диаухи, Луша, Игани (Макалтуни), а также наименования табал, тибарен, халиб, мушк (мосх, мосох), макероны (махелоны), цаны, обнаруживаемые в северо-восточной и восточной частях Малой Азии. Выводы известного кавказоведа, вне всякого сомнения, заслуживают серьезного внимания, и все же грузинский облик если не всех, то, по крайней мере, части приведенных Г.А. Меликишвили названий представляется весьма сомнительным.


Да не надо Меликишивили, не надо, господин Гумба. Меликишвили, будучи грузином, в данном вопросе не может считаться абсолютно нейтральным, и напротив, может иметь заинтересованность записывать на грузинский счет исторически негрузинское (?) наследие. Именно по этой причине, говоря о существующей в науке версии о грузинском облике указанных древних народов, Гумба, для примера, из среды авторов, придерживающихся данной версии, выбрал именно Меликишвили. Гумба тут мысленно нам подмигивает: господа, это так грузин утверждает, что все это якобы грузинское, но мы-то с вами прекрасно понимаем...

Вот почему я предлагаю оставить мнение Меликишвили в стороне, и обратиться к нейтральному, и вместе с тем авторитетному ученному. Хотя, авторитет Меликишвили я под сомнение не ставлю, просто, во избежание каких-либо оговорок, относительно его возможной предвзятости, я готов вместе с Гумба не принимать во внимание мнение Меликишвили. Итак, я предлагаю обратиться к автору, чье имя Гумба уже упоминал, не раз и не два, и в том числе в данной главе; да еще и к такому его труду, на которой Гумба также ссылается в своей книге. Я имею ввиду Игоря Михайловича Дьяконова и его небольшую работу "Предыстория армянского народа" (хотя книг у него немало). Гумба и близко не имеет права ставить под сомнение хоть одно предложение, написанное этим безупречным ученым и общепризнанным авторитетом в сфере Востоковедения и древней истории Ближнего Востока, и в частности Закавказья.

Я приведу из указанной работы отрывки, которые непосредственно касаются грузин. И на наших глаза рассыплется конструкция Гумба, включающая в себя как отрицание, при том якобы научно доказанное, грузинского облика указанных народов, так и отрицание присутствия грузин в регионе в более ранние сроки, нежели середина первого тысячелетия до нашей эры, определенная Гумба. Пожалуйста. По Катарза, Забаха, Витеру, Игани и Луша -

К северу от центра образования Урартского царства, в том числе и в центральном Закавказье, государственных образований еще не было. Урартские надписи упоминают здесь множество «стран» и племен, в том числе этивцев, образовывавших, по-видимому, обширный, но рыхлый племенной союз, эрикуайцев, абилианцев, эрийцев и других; все они занимали, в основном, территорию современной Армянской ССР и прилегающие районы к югу от Аракса. Западнее их жили племена Витеру, Луша, Катарза, Ия (Игани), Забаха, Хуша и т.д. (в верховьях Аракса и Куры и у Чалдырского озера) — вероятно, грузиноязычные, как и соседняя с ними Кулха.

Получается, северо-восток современной Турции в указанный период, согласно Дьякону, могли населять протокартвелы. Во всяком случае, из всех вероятных этносов, с каким могли быть связаны древние народы Катарза (кларджи?), Забаха (джавахи?), и остальные, ученый называет именно грузинский этнос. Следом, по халибам (халдиям) и цанам (чанам) -

По-видимому, около этого же времени или несколько позже происходит встречное движение картвельских племен из Закавказья в северо-восточную Малую Азию. Уже гомеровские поэмы знают в этой области хализонов, быть может, тождественных с халибами, жившими, по-видимому, в Понте, — которых с большой долей уверенности отождествляют с более поздними халдайцами, или халдами (урартск. халиту, не путать с халдеями Вавилонии!); халды же уже вполне уверенно отождествляются с западно-грузинским народом чанов (лазов), и поныне живущим в Понте. Таким образом, грузиноязычное население этого района может предполагаться засвидетельствованным примерно с IX в. до н. э. (приблизительное время написания «Илиады»), однако можно думать, что оно появилось здесь уже и раньше... ....Такое смещение абхазо-адыгских племен, вполне вероятно, следует связывать именно с продвижением грузинских племен в Колхиду, а затем и в Понт. В конце XII в. до н. э. источники свидетельствуют о существовании в долине р. Чорох нового значительного царства (или племени?) — Дайаэни (урартск. Диаухи), отождествляемого с племенем таохов позднейших греческих источников. Этническая принадлежность Дайаэни не вполне ясна; Г. А. Меликишвили считает их хурритским племенем, и это весьма вероятно. Но Дайаэни просуществовало до VIII в. до н. э., а следовательно, грузиноязычные халды-халибы, засвидетельствованные западнее, возможно, уже с IX в., должны были бы пройти здесь, скорее всего, раньше его образования, — по всей вероятности, в начале XII в. до н. э. С VI в. до н. э. в Понте засвидетельствовано племя мосхов, тоже обычно признаваемое за грузиноязычное. Его название, может быть, свидетельствует о его древних контактах с Фригией. Возможно, что и мосхи появились здесь тоже ранее образования царства Дайаэни, если только они не просто тождественны халибам. Греческая традиция сохранила легенду о плавании ахейских героев на корабле «Арго» в Колхиду за «золотым руном» еще за поколение до Троянской войны. Грузинская принадлежность колхов вряд ли подлежит сомнению. Легенда об аргонавтах, по всей вероятности, получила популярность в эпоху проникновения греков в Черное море, то есть не ранее IX в., и сомнительно, существовала ли действительно Колхида уже в XIII в. до н. э., — в период, которым легенда датирует поход корабля «Арго»; но она несомненно существовала в IX–VIII вв. до н. э., и, как показал Г. А. Меликишвили, термин этот (в широком смысле) в то время охватывал не только долину р. Риони, но и восточный Понт с долиной р. Чороха. Однако продвижение в Понт колхов, а также разных других мелких племен, если и они были грузиноязычными, — макронов, мосинойков, бизеров, может быть, и мосхов, — следует, вероятно, датировать временем уже после уничтожения в долине Чороха царства Дайаэни (Диаухи), то есть второй половиной VIII в. до н. э.
Таким образом, целый ряд данных — правда, косвенных — как будто свидетельствует о том, что одновременно с движением фрако-фригийских племен с запада на восток (с Балкан до верхнего Евфрата), происходившим с конца XIII — начала XII в. до н. э. по X–VII вв. до н. э. происходило встречное движение грузиноязычных племен в Колхиду и Понт, также в течение XII(?) — VIII вв. до н. э. Во всяком случае, к тому времени, которое освещают греческие источники, то есть к середине I тыс. до н. э., географическая и этническая карта Малой Азии полностью изменилась и, в частности, в Понте засвидетельствованы уже совершенно иные племена и населенные пункты, чем в хеттское время.
По сведениям греческих авторов, другими поставщиками железа были мосинойки, получавшие его от подвластных им халибов — то есть, очевидно, от грузиноязычного племени халдайцев в Понте — и сбывавшие его грекам.
Восточный Понт, Колхида, западное и частично центральное Закавказье были заняты грузиноязычными племенами — халдайцами, колхами, саспирами и другими, часть которых упоминается в урартских и греческих источниках. По-видимому, языки абхазо-адыгской группы были уже оттеснены на север, на территорию их нынешнего распространения, хотя не исключено, что в области Каску, в это время расположенной, видимо, в верховьях Галиса и в долине Лика (?), мог сохраняться старый каскский язык, если только каски не рассосались среди более многочисленного автохтонного элемента, а также пришлых («халибских») элементов из числа вторгавшихся в восточную Малую Азию в XII в. до н.э. вслед за касками.

Что получаем? В приведенном отрывке у нас, во-первых, уже с XII века до нашей эры в регионе начинают фигурировать грузиноязычные группы (на пол-тысячелетия раньше гумбовского срока), и во-вторых, эти грузиноязычные группы представлены колхами и халибами (халдиями), в течении двух-трех веков вытеснившие из южного и центрального Причерноморья на север большую часть адыго-абхазов.

0

5

Топоним Шешети (Шешетина) в урартский период фиксируется в северных районах Диаухи (Шешетина), а позднее – у истоков реки Риони (Шошети), на территории проживания двалов, относимых специалистами к нахскому этносу, а также в центральных районах Северного Кавказа (Шешета).


Неверно. Очень хорошо известны границы "территории проживания двалов". Страна двалов, Двалети (груз.), или Туалта (осет.), делилась на две части, по обе стороны Кавказского хребта. Это собственно Двалети, что у истоков Ардона, и Магран-Двалети, она же Урс-Туалта, или Верхняя Двалети, что в верховье Большой Лиахвы.

Шошети, располагаясь, как верно заметил Гумба, у истоков Риона, никак не относилась к области обитания двалов. Это Рача, а Рача входит в исконный ареал проживания сванов, а не двалов. Впрочем, оба народа имеют единое происхождение, что подтверждают данные ДНК-генеалогии. Вайнахи в этом смысле общее происхождение имеют не с двалами и сванами, но с пховелами и тушинами. Это в них проглядывается родство на уровне урарто-хурритской основы. Следовательно, в отличии от предок вайнахов, пховел и тушин, предки двалов (и сванов) не принадлежали к урарто-хурритскому миру, но являлись протокартвелами.

0

6

В грузинской исторической литературе, особенно научно-популярной, к грузинским племенам a priori причисляется также население упоминаемых ассирийскими и урартскими источниками областей Диаухи (Тайк, Тао), Катарза (Кларджк, Кларджети), Забаха (Джавахк, Джавахети), Витерохи (Видзерохи, Одзрахе, Одзрхе), Луша, Игани (Иани), хотя убедительных научных оснований для этого нет.


Дьяконов придерживался иного мнения (см. выше). Все перечисленные страны, кроме Диаухи, он считал грузинскими, и если не утверждал что это бесспорный факт, то по крайней мере полагал, что этнически они наиболее близки грузинам (протокартвелам). Коснительно Диаухи, Дьяконов признавал это государство хурритским, тут Гумба прав.

0

7

Чаще всего приводится уже известный аргумент (см. выше): если грузинские племена проживали здесь в средневековый период, то, значит, они были здесь и ранее. Правда, историки почему-то упускают из виду, что высказавший это предположение Г.А. Меликишвили, отмечая хуррито-урартский облик перечисленных названий, а также названий, упоминаемых вместе с ними, всегда оговаривал, что его мнение об их грузинской принадлежности – всего лишь гипотеза, доказательство или опровержение которой – дело будущего. Однако дальнейшие исследования не выявили никаких фактов, которые подкрепили бы эту гипотезу, так что пока она не имеет научно аргументированного подтверждения.


Ну, если брать конкретно таохов (Диаухи), то они видимо, самое позднее, в середине последнего тысячелетия до нашей эры, перешли со своего родного языка Урарто-Хурритской семьи на язык семьи Картвельской, и тем самым, приняли участие в этногенезе грузин, или будущих кавказских ибер. Так что, на момент образования грузинской государственности (Кавказская Иберия), таохи уже однозначно были картвелами.

0

8

В период господства Ахеменидов территория Диаухи (Тайк) входила в 18-ю сатрапию Персидской империи, а примерно с начала II в. до н. э. стала составной частью Великой Армении.


Не я один, полагаю, заметил здесь интересное, и очевидно намеренное, упущение в исторической хронике, предложенной Гумба. Общеизвестно, что Держава Ахеменидов прекратила свое существование в 30-е годы IV в. до н .э. По Гумба получается, будто нахождение Тао в 18-й сатрапии Персии продолжалось до самого начала II в. до н. э. когда она перешла в состав Великой Армении. Но это не так, и это факт.

Относительно тезиса Гумба о переходе Тао к армянским царям в начале II века, я не только не спорю с Гумба, но даже приветствую его за признание этого исторического факта. Именно тогда Тао оказалась в составе Великой Армении, и никак не раннее. Но за пару предложений до этого, я указал на другой исторический факт, как раз упущенный Гумба (как я думаю намеренно), а именно, что в 30-е годы IV века Ахеменидской державы не стало, и следовательно, Тао перестала быть ее частью.

Впрочем, если внимательно читать Ксенофонта, то можно сделать вывод, что таохи вышли из под контроля персидских царей еще на рубеже V-IV веков, когда по их землям прошел маршрут отступавших эллинов, что и было описано Ксенофонтом, и где мы читаем у него фразу "таохи не подвластны царю [Персии]". Замечу, что фиксация Тао в составе 18-й сатрапии относится к середине V века у Геродота, то есть раньше Ксенофонта. Но даже без учета информации, предоставленной  Ксенофонтом, отрицать что Тао перестала быть частью Персии еще в IV веке, просто невозможно, поскольку в это время исчезла сама Персия.

Итак, у нас как минимум почти полуторавековой период в истории, когда Тао больше не под властью Ахеменидов, но и еще не в составе Великой Армении. Разве Гумба не знает в пределах какого царства в это время находилось Тао?

0

9

Согласно Страбону, жители Армянского нагорья, в том числе Тайка (Диаухи), Кларджк (Кларджети) и Джавахк (Джавахети), уже во II в. до н. э. общались между собой на армянском языке, что, безусловно, говорит об ассимиляции проживавших здесь хуррито-урартских и родственных им племен с переходом на армянский язык. [Str., XI, 14, 5.]


Ну уж нет. Ко II веку, население перечисленных областей было картвельским. Последнее упоминание об урарто-хурритах относится к середине V века. Это та самая 18-я сатрапия, куда входили алародии (араратии - урарты) и матиены (митанни - хурриты). С ними вместе Геродот отмечает и саспиров, или ибер, союз картвельских народностей, скорей всего уже начавших процесс этнического поглощения своих "товарищей по сатрапии" - урарто-хурритов. Полвека спустя, Ксенофонт уже не застает алародиев и матиен, по видимому к тому времени окончательно влившихся в продолжающую формироваться грузинскую нацию.

Таким образом, в IV и III веках никаких урарто-хурритов больше нет, и они растворились среди других народов, в основном грузин и армян. Но ситуация меняется во II и I веках, когда, в следствии армянской экспансии, земли, как уже поглощенных иберами урарто-хурритов, так и часть собственно иберийских земель, перешли к армянам. Гумба верно привел эту знаменитую цитату Страбона, чтобы доказать факт ассимиляции армянами этих народов, но он не может говорить здесь об исчезнувших к этому времени урарто-хурритах, особенно на фоне того, что о них здесь не говорит и сам Страбон.

Напомню, Страбон пишет, что армяне отобрали Париадр (здесь же и Тао), Хорзену и Гогарену не у алародиев, не у матиен, но у ибер. Следовательно, в этих краях, арменизированы были этнические иберы.

0

10

Могущественное объединение Этиуни (Этиухи) вышло на политическую арену после падения Диаухи, заняв обширную территорию от района Карса-Эрзерума на западе до слияния Куры и Аракса на востоке, включая такие области, как Айрарат, Тайк, Гугарк, Арцах, Сюник и другие, позднее ставшие частями Армении. [См. Меликишвили Г.А. Наири-Урарту. С. 251; Арутюнян Н.В. Топонимика Урарту. С. 262–263. 186]


Насчет района Эрзерума-Карса и Тайка, это неправда. Повторю цитату из Дьяконова: "этивцы образовали по-видимому обширный, но рыхлый племенной союз, на ряду с эрикуайцами, абилианцами, эрийцами и другими; все они занимали, в основном, территорию современной Армении и прилегающие районы к югу от Аракса. Западнее их жили племена Витеру, Луша, Катарза, Ия (Игани), Забаха, Хуша и т.д. (в верховьях Аракса и Куры и у Чалдырского озера) — вероятно, грузиноязычные, как и соседняя с ними Кулха".

Как видим, ученый представлял народы, обитавшие в верховьях Аракса-Куры, отдельно, и независимыми от племенного союза Этиуни. Последнюю, он, между прочим, отнюдь не считал "могущественным объединением", но назвал его "рыхлым союзом".

0

11

Среди областей и племен, входивших в состав Этиуни, урартские источники называют также Дидини, Цудала, Катарза, Луша, Эриахи. Кстати, Г.А. Меликишвили отмечает, что лазы являлись древнейшими обитателями Колхиды и «прямыми потомками колхов», однако далее, противореча собственному мнению, ученый пишет, что «горское племя лазов, вероятно, проникло в низменные районы Колхиды на рубеже н. э.» из области Луша урартских источников, лежавшей около Чалдырского озера (См.: Меликишвили Г.А. К истории древней Грузии... С. 66, 67, 366–367). Возникает вопрос: каким образом лазы, проникшие на территорию Колхиды на рубеже новой эры, могли быть древнейшими жителями этих мест и прямыми потомками колхов, проживавших здесь ранее и известных в письменных источниках еще со второй половины II тысячелетия до н. э.


Во-первых, Катарза и Луша в состав Этиуни не входили (см. выше). Во-вторых, оставим в покое Меликишвили, и насчет лазов, снова обратимся к Дьяконову, и повторим его цитату: "халибов с большой долей уверенности отождествляют с более поздними халдайцами, или халдами; халды же уже вполне уверенно отождествляются с западно-грузинским народом чанов (лазов)".

0

12

Очевидно, что иганийцы могли возглавить союз племен, проживавших на столь обширной территории Южного Кавказа, лишь при условии, что были одного с ними этнического происхождения и говорили на том же языке, что и основное население региона.


Весьма спорный тезис, я бы даже сказал крайне антинаучный. В VI в. до н. э. персы создали гигантскую по тогдашним меркам державу. Неужели Гумба считает, что "основное население" этой державы "было одного с ними [персами] этнического происхождения и говорили на том же языке", что и персы?

Раз персы сумели создать мультиэтнический конгломерат на гораздо более обширном пространстве, то что запрещает нам считать союзы такого, относительно небольшого региона, как Закавказье - Урарту, Диаоха, Этиуни - неоднородными государствами?

Впрочем, я соглашусь, что до VI века, народы Урарто-Хурритской языковой семьи преобладали числом и влиянием в Закавказье, не считая конечно западную его часть, сплошь занятую мегрелами и сванами, представлявшими Картвельскую семью.

Хотя, опираясь на Дьяконова, я могу заявить, что и в центральном Закавказье уже в конце 2-го тысячелетия присутствовали народности Картвельской семьи, представлявшими из себя третью, отдельную от Сванской и Мегрельской, языковую группу. Пусть их было мало числом, они занимали скромную территорию, и до середины 1-го тысячелетия они никогда не обладали могуществом. Суть в том, что они тут присутствовали по Дьяконову, и отсутствовали лишь у Гумба.

0

13

Наименование реки Иори также восходит к аварскому иьор – река, вода. Оно также составляет основу ряда гидронимов (названий озер) Алазанской долины: Ур, Рахквор, Ханзиор, Кудор и др.

Кстати, старогрузинское название Иори - Мцире Алазани, или Малая Алазань. Ее отмечает Мровели, при описании расселения на Кавказе таргамосиан. В другом месте, он использует словосочетание "две Алазани", подразумевая Алазань и Малую Алазань, то есть Иори.

0

14

Если в том, что удины (ути) относятся к лезгинскому народу, нет никаких сомнений, то вопрос этнической принадлежности эров пока остается открытым. Имеющиеся на сегодняшний день материалы не позволяют однозначно ответить, к каким именно племенам – нахским или дагестанским, принадлежал этот народ. Можно лишь с уверенностью сказать, что эры – одни из представителей нахско- дагестанской языковой группы исконнокавказской языковой семьи, и это мнение в научных кругах не вызывает возражений.


С одной немаловажной поправочкой. Эти "научные круги" где "не вызывает возражений мнение о принадлежности эров к нахо-дагестанской группе исконнокавказской семьи" ограничены этими самыми представителями Нахско-Дагестанской группы, вернее семьи. Это именно что историки Дагестана и Чечни считают вопрос об эрах закрытым в пользу версии об их родстве с нахо-дагами. Ну теперь еще и Гумба к ним добавился. Впрочем, эти же историки запросто объявляют нахо-дагами и древний народ этрусков, живший в Италии. Ежели и этруски нахо-даги, то эры подавно.

0

15

Свою этническую самостоятельность эры сохранили на протяжении всего раннего средневековья – периода возникновения и расцвета Эретского княжества, а впоследствии – царства. Только после XV в. одна часть эров, вероятно, слилась с грузинами, а другая, скорее всего, эмигрировала и стала известна уже под другим именем.


Есть лишь один народ, сохранивший информацию исторического характера об эрах, это грузины. Никто из соседей не знает такой народности как эры, ни в своих преданиях, ни в каких-либо письменных источниках. Для остальных, эры всегда оставались такими же грузинами, что и кахетинцы, оттого они и не различали эров от прочих грузин. История Эрети, это "внутренняя" история Грузии. Без грузин и вне грузин, Гумба ничего бы нам об эрах тут поведать не сумел бы.

Как можно намекать, будто эры являлись независимым от грузин этносом, когда ни в одном грузинском источнике не сообщается о наличии у эров резко отдельной от остальных грузин этнической самоидентификации и языка? Нет, определенную самобытность они сохраняли довольно долго. Это ясно уже из того, что Мровели, в своем XI веке, признается, что эры не от Картлоса, что у них обособленная родословная, от Эроса. Но самобытность эта эрская, не выходила за рамки Картвельской семьи. В конце концов, Эгрос, мифический родоначальник мегрел, тоже ведь, не сын Картлоса, но брат. Мегрелы, отдельный от собственно картвел народ, но в рамках Картвельской семьи.

Эры изначально были картвелами, но, по видимому в следствие нахождения в албанской среде в течении нескольких столетий, отдалившиеся от ибер в этно-культурном значении. И так же позже вернувшиеся, когда Вахтанг Горгасал распространил свою власть до тех пределов, в каких Иберия была изначально, при первых царях, и в частности изъял Эрети у Албании. В числе эриставов, то есть царских наместников, Вахтанга, летописец Джуаншериани упоминает и "эристава Эрети - Григола".

Зато теперь можно понять, откуда Гумба взял эту эпоху - XV век, время, когда, по его мнению, "эры слились с грузинами". Эпоха Вахтанга Горгасала, это V век. Получается, Гумба просто передвинул дату воссоединения эров с остальными картвелами ровно на тысячу лет вперед, и вдобавок обставил это как поглощение грузинами одного из нахско-дагестанских народов. При том, что сами нахско-дагестанские народы никогда и ни при каких обстоятельствах не воспринимали эров за своих. Считать их своими, это новомодное явление среди современных историков Чечни и Дагестана.

Возвращаясь к Гумба, скажу, что не первый раз наталкиваюсь в его книге на склонность омолодить все, связанное с грузинами, передвигать любые даты на как можно более поздние сроки. Причина понятна. Чем позже фиксировать грузинство в регионе, тем больше получится переписать что-нибудь в пользу вайнахов, что и является главной целью книги. Так, передвинув "грузинизацию" эров на тысячу лет вперед, предварительно объявив их вайнахами (для Гумба это как чихнуть), можно добавить в нахское историческое наследие целую тысячу лет истории Эрети.

0


Вы здесь » Форум историка-любителя » Основной форум » «Нахи», Г.Дж.Гумба. Четвертая часть Четвертой главы (картвелы)