Форум историка-любителя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум историка-любителя » Основной форум » «Нахи», Г.Дж.Гумба. Седьмая глава (нахи и скифы)


«Нахи», Г.Дж.Гумба. Седьмая глава (нахи и скифы)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Глава VII НАХИ И СКИФЫ Северный Кавказ относится к числу так называемых контактных зон – терри- торий, где на протяжении тысячелетий соприкасались и оказывали друг на друга влияние оседло-земледельческие и кочевые культуры. Начиная с эпохи бронзы здесь проходила граница между этими двумя мирами, в каждом из которых были свои нормы общественной жизни. Оседлые земледельцы и скотоводы-кочевники в своем историческом развитии продвигались разными путями, развивая отлич- ные друг от друга формы производящего хозяйства, системы мировоззрения и культурные ценности, однако, по сути, представляли собой две стороны одной медали – древней цивилизации, генезис которой во многом определялся процес- сом взаимовлияния и взаимопроникновения двух культур1 . Отражение этих вза- имосвязей обнаруживается в культурно-историческом наследии Северного Кав- каза, что свидетельствует о том, что оседлое земледельческое население Кавказа на протяжении тысячелетий постоянно контактировало с различными по своему происхождению и этнической принадлежности кочевыми племенами – ираноя- зычными, тюркоязычными, финно-угорскими и др., обитавшими, сменяя друг друга, на обширных степных просторах Евразии. Как отмечают почти все древние и современные историки, при определении характера этих контактов следует иметь в виду, что захватнические войны и гра- бительские набеги являлись неотъемлемой частью образа жизни кочевников, что война была для них способом производства2 . Поэтому Кавказ довольно часто подвергался нашествиям полчищ кочевников. Будучи частью древневосточной цивилизации, народы Кавказа одновременно выступали и ее защитниками, сво- его рода щитом, надежно заслонявшим Переднюю Азию от нашествий воин- ственных кочевых племен. Именно здесь, на подступах к Кавказу с севера, орды кочевников, вторгавшиеся с целью грабежа в богатые земледельческие страны, получали первый отпор. Так случилось, что из письменных источников мир уз- нал о крупных нашествиях кочевых племен, которые, преодолев кавказский ба- рьер, достигли Передней Азии, неся с собой смерть и разорение. Нет сомнения в том, что история умалчивает о многих не менее жестоких и разрушительных 1 Кудрявцев А.А. К вопросу об этно-социальной принадлежности погребенных мо- гильника № 2 Татарского городища… С. 156. 2 См.: Бондаренко Д.М., Коротаев А.В., Крадин Н.Н. Введение: социальная эволюция, альтернативы и номадизм... С. 26; Селецкий Б.П. Некоторые случаи миграции кочевни- ков, сыгравшие решающую роль в развитии оседлых обществ // Античная цивилизация и варварский мир (материалы III археологического семинара, часть I). Новочеркасск, 1992. С. 78. Глава VII Нахи и скифы 311 походах кочевников, остановленных воинами-кавказцами на северокавказских рубежах ценой больших жертв. В то же время кочевников характеризовала не только склонность к разбою, грабежам, насилию. Им были свойственны и такие черты, которые позволяли на продолжении длительного времени мирно сосуществовать с народами Кавказа, тем самым способствуя возникновению в зонах контактов смешанных культур. В рассматриваемый период крупное нашествие кочевников на Кавказ и Перед- нюю Азию, вошедших в историю под именем скифов, имело место в 70-е гг. VII в. до н.э. Это нашествие было столь разрушительным и ужасным для оседло-земле- дельческого населения стран Кавказа и Передней Азии, что воспоминания о нем сохранились на многие в., а термин скиф стал синонимом варварства, дикости3 . Вопрос о происхождении скифов и их культуры до сих пор остается дискусси- онным. С точки зрения археологии взгляды на данную проблему в основном сво- дятся к двум концепциям. Первая, именующаяся в науке автохтонной, основана на предположении о генетической связи скифов с носителями так называемой срубной археологической культуры. Согласно этой версии, скифы, локализуемые до середины II тыс. до н.э. в Поволжье и Приуралье, в течение короткого времени широко распространились по Восточной Европе (Б.Н. Граков, М.И. Артамонов). По второй версии, восходящей еще к Геродоту и называемой центральноази- атской, скифы появились в Восточной Европе вследствие их передвижения из глубинных районов Азии (В.А. Ильинская, А.И. Тереножкин). Археологическим отражением данного процесса сторонники центральноазиатской версии считают внезапное появление в VII в. до н.э. на западной периферии Евразийской степи, т.е. в Причерноморье, элементов скифской культуры, и в первую очередь так на- зываемой скифской триады (оружие, конское снаряжение, звериный стиль), не имеющей прототипов в ранней причерноморской культуре. На протяжении многих десятилетий в научной литературе доминировала те- ория о европейских корнях скифов, косвенным подтверждением которой стало европеоидное, а не монголоидное строение черепов найденных останков, то в результате археологических исследований последних десятилетий, особенно рас- копок скифских захоронений VIII–VII вв. до н.э. в Туве, в Долине царей, в вопрос об этногенезе скифов была внесена некоторая ясность. Центральноазиатская вер- сия значительно усилила свои позиции, и теперь большинство скифологов скло- 3 У древних и средневековых авторов термин скиф синонимичен термину варвар и обычно используется для обозначения северных народов. Одно и то же наименование – скифы, распространяется на различные этнические группы, поскольку решающим фак- тором здесь является не этнография, а география – важна не этническая принадлежность того или иного народа, а территория, которую он занимает. Так, «земля, традиционно из- вестная как Скифия, дает название и довольно часто менявшимся ее обитателям. Каждый автор мог вкладывать в понятие скифы свой собственный смысл, и термин этот не всегда будет обозначать один и тот же народ» (см.: Нечаева Е.Н. Понятие скифы в приложении к варварам во времена поздней империи (по фрагментам сочинения Приска Панийского) // Жебелевские чтения – 2. Тезисы докладов научной конференции. 26–27 октября 1999 г. СПб., 1999. С. 20–21). 312 Глава VII. Нахи и скифы няются к тому, что скифские племена пришли в Причерноморье из Центральной Азии в VII в. до н.э. Спорным остается также и вопрос об этнической принадлежности скифов4 . Существует несколько версий – иранская, тюркская, монгольская, кавказская, славянская и кельтская, из которых в последнее время наибольшее распростране- ние получили иранская и тюркская. Также выдвинуто предположение о том, что начиная со скифо-сарматской эпохи весь кочевнический массив был изначально представлен как иранскими, так и тюркскими этническими компонентами, при- чем их соотношение в разных регионах в разное время варьировалось5 . Но как бы то ни было, теория об иранском происхождении скифов и сарматов, выдвинутая и разработанная такими известными учеными, как К. Мюлленхоф, В.Ф. Миллер, И. Фасмер, В.И. Абаев, Л. Згуста, И.И. Оранский, Э.А. Грантовский, Я. Хармат- та, сегодня имеет более солидную научную аргументацию, чем все остальные6 . 4 Литература по истории, культуре и языку древних кочевников Евразии (ираноязыч- ных, тюркоязычных и др.) необычайно обширна, и с каждым годом ее становится все больше. В работе не ставится задача критического обзора этой литературы. Следует от- метить лишь, что процесс изучения проблемы языковой и этнической принадлежности скифов, сарматов, алан в историографии имеет свои особенности и прошел определен- ные этапы. Если выдающиеся исследователи, работавшие на первом этапе (конец XIX – первая половина XX вв.) изучения евразийских номадов: В.Ф. Миллер, М.И. Ростовцев, Н.Я. Марр, И.А. Джавахишвили и др., в вопросе языковой принадлежности указанных племенных групп были достаточно осторожными и их гипотезы и выводы не были одно- значными, то с 40-х гг. ХХ в. становится доминирующей традиция провозглашения и доказательства поголовной ираноязычности кочевников евразийских степей. Такое одно- бокое и тенденциозное освещение истории того времени ученые справедливо связывают с советским тоталитаризмом (сталинизмом), особенно с трагическим периодом истории народов Северного Кавказа, когда ряд кавказских народов были репрессированы и вы- сланы в Среднюю Азию (1944–1957 гг.) В этой связи трудно не согласиться с известным кавказоведом В.Б. Виноградовым, который писал: «Последствием этого пагубного про- явления тоталитаризма стало безоглядное засилье лингвистической концепции сплошной ираноязычности древних кочевников Восточной Европы, активная разработка и широкое внедрение которой фактически совпало со становлением сарматоведения в качестве осо- бой отрасли археолого-исторических знаний, монотонно окрасив его и предрасположив к огульному отрицанию, игнорированию любых иных версий и аргументов» (Виноградов В.Б. К состоянию этнолингвистической атрибуции сарматов // Проблемы истории и куль- туры сарматов. Волгоград, 1994. С. 34-35). 5 Акишев К.А., Кушаев Г.А. Древняя культура саков и усуней долины реки Или. Алма- Ата, 1963; Исмагилов Р.Б. Ранние скифы и Центральная Азия. Автореферат диссертации на соискание учен. ст. канд. ист. н. СПб., 1993. 6 Наиболее основательно проблема скифского языка исследована в серии работ С.Р. Тохтасьева, опубликованных в последние два десятилетия. На основе всесторон- него анализа данных, имеющихся о скифском языке С.Р. Тохтасьев пришел к выводу о глубоком различии между скифским и сарматским языками и о необходимости отка- заться от теории скифо-сармато-осетинского континуума (см.: Тохтасьев С.Р. Проблема скифского языка в современной науке // Ethl1ic Сопtacts and Cultural Excanges North and West of the Black Sea frorn the Greek Colonization to the Ottoman Conquest. Ia §I, 2005. Глава VII Нахи и скифы 313 Согласно этой теории, скифские и сарматские племена говорили на языках, род- ственных языкам современной восточноиранской лингвистической группы7 . Вторжение кочевых племен скифов на Кавказ и в Переднюю Азию в VII в. до н.э. задокументировано археологическими находками, причем появление скифов в Передней Азии подтверждается ассирийскими и урартскими иероглифическими надписями, а также раннеантичными письменными источниками. Что же касается первых нашествий кочевников на Кавказ, имевших место в середине I тыс. до н.э., и их отражения кавказскими народами, то единственным письменным источником, в котором сохранились сведения об этих событиях, является произведение Леон- ти Мровели. Ценность сведений об этом периоде, заложенных в труде грузинского историка, сегодня признается в научном мире, и многие исследователи при рекон- струкции истории народов Северного Кавказа I тысячелетия до н.э. часто опира- ются именно на них. Однако здесь мы сталкиваемся с очень странным фактом: в большинстве работ по древней истории Северного Кавказа данные Леонти Мровели используются не целиком, а выборочно, причем отбираются в основном лишь те свидетельства, которые касаются пришлых кочевников – хазар. Самое пристальное внимание уделяется вопросам о том, кто такие хазары, ираноязычные они или тюр- коязычные, был ли у них царь или нет; идет ли речь о нашествии скифов в VII в. до н.э., о вторжении гуннов в IV–V вв. н.э. или, собственно, о самом Хазарском кагана- те; через какие перевалы Кавказа хазары вторглись в Переднюю Азию; существова- ло ли в действительности скифское царство – если да, где оно находилось и т.д. и т.п. При этом почему-то упускается из виду присутствие на Кавказе самих кавказ- цев, а содержащейся в источнике информации об автохтонных кавказских наро- дах, т.е. собственно о тех, кому посвящает свой труд древнегрузинский историк, уделяется недостаточно внимания – порой эта информация вообще игнорируется. Если же кавказские народы и удостаиваются внимания исследователей, то лишь постольку, поскольку это требуется для более полного освещения тех или иных вопросов, связанных с историей пришлых кочевых племен, а также для определе- ния степени их влияния на автохтонное население Кавказа и т.д. Стоит ли говорить, что реконструируемая в подобных работах древняя история народов Северного Кавказа выглядит неполной и весьма ущербной. Вне всяких сомнений, изучение истории древних кочевников Европы и Азии очень важно, поскольку кочевые племена Евразии оказали значительное влияние на окружав- шие их народы, в том числе и на кавказцев. Однако историю кочевых племен Р. 59–108; Его же: Из ономастики Северного Причерноморья. ХХ: Заметки по морфо- логии // EYXAPILTHPION. Антиковедческо-историографический сборник памяти Я.В. Доманского. СПб. 2007. С. 82–118). 7 Сейчас в восточноиранскую группу иранских языков входят памирские языки (шугнано-рушанский, мунджанский-йидга), афганский (пашто или пушто), осетинский и ягнобский. При этом специалисты отмечают, что подобная классификация зиждется главным образом на данных лингвистики, что менее приемлемо в историко-культурном плане, т.к. сама культура древних восточноиранских племен генетически связана с иран- ской и индоиранской культурами, которые, в свою очередь, восходят к эпохе праиндоев- ропейского единства. 314 Глава VII. Нахи и скифы все же следует рассматривать отдельно от истории оседло-земледельческих кав- казских народов, которые вели отличный от кочевников образ жизни и к тому же являлись носителями совершенно иной культуры. К сожалению, до сих пор остаются без соответствующего реагирования замечание известного кавказоведа В.Б. Виноградова, высказанное им еще в 60-е гг. прошлого столетия, о «стран- ном для исторической науки явлении, когда незаменимый и обширный источ- ник «Картлис цховреба» совершенно не используется в работах, посвященных древней истории Северного Кавказа»8 . Между тем сведения Леонти Мровели о древней истории кавказских народов до конца еще не раскрыты, и нет сомнения в том, что по мере углубления знаний о ранних этапах истории Кавказа значимость труда древнегрузинского историка будет лишь возрастать. В разделе «О нашествии хазар» Леонти Мровели в свойственной ему манере, кратко и сухо информирует о событиях, имевших место после первого появле- ния на Кавказе кочевых племен, которые он называет хазарами. Во время перво- го нашествия хазары были разгромлены и отброшены вспять объединенными силами восьми братьев таргамосиан, а для отражения возможных последующих вторжений таргамосианы стали строить города на подступах к своей стране. Впоследствии хазары избрали себе царя и, через кавказские проходы, практи- чески не встретив сопротивления, вторглись в Переднюю Азию и установили господство над всеми таргамосианами. Вслед за этим хазарский царь часть зе- мель кавкасиан отдал своему сыну Уобосу, а двоюродному брату – часть земель леканов. С той поры, согласно грузинскому хронисту, эти народы долгое время были данниками хазар9 . По поводу хронологических рамок описываемых событий и значения термина хазар в исследовательской литературе имеются противоречивые мнения. Впер- вые предположение о том, что Леонти Мровели хазарами мог называть скифов и что речь, возможно, идет о вторжении кочевых племен в Переднюю Азию в VII в. до н.э., было высказано Г.Ю. Клапротом10, а впоследствии было поддержано В. Сент-Мартином11, В. Миллером12, Г.А. Меликишвили и др.13 Такова же точка зрения многих современных исследователей – т.е. полагают, что хазарами в древ- негрузинской хронике именуются скифо-сарматские племена, а повествование на самом деле начинается с нашествия скифов на Кавказ в VII в. до н.э.14 Часть исследователей считают, что весь раздел Леонти Мровели о хазарах сле- 8 Виноградов В.Б. Сарматы Северо-Восточного Кавказа… С. 132. 9 Мровели Леонти. С. 25. 10 Klaproth J. Memoire dans leguel on prouve lidentite des Ossetes, peuplade du Caucase, avec les Alains du moyen age. Paris, 1822. P. 3–5. 11 De Saent-Martin V. Recherches sur les populations primitives et les plus anciennes traditions du Caucase. Paris, 1947. P. 149–152. 12 Миллер В.Ф. Осетинские этюды. Ч. 3. М., 1887. С. 15-33. 13 Меликишвили Г.А. К истории древней Грузии… С. 35. 14 Виноградов В.Б. Сарматы Северо-Восточного Кавказа... С.131–134; Тогошвили Г.Д. Леонтий Мровели о происхождении осетинского народа... С. 243–246; Ковалевская В.Б. Скифы, Мидия, Иран… С. 62–73. Глава VII Нахи и скифы 315 дует рассматривать как эпическое толкование событий, имевших место на Се- верном Кавказе во времена гуннского нашествия (конец IV – начало V в. н.э.), а также в период Хазарского каганата, и хазарами древнегрузинский историк на- зывает тюркские племена15. Нередки также случаи, когда отдельные исследователи, не утруждая себя ис- точниковедческим анализам, пытаются произвольно выбранным ими сообщени- ям «Картлис цховреба» придать то значение, которое подтверждало бы их точку зрения. Так, по мнению одних, Леонти Мровели хазарами называет только ира- ноязычные племена – скифов, сарматов, алан, осетин, и таким образом якобы «подчеркивается практическая их неразличимость и этнокультурная преемствен- ность в глазах древнегрузинского населения16». Другие же считают, что скифы, сарматы, аланы, овсы, гунны, хазары, карачаевцы и балкарцы являлись тюркоя- зычными племенами и потому Леонти Мровели называет хазарами именно их, подчеркивая тем самым их генетическую преемственность17. Подобные толкование термина хазар, представляются явно тенденциозны- ми, не соответствующими реалиям, отраженным в древнегрузинском источнике. Главной причиной, по которой рассматриваемый вопрос до настоящего времени не разрешен, является, скорее всего, то обстоятельство, что исследователи зача- стую не принимают во внимание особый характер и сложный состав произведе- ния Леонти Мровели и априори, без критического источниковедческого анализа, необходимого в таких случаях, исходят из того, что текст имеет стройную струк- туру и последовательную хронологию, а это зачастую приводит к грубым ошиб- кам и искажению заложенной в тексте информации. Чтобы определить, кто именно подразумевается под именем хазары и какой временной период охватывают события, связанные с ними, необходимо для на- чала выяснить какие цели и задачи ставил перед собой древнегрузинский исто- 15 Гадло А.В. Этническая история Северного Кавказа IV–V вв… С. 24–25; Мизиев И.М. Шаги к истокам этнической истории Центрального Кавказа... и др. 16 Туаллагов А.А. Скифы Северного Кавказа… С. 22; По мнению В.Б. Ковалевской, «Мровели четко этногенетически отделяет местные кавказские племена, находящиеся в ближайшем родстве между собой (все они сыновья Таргамоса – Гаос, Картлос, Бардос, Мовакан, Лек, Эрос, Кавкас, Эгрос), от скифов (хазары) и сармат (Уобос, овсы), считая последних в ближайшем родстве со скифами» (Ковалевская В.Б. Кавказ – скифы, сарма- ты, аланы... С. 53). Однако на основании того, что Леонти Мровели рассматривает кавказ- ские народы как ближайших родственников (все они сыновья Таргамоса), утверждение о том, что скифы, сарматы (которых, кстати, грузинский историк не знает) и овсы также находятся в ближайшем родстве между собой, абсолютно не оправдано и не выдерживает критики. Дело в том, что в своей генеалогической таблице кавказских народов (Тарга- мосидов) Леонти Мровели объединяет совсем не родственные, а совершенно разные по своему происхождению и принадлежащие к различным языковым семьям народы – ис- коннокавказской, индоевропейской и картвельской. 17 Хабичев М.А. К гидронимике Карачая и Балкарии. Нальчик, 1982. С. 130; Мизиев И.М. Указ. соч. С. 43–44; Джуртубаев М.Ч. Древние верования балкарцев и карачаевцев. Нальчик, 1991. С. 172–173. 316 Глава VII. Нахи и скифы рик, какие приемы научной работы и какие источники использовал, каков был характер его труда. В этом отношении в источниковедении достигнуты довольно неплохие результаты, согласно которым, произведение Леонти Мровели состоит из следующих сюжетных блоков: 1) происхождение и начальный этап истории таргамосиан; 2) нашествие хазар; 3) вторжение Александра Македонского и об- разование Картлийского царства18. Первый раздел труда Леонти Мровели хронологически охватывает период от древнейших времен (происхождение таргамосиан и первоначальное заселение ими Передней Азии и Кавказа) до раннего средневековья (V–VII вв. н.э.), когда существовали этнополитические образования Эрети, Эгриси, Ран с центром Бар- да (Бардос), Хунзах в Дагестане (Лекан) и др., от названий которых древнегру- зинский историк и выводит эпонимы таргамосианов, обозначающий перечисля- емые им народы (подробно см. ниже). Начало второго сюжетного блока – «О нашествии хазар» – большинством ис- следователей совершенно справедливо связывается с вторжением скифов в VII в. до н.э., но описанные в нем события, касающиеся уже сына царя хазар Уобо- са, еще В. Миллер относил к первой половине I тыс. н.э., периоду Сасанидской Персии19. Ряд исследователей еще более конкретизируют появление на Кавказе этнарха овсов-осетин Уобоса и относят это событие к IV в. н.э., когда ираноя- зычные племена, теснимые гуннами, вынуждены были отойти к горам Кавказа20. Завершается этот раздел сообщением о том, как сын царя хазар Уобос осел на части территории Кавкаса, двоюродный брат царя хазар – на части территории Лекана, а самые знаменитые сыновья Кавкаса и Лекана – Дурдзук и Хунзах, ушли в горы и обосновались там. «С тех пор в течение долгого времени все эти народы были данниками хазар21». Здесь, несомненно, речь идет о раннесредневековых этнополитических образованиях – Серире с центром в Хунзахе и стране Дурд- зукетии, а факт наложения хазарами дани на кавказские народы соответствует политической ситуации на Северном Кавказе периода Хазарского каганата (VII– VIII вв. н.э.22). Таким образом, раздел «О нашествии хазар» охватывает более чем тысяче- летний период – с VII в. до н.э. до VII–VIII вв. н.э. Помимо всего прочего, это подтверждается и тем, что в повествование вкраплены моменты истории Персии, 18 Меликишвили Г.А. К истории древней Грузии... С. 36–48; Дидебулидзе З.Ш. Хрони- ка Леонти Мровели как источник для изучения некоторых вопросов этногенеза северо- кавказских народов // Источниковедческие разыскания. Тбилиси, 1984. С. 89–90; Цулая Г.В. Историческая концепция грузинского историка XI в. Леонтия Мровели... С. 78. 19 Миллер В.Ф. Указ. соч. С. 21–22. 20 Дидебулидзе З.Ш. Указ. соч. С. 90. 21 Мровели Леонти. С. 25. 22 См.: Миллер В.Ф. Осетинские этюды... С. 21–22; Меликсет-Бек Л.М. Хазары по древнеармянским источникам в связи с проблемой Моисея Хоренского // Исследования по истории культуры народов Востока. М.-Л., 1960. С. 116–117; Меликишвили Г.А. Указ. соч. С. 35; Гадло А. В. Этническая история Северного Кавказа Х–ХШ вв. СПб., 1974. С. 16; Мровели Леонти. Комментарии Цулая Г.В. С. 50–51. Комм. 56. Глава VII Нахи и скифы 317 взятые из иранского эпоса Фирдоуси «Шахнаме», также описывающего целое тысячелетие – начиная с периода Ахеменидской Персии (V в. до н.э.) и заканчи- вая серединой I тыс. н.э.23 Хронологические рамки третьего раздела, в котором идет речь о нашествии Александра Македонского, охватывают период от рубежа IV–III вв. до н.э. до III в. н.э, т.е. до прибытия в Картли в первой четверти III в. н.э. христианской про- светительницы св. Нино. Несмотря на то, что все три раздела изложены в определенном порядке, меж- ду ними не обнаруживается ни четкой хронологической последовательности, ни взаимосвязи. Каждая из них представляет собой полностью завершенный, абсолютно самостоятельный сюжет со своей хронологической канвой, причем временные рамки отображаемых событий налагаются друг на друга. Вероятно, все эти сюжеты изначально представляли собой отдельные рассказы, существо- вавшие в письменной или устной формах, а Леонти Мровели объединил их и, предельно сжав, внес в свою хронику в той последовательности, которую мы видим сейчас. Что касается раздела О нашествии хазар, то его хронологические рамки нель- зя сузить и отнести к какому-то одному периоду – либо вторжения скифов (VII век до н.э.), либо нашествия гуннов (IV–V вв. н.э.), либо существования Хазар- ского царства. Как уже отмечено, данный рассказ охватывает тысячелетний пери- од – с VII в. до н.э. по VII–VIII вв. н.э., и термин хазары употребляется в нем для обозначения обобщенного образа варваров-кочевников – разношерстных, разно- этничных племен, населявших обширные степные просторы Евразии в период I тыс. до н.э. – I тыс. н.э. В данном разделе древнегрузинской хроники собра- ны и систематизированы все имевшиеся на момент ее создания сведения – как письменные, так и устные, о нашествиях на Кавказ кочевых племен, различных по своему происхождению и этноязыковой принадлежности, с древнейших вре- мен до раннего средневековья. Подобное уплотнение разновременных событий можно возводить к повествовательной манере Леонти Мровели и к специфике собственно фольклорной традиции, на которую он, несомненно, в значительной мере опирается. В связи с этим, как справедливо отмечено в исторической ли- тературе, Леонти Мровели употребляет термин хазары не как название опреде- ленного, конкретного этноса, а как нарицательное имя кочевников вообще (не подразделяя их по этническому признаку24). То, что население северокавказских степей называется хазарами, бесспорно, может быть использовано в качестве да- тирующего признака составления данного раздела – VII–VIII вв. н.э.25 Поэтому попытки усмотреть в упоминаемых древнегрузинских историком хазарах и овсах только ираноязычные или только тюркоязычные племена, а тем более увидеть прямую генетическую связь между скифами, сарматами, аланами и осетинами (или между скифами, сарматами, аланами, гуннами, хазарами, ка- 23 Меликишвили Г.А. Указ. соч. С. 35. 24 Там же; Арсанукаев Р. Вайнахи и аланы… С. 167. 25 Меликишвили Г.А. К истории древней Грузии. С. 35. 318 Глава VII. Нахи и скифы рачаевцами и балкарцами), неприемлемы, поскольку не имеют научной основы. Чтобы определить какие группы кочевых племен (ираноязычные, тюркоязычные или др.) подразумеваются у Леонти Мровели под хазарами, следует исходить из хронологических рамок каждого конкретного сюжета, посвященного наше- ствию хазар. Леонти Мровели начинает свое сообщение: «…в ту пору усилились хазары и начали войну с племенами леков и кавкасов. Таргамосианы в то время пребыва- ли во взаимном мире и любви. Над сыновьями Кавкаса был владыкой Дурдзук, сын Тирета. Решили шестеро Таргамосианов искать помощи в борьбе против ха- зар. И собрались все из племен Таргамосианов, преодолели горы Кавказа, по- корили пределы Хазарети и, воздвигнув города на ее подступах, возвратились26». В этом отрывке Леонти Мровели буквально в нескольких предложениях открыва- ет перед нами грандиозные по своим масштабам события: сначала объединенные силы восьми братьев таргамосиан отражают первое нашествие на Кавказ коче- вых племен (хазар), при этом они не ограничиваются лишь обороной, а вторгают- ся в «пределы Хазарети» и громят захватчиков там; затем на северных подступах своей страны таргамосианы строят города, то есть оборонительные сооружения для защиты от возможных последующих нападений хазар. Прежде всего, следует отметить, что из данного сообщения вытекают два очень важных вывода, которые почему-то выпадают из поля зрения исследова- телей. Во-первых, Леонти Мровели передает древнюю традицию, согласно кото- рой, Северный и Южный Кавказ представлялись частями единой страны – стра- ны Таргамосидов, и народы – братья таргамосианы, населявшие эту страну от Северной Месопотамии до Северного Кавказ, составляли единую общность, ко- торая при этом являлась частью древневосточной цивилизации. Во-вторых, еще до нашествия хазар нахские племена Центрального Кавказа – кавкасиани, пред- ставляли собой политическое объединение, и над ними владычествовал Дурдзук. Потерпев неудачу в первом вторжении, хазары избирают царя и совершают второе нападение, в результате которого им удается завоевать страну Таргамоси- дов: «Вслед за этим хазары избрали себе царя. Вся хазарщина стала повиноваться избранному царю, и возглавляемые им хазары прошли Морские ворота, которые ныне именуются Дарубанди. Не в силах оказались Таргамосианы противостоять хазарам, ибо было их бесчисленное множество. Полонили они страну Таргамо- сианов, сокрушили все города Арарата, Масиса и Севера. Остались за ними (тар- гамосианами) города-крепости Тухариси, Самшвилде и Мтверская крепость (ко- торая есть Хунани), Внутренняя Картли и Эгриси. Хазары освоили оба пути, как то: Морские ворота Дарубанди и ворота Арагвские, которые суть Дариала. Стали частыми походы хазар, увод людей в плен, и никто не мог им противостоять. От- ныне стали все Таргамосианы данниками хазар27». Таким образом, Леонти Мровели сообщает о двух крупных набегах кочев- ников (хазар), первый из которых был успешно отражен, причем совместными 26 Мровели Леонти. С. 25. 27 Там же. Глава VII Нахи и скифы 319 силами всех таргамосиан, а при втором таргамосианы не смогли дать хазарам отпор, и те захватили их страну. Этому сообщению древнегрузинского истори- ка в научной литературе уделено достаточно большое внимание. Оба вторжения обычно рассматриваются как имевшие место в период нашествия скифов в VII в. до н.э.: якобы потерпев поражение от таргамосиан, хазары (скифы) отступили в степи, но через некоторое время, избрав царя, вновь возвратились и на этот раз легко, не встречая никакого сопротивления, прошли Кавказские горы и вторглись в Переднюю Азию. Однако между первым и вторым вторжением происходит ряд событий, кото- рые не могли совершиться за столь короткий период. Во время первого нашествия хазар для борьбы с захватчиками объединяются все таргамосианы: на помощь кавкасианам и леканам приходят шесть братьев, проживавших на территории от Северной Месопотамии до Северного Кавказа и, «перевалив через горы Кавка- за», совместными усилиями прогоняют пришельцев из земель Кавкаса и Лекана, а затем строят города-крепости на подступах к Хазаретии, т.е. на северной гра- нице страны Таргамосидов. Совершенно ясно, что для всего этого, особенно для строительства городов, необходимо было достаточно продолжительное время. Сообщение Леонти Мровели о победе объединенных сил таргамосиан над хазарами не увязывается также и с известными нам данными других первоис- точников о появлении скифов на Кавказе и их вторжении в Переднюю Азию. Со- гласно результатам археологических исследований, первое нашествие скифов на Северный Кавказ датируется первой половиной VII в. до н.э., причем вторжение это было столь неожиданным и внезапным, что автохтонное оседло-земледель- ческое население Кавказа не успело организовать серьезное сопротивление, что привело к тяжелым последствиям. Численное превосходство кочевых полчищ, по-видимому, было столь велико, что они, словно лавина, смели все на своем пути по Предкавказской равнине, а затем, преодолев Кавказские горы, вторглись в Переднюю Азию. Об этом свидетельствуют следы пожаров и разрушений, об- наруженные в крупных городах и поселениях Северного Кавказа, до момента вторжения процветавших и густонаселенных. Итак, в силу внезапности нападения кавказское население не смогло дать до- стойный отпор вторгшимся скифам. Более того, за столь короткий период тарга- мосианы просто не успели бы собрать воинские силы на территории от Месопо- тамии до Кавказа, разгромить войска пришельцев, а затем построить города, как это следует из сообщения Леонти Мровели. К тому же, кроме этого сообщения, нет абсолютно никакой информации о том, что в указанный период скифы по- терпели на Северном Кавказе какое-либо поражение, в результате которого их нашествие остановилось и они были вынуждены отступить. Напротив, все име- ющиеся данные говорят о том, что вскоре после появления на Северном Кавказе скифы вторглись в Переднюю Азию, и уже в 70-е гг. VII в. до н.э. упоминания о них встречаются в древневосточных письменных источниках28. 28 Дьяконов И.М. История Мидии... С. 58; Пьянков И.В. К вопросу о путях проникно- вения ираноязычных кочевников в Переднюю Азию // Переднеазиатский сборник. 1979. 320 Глава VII. Нахи и скифы Таким образом, сообщения Леонти Мровели о совместной борьбе таргамо- сиан и об их победе над хазарами (скифами) не согласуются с имеющимися свидетельствами и со сложившимся на их основе в современной историогра- фии взглядом на исторические события VII в. до н.э. Поэтому сведения древ- негрузинского хрониста о победоносной войне таргамосиан против хазар одни исследователи рассматривают как «не имеющие никакого объективного осно- вания29», а другие – как отражение исторических событий периода гуннского нашествия (конец IV – начало V в. н.э.) или Хазарского каганата на Северном Кавказе (VII–VIII вв. н.э.30). Конечно, весьма рискованно полностью доверять сведениям Леонти Мровели, как это иногда предлагается31, однако точно так же неприемлемо и выборочное отношение к ним. Вряд ли будет правомерным, если из всего сообщения Леонти Мровели о первом нашествии хазар на Кавказ и о войне против них таргамо- сиан, признавать правдивыми лишь сведения о вторжении хазар (скифов) и их победное шествие, но при этом игнорировать сведения о таргамосианах (кавказ- цах), являвшихся одной из сторон и главным участником описываемых событий. Выглядит довольно странным, что без соответствующего критического анализа, не приводя каких-либо научных аргументов, некоторые исследователи считают, что информация древнегрузинского историка о совместной победоносной войне таргамосиан (кавказцев) против хазар (скифов) якобы вообще не имеет объек- тивных оснований32. № 3. С. 196; Мурзин В.Ю. Происхождение скифов: основные этапы формирования скиф- ского этноса. Киев, 1990. С. 27. 29 Туаллагов А.А. Скифы Северного Кавказа... С. 21. 30 Гадло А.В. Этническая история Северного Кавказа IV–X вв... С. 25; Мизиев И.М. Шаги к истокам этнической истории Центрального Кавказа... С. 58–65. 31 Ковалевская В.Б. Скифы, Мидия, Иран… С. 65. 32 См.: Туаллагов А.А. Скифы Северного Кавказа... С. 34. Интересно, что А.А. Туалла- гов, отрицая правдивость сведений Леонти Мровели о войне объединенных сил таргамо- сиан против хазар и победе над ними, вдруг меняет свое мнение, когда тот же аргумент – отсутствие каких-либо других данных о поражении скифов на Северном Кавказе при первом их вторжении, приводит И.М Мизиев (Мизиев И.М. Шаги к истокам этнической истории Центрального Кавказа. С. 64) в качестве доказательства того, что события, опи- сываемые в древнегрузинской хронике, относятся к периоду существования именно Ха- зарского каганата в раннем средневековье. А.А. Туаллагов резко выступает против такой интерпретации И.М. Мизиевым сведений Леонти Мровели и вступает с ним в полемику, указывая, что «о столкновениях скифов с кавказскими автохтонами свидетельствуют ар- хеологические данные и материалы фольклора последних… там представлены и мотивы побед местных героев над чужаками, что могло отражать вполне реальные исторические эпизоды» (Туаллагов А.А. Указ. соч. С. 34). Но в то же время А.А. Туаллагов не прием- лет поражения скифов от таргомосиан (кавказцев) и полагает, что таргамосианы одержа- ли победу не над скифами, а над тюркоязычными хазарами. Более того, по его мнению, таргамосианам приписаны победоносные войны Арабского Халифата против Хазарского Каганата, «т.к. иных столь крупномасштабных вторжений из Закавказья история не зна- ет» (там же). По А.А. Туаллагову, вырисовывается довольно своеобразная и очень стран- Глава VII Нахи и скифы 321 Однако с таким методологически неверным подходом, конечно, никак нельзя согласиться. Нет никаких оснований верить одной части рассказа древнегрузин- ского историка и не верить другой, причем именно той, в которой речь идет о соб- ственно кавказских народах – таргамосианах. Тем более что сообщение Леонти Мровели посвящено именно таргамосианам (кавказцам), а о хазарах (скифах) в нем говорится лишь постольку, поскольку они вторглись в пределы страны тарга- мосиан и начали захватническую войну, т.е. вступили с таргамосианами во взаи- модействие, вследствие чего и удостоились внимания древнегрузинского истори- ка. Здесь вновь будет уместно напомнить, что все теории о недобросовестности Леонти Мровели столько раз уже опровергались общепризнанными подлинными источниками, что, не имея веских научно обоснованных доказательств, никто не в праве не доверять его добросовестности и правдивости. Для того чтобы разобраться в сообщениях Леонти Мровели, достаточно про- вести их сопоставительный анализ с данными других источников – прежде всего археологических, и обратиться к его сообщению о нашествии хазар на фоне из- вестной к настоящему времени истории вторжения скифов в Переднюю Азию в VII в. до н.э. Тем более что это не так уж сложно, поскольку вопросы, касающи- еся нашествия скифов, исследованы весьма подробно и им посвящен значитель- ный объем научной литературы. Как уже отмечалось выше, археологические находки не оставляют сомнений в том, что появление скифов на Северном Кавказе в VII в. до н.э. было внезап- ным, неожиданным. На всей территории Центрального Предкавказья были раз- граблены и уничтожены густонаселенные процветающие поселения. В местах расположения почти всех крупных населенных пунктов Северного Кавказа вы- явлены следы пожаров и разрушений, причем многие поселения после набега скифов вообще о прекратили свое существование (Султан-Горское, Заюкаевское, Лермонтовское, Березовское №№ 5 и 6 у Кисловодска, Бештау, Алтуд, Ессенту- ки, Железноводск, Жемтала, Былым, Майртуп, Инарки, Эльхотовское, Змейское, Алхан-Калинское, Сержень-Юртовское, Дербентское и др.) Как уже отмечалось, столь тяжелые последствия для кавказского населения были связаны не только и не столько с внезапностью нападения, сколько, скорее, с многократным чис- ленным превосходством вторгшихся войск варваров. Этим же объясняется, ве- роятно, и тот факт, что скифы практически сразу же, не задерживаясь на Север- ном Кавказе, вторглись в Переднюю Азию, причем, как показали исследования Е.И. Крупнова и В.Б. Виноградова, прошли не только через Дербентские ворота, «оставляя при этом Кавказские горы справа», как об этом сообщает Геродот33, но также и через центральнокавказские перевалы (Дарьяльский, Мамисонский, Клухорский и др.34) ная картина: таргамосианы (кавказцы) вели войну с ираноязычными скифами в VII в. до н.э., но победу они одержали над тюркоязычными хазарами через тысячу лет, к тому же, оказывается, победителями были вовсе не кавказцы, а арабы, вторгшиеся в VIII в. н.э. на Северный Кавказ!? 33 Геродот. I, 104. 34 Крупнов Е.И. О походах скифов через Кавказ // Вопросы скифо-сарматской архео- 322 Глава VII. Нахи и скифы Подвергая опустошению целые области богатейших цивилизованных стран, скифы прошли Кавказ, Месопотамию, Сирию, Палестину и достигли границ Египта. Крупным древневосточным государствам (Египет, Ассирия, Урарту) по- надобилось большого напряжения, чтобы сдержать их натиск. С этого времени на протяжении почти целого столетия – VII в. до н.э. – скифы играют значительную роль в политической жизни региона. Они принимают активное участие в полити- ческих событиях, главным образом как союзники или наемные войска правите- лей крупных древневосточных государственных образований. Точных данных о времени пребывания скифов в Передней Азии нет. По Геро- доту скифы владычествовали в Азии 28 лет. Мнения современных исследовате- лей разделились: Р. Гиршман, И.М. Дьяконов, И. Алиев и др. относят пребывание скифов в Передней Азии приблизительно к 652–625 гг. до н.э.35; Л.Э. Кавеньяк, Б.Б. Пиотровский, В.А. Белявский и др. придерживаются хронологии Геродота и датируют этот период приблизительно 625–595/585 гг. до н.э.36 Письменные источники упоминают и Скифское царство, но место его нахож- дения и время существования до сих пор не определены, а диапазон возможной локализации широк – от северокавказских степей до северных районов Ирана. Так, И.M. Дьяконов размещает Скифское царство на равнинах правобережья Куры от г. Гянджа (бывш. Кировабад) до Аракса на юге37, И. Алиев и В.А. Беляв- ский – на территории Азербайджана и прилегающих к нему областей38, Б.Б. Пио- тровский – в Приурмийском районе39, Р. Гиршман – в Атропатене40, В.Ю. Мурзин и С.В. Махортых – в северокавказских степях41 и т.д. Впрочем, сам факт того, что до сих пор не выявлено местонахождение скиф- ского царства и не определено с достаточной ясностью время его существова- ния, уже вызывает много вопросов. Некоторые исследователи вообще ставят существование этого царства под сомнение и считают, что никакого государ- ственного образования у скифов в Передней Азии не было. Наиболее вероят- ной представляется точка зрения, согласно которой, единого царства скифов не существовало, однако же на территории Северного и Южного Кавказа сложи- лись несколько объединений кочевников, отличавшихся различными степенями логии (по материалам конференции ИИМК АН СССР, 1952). М., 1954. С. 186–194; Ви- ноградов В.Б. О скифских походах через Кавказ (по письменным источникам) // Труды ЧИНИИ. Т. IX. Грозный, 1964. С. 20–30. 35 Ghirshman R. Iran, Harmondsworth. 1954. P. 98; Дьяконов И.М. История Мидии... С. 288–289; Алиев И.Г. История Мидии. Баку, 1960. С. 230-231. 36 Cavaignac E. A propos de début de l’histoire des Mèdes, JA, 1961, t 249. P. 158–162; Пиотровский Б.Б. Ванское царство (Урарту)... С. 236–237; Белявский В.А. Вавилон ле- гендарный и Вавилон исторический. М., 1971. С. 30 и след. 37 Дьяконов И.М. История Мидии... С. 281. 38 Алиев И.Г. История Мидии... С. 230; Белявский В.А. Указ. соч. С. 50. 39 Пиотровский Б.Б. Указ. соч. С. 245. 40 Ghirshman R. Указ. соч. С. 98. 41 Мурзин В.Ю. Происхождение скифов... С. 47; Махортых С.В. Скифы на Северном Кавказе. Киев, 1991. С. 103. Глава VII Нахи и скифы 323 централизации верховной власти и имевших собственные опорные базы для грабительских набегов42.

0

2

Однако в данном случае эти вопросы не столь существенны. Нам важно под- черкнуть, что на территории от Северного Кавказа до Месопотамии отчетливо фиксируется факт присутствия скифов на протяжении почти всего VII в. до н.э. (с допустимой погрешностью в 20–30 лет) и вплоть до начала VI вв. до н.э., при- чем скифы играют здесь значительную политическую роль. Это подтверждает- ся и археологическими находками. Так, в материальной культуре Северного и Южного Кавказа VII – начала VI в. до н.э. наряду с местным и древневосточным отчетливо выделяется и скифский элемент: предметы вооружения (типичные для раннескифской культуры железные акинаки, бронзовые и железные наконечники стрел, железные боевые топоры), части конской сбруи (удила и псалии), произ- ведения искусства звериного стиля – обнаружены во многих местах Южного и Северного Кавказа, в памятниках урартского периода, исследуемых на террито- рии Армении43 и Азербайджана44, в погребениях Тлийского могильника45, в Дван- ском некрополе, в погребении из селения Цицамури, в поселении Могрили-Гора, в святилище в Мелани46, в поселениях Дигоми и Ховле в Грузии47. В Абхазии скифские элементы найдены в погребениях Куланурхского некрополя, в мо- гильнике Гуад-иху, в пос. Колхида, в Красномаяцком могильнике48. Наибольшее число скифских элементов отмечается в памятниках Северного Кавказа49. Таким образом, присутствие скифов фиксируется почти всюду от Северной Месопота- мии до Северного Кавказа, т.е. на всей территории страны Таргамосидов Леонти Мровели, и именно здесь, так или иначе, происходят практически все события, связанные со скифами. На рубеже VII–VI вв. до н.э. скифы принимают участие в войне между круп- нейшими державами за гегемонию в Передней Азии, приобретшей невиданные ранее масштабы, на стороне Мидии и Вавилонии (против Урарту, Ассирии и 42 Туаллагов А.А. Киммерийцы и скифы Северного Кавказа по данным археологии. URL: skif/29-kimmerijcy-i-skify-severnogo-kavkaza-po-dannym-arxeologii.html. 43 Пиотровский Б.Б. Археология Закавказья с древнейших времен до I тысячелетия до н. э. Л., 1949; Есаян С.А., Погребова М.Н. Скифские памятники Закавказья. М., 1985. 44 Есаян С.А., Погребова М.Н. Указ. соч. С. 48. 45 Техов Б.В. Скифы и Центральный Кавказ в VII–VI вв. до н. э.. М., 1980. 46 Пирцхалава М.С. К вопросу о распространении памятников скифской культуры в материальной культуре древней Грузии (на груз. яз., резюме на рус. яз.) // Вопросы архе- ологии Грузии. Тбилиси, 1978. С. 31–52; Макалатия С.И. Раскопки Дванского некрополя. СА. 1949. XI; Полевые археологические исследования в Грузии в 1969 г. Тбилиси, 1971; Погребова М.Н. Памятники скифской культуры в Закавказье // Кавказ и Средняя Азия в древности и средневековье. М., 1981. С. 42–58; 47 Мусхелишвили Д.Л. Археологический материал поселения Ховле-Гора (на груз. яз., резюме на рус. яз.). Тбилиси, 1978. С. 101. 48 Трапш М. М. Труды. I. Сухуми, 1970. 49 Крупнов Е.И. Древняя история Северного Кавказа... С. 64 и след.; Виноградов В.Б. Связи Центрального Кавказа и Восточного Предкавказья со скифо-сарматским миром... С. 178; Его же: Центральный и Северо-Восточный Кавказ в скифское время… С. 77, 79. 324 Глава VII. Нахи и скифы Египта). После захвата столицы Ассирии Ашшура, а также Ниневии и последую- щего полного разгрома Ассирии вавилонские и мидийские войска и помогавшие им скифские отряды вторгаются на территорию Урарту, в результате чего около 595/594 г. до н.э. Урартская держава прекращает свое существование. Разумеется, с падением урартской столицы война не могла остановиться сразу же. Мидийцы, вавилоняне и помогавшие им скифские отряды еще долго воева- ли против Урарту, встречая ожесточенное сопротивление. Нет сомнения в том, что в эту, по сути, мировую войну были вовлечены не только племена Южного Кавказа, входившие в состав Урарту, но и практически все население Кавказа. Как уже отмечено, нашествие скифов охватило почти весь Кавказ, и следы при- сутствия скифов обнаруживаются почти на всей его территории. По всей видимо- сти, на протяжении всего VII в. до н.э., с момента своего появления в Кавказском регионе, скифы господствовали в степях между Доном, Меотидой и Кавказом, доминировали на Северном Кавказе и контролировали основные Кавказские про- ходы50. Все это подтверждается многочисленными находками на всей территории Северного Кавказа предметов скифского и скифоидного типа, а также зафикси- рованными фактами прекращения функционирования множества кобанских по- селений в равнинной части Центрального Кавказа. Хотя характер взаимоотношений кавказских народов со скифскими племена- ми пока еще не ясен до конца51, несомненно то, что грабительские набеги скифов вызывали естественное сопротивление населения Кавказа, поднимали его на во- оруженную освободительную борьбу против них. Судя по археологическим дан- ным, позиции скифов в центральных областях Кавказа были наиболее сильны и прочны, особенно в районах, подступавших к центральнокавказским перевалам, и вполне вероятно, что именно в этих районах происходили основные военные столкновения между кавказцами и скифами. И действительно, археологический материал красноречиво свидетельствует о том, что наиболее ожесточенные сра- жения кавказцев со скифами проходили именно на территории Центрального Кавказа, где подверглись осквернению и уничтожению скифские памятники (На- ртановские курганы), были низвергнуты и использованы как строительный мате- риал скифские антропоморфные стелы (Галайти и др.) и т.д.52 Война народов Кавказа, направленная на изгнание пришлых племен и при- нявшая, по всей видимости, подлинно общекавказский размах, нашла отражение не только в археологических памятниках, но и в фольклоре кавказских народов. Как уже неоднократно отмечалось в научной литературе, мотив совместной борь- 50 Мачинский Д.Α. О времени первого активного выступления сарматов в Поднепро- вье по свидетельствам античных письменных источников // АСГЭ. Вып. 13. Л., 1971. С. 33; Петренко В.Г. Скифская культура на Северном Кавказе // Археологический сбор- ник, 23. Л., 1983. С. 43; Ильинская В.А., Тереножкин А.И. Скифия VII–IV вв. до н.э. Киев. 1983. С. 69, 71. 51 Хазанов А.М. Социальная история скифов. Основные проблемы развития древних кочевников Евразийских степей. М., 1975. С. 226. 52 Виноградов В.Б. Центральный и Северо-Восточный Кавказ в скифское время... С. 37, 38. Глава VII Нахи и скифы 325 бы кавказцев против кочевников отчетливо выявляется в архаических пластах эпических сказаний абхазских, адыгских и вайнахских народов. В этих сказани- ях превалирует сюжет о победоносной борьбе кавказских эпических героев над чужеземными рыжими людьми53 – например, древние абхазы, адыги и малхузы (нахи) ведут успешные совместные войны против пришлых рыжеволосых людей. Очень ярки в этом отношении абхазские предания об эпическом герое Абраскиле (абхазский Прометей), который «не любил рыжих людей с серыми глазами и при встрече убивал их». По мнению Г.Ф. Чурсина, в этих текстах, несомненно, отраз- ились отголоски явлений исторического прошлого54. Таким образом, достаточно уверенно можно говорить, что на рубеже VII–VI вв. до н.э. в войну между крупнейшими державами за гегемонию в Передней Азии было вовлечено и население Кавказа. Театр военных действий охватывал территорию не только Урарту и Ассирии, но и Кавказа в целом, в том числе и Северного, т.е. всю страну Таргамосиан Леонти Мровели, располагавшуюся на землях от Северной Месопотамии до Северного Кавказа. В ходе войны между мировыми державами существенно изменилась этниче- ская и политическая карта Передней Азии, результатом военных действий яви- лось также и изгнание скифов. Еще до падения Урарту, где-то в конце VII в. до н.э. мидийский царь Киаксар (625–585) перебил скифских вождей и нанес кочев- никам серьезное поражение, после чего основная часть скифов отступила в Се- верное Причерноморье, однако из-за внутренних несогласий некоторые остались и подчинились мидийскому царю. После победы вавилоно-мидийской коалиции над Ассирией и Урарту Мидия вновь нанесла скифам удар, полностью вытеснив оставшиеся племена. Согласно имеющимся на сегодня данным, скифы ушли в северокавказские степи и далее в Северное Причерноморье. Какие-то их груп- пы, возможно, остались в тех или иных районах Кавказа и впоследствии были ассимилированы в местной этнической среде55. Как бы то ни было, но начиная с рубежа VII–VI вв. до н.э. скифы сходят с политической арены Передней Азии и вытесняются в северокавказские степи. Уничтожение скифских памятников на Северном Кавказе указывает на то, что и здесь основные силы скифов были разгромлены и отброшены в степи Север- ного Причерноморья. Выдавленные в первой половине VI в. до н.э. из предкав- казских степей на запад от Дона и Меотийского (Азовского) озера, скифы вы- нуждены были, в свою очередь, искать земли и добычи у тамошних племен. Как раз в этот период на Северном Причерноморье засвидетельствованы явления дестабилизации, факты нападения на греческие и лесостепные города и прекра- щения деятельности некоторых из них, продвижение племен, например, невров и 53 Чурсин Г.Ф. Материалы по этнографии Абхазии. Сухуми, 1956. С. 241–244; Мальса- гов А.О. Нарт-орстхойский эпос вайнахов... С. 32; Цулая Г.В. К истории имени Абрскил // СЭ. 1966. № 6. С. 87. 54 Чурсин Г.Ф. Указ. соч. С. 243; См. также: Джапуа З.Д. Абхазские эпические сказания о Сосрыкуа и Абраскиле... С. 58. 55 Дьяконов И.М. История Мидии... С. 317-318; Его же: Предыстория армянского на- рода... С. 179; Погребова М.Н., Раевский Д.С. Ранние скифы и Древний Восток... С. 98. 326 Глава VII. Нахи и скифы т.д.56 Согласно Геродоту, к концу VI в. до н.э. обширные пространства Северного Причерноморья уже были прочно освоены скифскими племенами, объединенны- ми под властью царских скифов; достаточно отчетливо были оформлены к тому времени и границы северопричерноморской Скифии, причем восточная граница проходила по реке Дон57. Сведения Геродота подтверждаются и археологически- ми данными: начиная с VI в. до н.э. на территории степного Северного Причерно- морья заметно увеличивается число скифских погребальных памятников58. В тот же период – в первой половине VI в. до н.э. – в равнинной части Цен- трального Кавказа наблюдается резкое увеличение количества кобанских по- селений. Растет приток населения, и жизнь не только возобновляется в старых, разрушенных ранее населенных пунктах, но и появляются множество новых, хорошо укрепленных59, т.е. среди автохтонного нахского населения происходит своего рода демографический взрыв – нахские племена заселяют обширные про- странства Центрального Кавказа. При этом, как отмечают археологи, там, где возрождается жизнь в разрушенных ранее скифами поселениях (Сержень-юрт, Уллубаганалы 2 и др.), «не ощущается разрыва традиций в бытовой культуре60». В конце VII – начале VI в. до н.э. начинается также интенсивное освоение пло- дородных земель, в том числе и правобережья Кубани, меотскими (древнеадыг- скими) племенами61. Здесь важно обратить внимание на то, что процесс восста- новления старых и строительства новых поселений на территории правобережья Кубани и центральнокавказских равнин происходил синхронно и продолжался активно на протяжении всего периода VI–V вв. до н.э.62 Особенно интересен тот факт, что, по археологическим свидетельствам, начи- ная с рубежа VII–VI вв. до н.э. на северных окраинах ареала кобанской культуры строятся укрепления. Топография этих укреплений не оставляет никаких сомне- ний в том, что они были созданы для защиты от возможных вторжений с севера, со стороны степных племен. Укрепления поселений Центрального Кавказа того периода, исследователи условно разделили на четыре группы: городища с камен- ными стенами, городища с каменно-земляными валами и системой рвов, памят- ники с эскарпированием и террасированием склонов, башнеобразные сооруже- ния. Также выделяются комбинированные памятники, имеющие валообразные укрепления с надстройкой по верху каменных стен (Бредихинское и Томузловское 56 Ковалевская В.Б. Кавказ – скифы, сарматы, аланы... С. 26, 57. 57 Геродот, IV, 17, 21. 58 Мурзин В.Ю. Происхождение скифов… С. 53. 59 Виноградов В.Б. Центральный и Северо-Восточный Кавказ в скифское время... С. 84–86; Ильинская В.А., Тереножкин А.И. Указ. соч. С. 86; Ковалевская В.Б. Кавказ и аланы... С. 70–73; Махортых С.В. Скифы на Северном Кавказе... С. 105. 60 Козенкова В.И. Большой Кавказ в XIV–IV вв. до н.э. (Кобанская культура: модель тысячелетия развития). Автореф. Докт. дисс. М., 1990. С. 48. 61 Лимберис Н.Ю., Марченко И.И. Меотские древности VI–V вв. до н.э. Краснодар, 2012. С. 166. 62 Там же; Виноградов В.Б. Центральный и Северо-Восточный Кавказ в скифское вре- мя... С. 86. Глава VII Нахи и скифы 327 городища). Кроме валов и стен, в фортификационные системы городищ дополни- тельно включался ров (или система из двух рвов63). Весьма примечательно, что большинство таких укрепленных городищ, больших и малых, расположены по периметру области вероятного соприкосновения нахских племен с кочевыми пле- менами и окружают территорию Центрального Кавказа с севера и северо-запада, составляя таким образом единую оборонительную систему. В этом отношении особо выделяются располагавшиеся в пределах видимости сигналов оповещения укрепленные городища и башни, выстроенные по берегу Терека64, укрепления- городища Железноводское65, городище в Малой Кабарде66, Грушевское городище на окраине Ставрополя и др.67 Цепь оборонительных сооружений, состоявшая из укрепленных поселений, начинается от верховьев Большого Зеленчука и Мало- го Зеленчука, Ставропольской возвышенности на северо-западе и далее идет на юго-восток по линии – Пятигорск – Моздок – долина Терека до впадения в него реки Сунжи. Большинство укреплений и башен находились друг от друга на рас- стоянии видимости сигналов системы оповещения, а скорость, с которой эти сиг- налы шли от одного укрепления до другого, была очень высока68. В совокупности все эти укрепления составляли комплекс оборонительных сооружений, который полностью охватывал все подступы к Центральному Кавказу с севера, что позво- ляет предполагать, что данные укрепления были построены почти одновременно. Таким образом, археологический материал документирует, что кобанские по- селения Центрального Кавказа, разграбленные и уничтоженные скифами в пер- вой половине VII в. до н.э., к концу VII – началу VI в. до н.э. были восстановлены и вновь начали обживаться, также в сравнительно большом количестве строились новые поселения69. Примерно к тому же времени в целях защиты оседло-земле- дельческого населения Центрального Кавказа от возможных вторжений кочевых племен начинают строиться укрепленные города и поселения, представляющие 63 Прокопенко Ю.А. Этнокультурные связи оседлых и кочевых народов Центрального Предкавказья во второй половине I тыс. до н.э. Автореф. дисс. д. ист. н. М., 2006. С. 34. 64 Крупнов Е.И. Древняя история Северного Кавказа... С. 152; Виноградов В.Б. Цен- тральный и Северо-Восточный Кавказ в скифское время... С.122. 65 Березин Я.Б. Работы в Предгорном районе Ставропольского края. Археологические открытия 1981 года. М., 1983. С. 109; Березин Я.Б., Виноградов В.Б. Центральное Пред- кавказье во второй половине I тысячелетия до н.э. // Проблемы сарматской археологии и истории. Азов, 1988. С. 28–42. 66 Рябова В.Я. Работы Ажиновского отряда в 1976 г. // Древности Дона. М., 1983. С. 127. 67 Кореняко В.А., Найденко А.В. Погребения раннего железного в. в курганах на р. Томузловке (Ставропольский край). СА. 1977. № 3. С. 168; Анфимов Н.В. К вопросу о населении Прикубанья в скифскую эпоху. СА. XI. 1949. С. 242. 68 Археологами был проведен эксперимент по оповещению о приближении врага с помощью костров на сторожевых башнях кобанских поселений. Как только на одной вер- шине появлялся дым, участники эксперимента, находившиеся на другой вершине, быстро разжигали свой костер и подавали дымовой сигнал. Результаты исследования показали, что для передачи сигнала на расстояние более 50 км понадобилось всего 8 минут. 69 Козенкова В.И. Поселок-убежище кобанской культуры у аула Сержень-Юрт… С. 78. 328 Глава VII. Нахи и скифы собой уже целую систему оборонительных сооружений. Все это является несо- мненным свидетельством освобождения Предкавказской равнины от господства скифских племен и восстановления здесь полного контроля со стороны нахов. Как видно, сведения Леонти Мровели о первом нашествии хазар на страну таргамосиан достаточно хорошо увязывается с теми данными, которыми распо- лагает сегодня наука о вторжении скифов в VII в. до н.э. на Кавказ и Переднюю Азию; их участии в политической жизни древних государств, завершившем на рубеже VII–VI вв. до н.э. разгромом и изгнанием скифов. Все это дает основание считать, что мифологизированная память о великих событиях VII – начала VI вв. до н.э. (нашествие скифов, война между мировыми державами с участием ски- фов и одновременным изгнанием последних из Передней Азии, сопровождавша- яся общекавказской борьбой против скифов и последующим их вытеснением из северокавказских равнин, строительством укрепленных городищ на подступах к центральным районам Северного Кавказа и т.д.) вполне могла стать основой со- общения Леонти Мровели о первом нашествии хазар, победоносной войне тарга- мосиан против них и строительства городов-крепостей на подступах к Хазарии . Следует иметь в виду, что борьба против господства скифских племен на Кав- казе проходила на фоне войны между крупнейшими державами того времени за гегемонию в Передней Азии. В конце VII – начале VI вв. до н.э. скифы на стороне Мидии и Вавилона (Халдии) принимают участие в войне против Урарту, а терри- тория Урарту, согласно Леонти Мровели – эта вотчина старшего сына Таргамоса Гаоса (hАоса). После падения Урарту мидийцы громят помогавших им скифские части, вытесняют их из Передней Азии. В этот период война против скифов с новой силой продолжилась на Кавказе, обретя, видимо, общекавказский характер и приняв поистине грандиозные масштабы. Основные, решающие сражения про- исходили, вероятно, на Центральном Кавказе и завершились изгнанием скифов, после чего было начато строительство оборонительных сооружений. Тем не менее здесь может возникнуть возражение в связи с тем, что первое на- шествие скифов захватило и Переднюю Азию, тогда как у Леонти Мровели речь идет лишь о Северном Кавказе, куда на помощь кавкасианам и леканам пришли из южнокавказских земель таргамосианы. Действительно, по Леонти Мровели, таргамосианы ведут боевые действия против хазар (скифов) на Северном Кавка- зе, куда на зов Кавкасоса и Лекоса приходят все братья таргамосианы, что пред- ставлено как безвозмездная братская помощь. Но, естественно, такое объяснение не убедительно, тем более что речь идет о военной помощи со стороны народов, проживавших на территории от Северной Месопотамии до Кавказа, и поэтому возникает вопрос о характере взаимоотношений между таргамосианами. Мож- но было бы гипотетически предположить, что речь идет о периоде могущества Урартского царства и его наибольшего влияния на народы Кавказа, когда прави- тели Урарту могли позволить себе послать войско для защиты центральнокавказ- ских перевалов от варварских полчищ. Однако нет каких-либо данных, которые могли бы подтвердить такое развитие событий. Кроме того, эти события имели место в то время, когда Урартская держава находилась уже не на пике своего мо- гущества и вела изнурительные оборонительные войны. Глава VII Нахи и скифы 329 Для того чтобы постигнуть сведение Леонти Мровели о вторжении хазар, сле- дует учесть некоторые важные моменты. Во-первых, вторжение хазар (скифов) древнегрузинский историк соотносит с начальным периодом истории таргамоси- ан, когда те были едины и «жили в любви и дружбе», а территорию расселения братьев таргамосиан, простиравшуюся от Месопотамии до Северного Кавказа, представляет как одну страну (страну Таргамосидов) во главе с единым пра- вителем – старшим сыном Таргамоса Гаосом (hАосом), которому подчинялись все братья («над семью этими братьями своими был повелителем и владыкой Гаос70»). Уделы Кавкаса и Лекана на Кавказе выступают составной частью стра- ны таргамосиан и не отделены от Южного Кавказа и вообще от Передней Азии, а судьбы кавкасиан и лекан – от судеб остальных шести народов Таргамосидов. Все основные события VII в. до н.э., связанные с хазарами (скифами), происходят именно на территории страны таргамосиан и, соответственно, вторжение скифов VII в. до н.э. для Леонти Мровели – это вторжение в страну Таргамосидов. Во-вторых, как отмечено выше, война между мировыми державами того вре- мени, в которой принимали участие и скифы, проходила в основном на террито- рии Урарту, вотчины старшего сына Таргамоса Гаоса (hАика), и близлежащих областей. В течение войны, и особенно после падения Урартской державы, про- исходило массовое передвижение населения из урартских и южнокавказских областей на север, к центральным районам Кавказа. Переселенцы, не могли не вливаться в общекавказскую освободительную войну против пришлых скифских племен. Для племен, перемещавшихся в центральные районы Кавказа из Урарту и других областей Южного Кавказа, борьба против господства скифов на Север- ном Кавказе являлась, по сути, продолжением той войны, которую они вели на территории Урартского царства, поскольку скифские отряды участвовали в войне против Урарту на стороне мидийцев и вавилонян. Участие племен, в конце VII – начале VI вв. до н.э. переселившихся в эти места из урартских и южнокавказ- ских областей, в войне против скифов, господствовавших в равнинных районах Северного Кавказа, вполне могло стать основой повествования Леонти Мровели о приходе братьев таргамосиан на помощь кавкасианам и леканам. Вышеизложенное подтверждается и тем, что, по сведению Леонти Мровели, прибывшие на помощь Кавкасу и Лекану братья таргамосианы не имеют предво- дителя, что трудно представить в случае организации столь крупномасштабной военной помощи и вступления на Северный Кавказ объединенных сил шести на- родов дома Таргамосидов. Если раннее грузинский хронист подчеркивает главен- ствующую роль старшего сына Таргамоса Гаоса (hАоса) как признанного царя всех таргамосиан, то в сообщении о периоде борьбы против хазар (скифов) он не называет ни его, ни кого-либо еще из братьев таргамосиан, предводителем войск, пришедших на помощь Кавкасу и Лекосу, а лишь указывает на то, что хазары были разгромлены совместными силами таргамосиан. Однако сообщение Леонти Мровели о том, что в период войны с хазарами (скифами) владыкой над сыновьями Кавкаса был Дурдзук, сын Тирета, можно рассматривать как косвен- 70 Мровели Леонти. С. 25. 330 Глава VII. Нахи и скифы ное подтверждение главенствующей роли среди таргамосиан именно Дурдзука, который и возглавлял объединенные силы братьев таргамосиан в войне против хазар (скифов). Первенство Дурдзука в борьбе с хазарами особо подчеркивается в древнеар- мянском переводе «Картлис цховреба», где пришедшие на помощь по зову Кав- каса и Лекаса шестеро братьев дома Торгома «перевалили горы Кавказа и по- лонили земли Хазраца руками сына Тиритиса – Дуцука, который и призвал их на помощь71». Древнеармянский текст «Картлис цховреба» представляет собой сокращенный и зачастую не дословный, а смысловой перевод грузинского ориги- нала. Поэтому, несмотря на то, что армянский перевод полностью привязан к гру- зинскому тексту, между армянским и грузинским вариантами иногда появляются отдельные разночтения, которые хоть и не искажают заложенный в оригинале смысл, но вызывают у исследователей определенное недопонимание72. В то же время следует учитывать, что из дошедших до нас списков «Картлис цховреба» наиболее древним является именно армянский перевод, а вовсе не ру- кописи грузинского оригинала. Последние подверглись неоднократному редакти- рованию, и те или иные разночтения в грузинском оригинале «Картлис цховреба» и армянском варианте, возможно, вызваны тем, что в результате редактирования оригинальный грузинский текст изменился и только в армянском переводе сохра- нилась первоначальная его версия. Так, если в грузинском тексте отразились лишь слабые отголоски первенствующей роли Дурдзука, то в армянском варианте гла- венство Дурдзука подчеркивается более явственно. К примеру, в армянском пере- воде братьев таргамосиан на помощь призывает лишь Дурдзук, и сообщается, что 71 Древнеармянский перевод грузинских исторических хроник. С. 14–15; См. также: Мровели Леонти. Комментарии Цулая Г.В. С. 52. Комм. 57. 72 Из того факта, что в армянском переводе текста Леонти Мровели успех войны с хазарами (скифами) связывается непосредственно с Дуцуком (Дурдзуком), по мнению А.А. Туаллагова, следует, что в армянском тексте отражена армянская традиция, которая «исходит из признания тех событий сугубо северокавказским делом» (см.: Туаллагов А.А. Скифы Северного Кавказа… С. 25). Однако, не совсем понятно, о какой армянской тради- ции передачи «тех событий» говорит исследователь: во-первых, ни в одном древнеармян- ском источнике нет каких-либо упоминаний о событиях на Кавказе во времена нашествия скифов, а также, позднее, сарматов, в том числе и о войне кавказцев (таргамосиан) со скифами, и потому, соответственно, не существует никакой армянской традиции по их освещению: во-вторых, армянский текст «Картлис цховреба» – это всего лишь перевод грузинского текста, который полностью привязан к грузинскому оригиналу и не отражает армянские традиции. Армянские исторические традиции в полной мере отображены в весьма богатой древнеармянской исторической литературе и, как уже отмечено, в ней не сложилось никаких особых традиций по освещению истории народов Северного Кавказа указанного периода. Но главное не в этом, а в том, что из армянского текста совершенно не вытекает, что речь идет сугубо о северокавказских делах Ковкаса и Лекана. Как в ори- гинале, так и в армянском переводе все шесть братьев таргамосиан по первому же зову, «перевалив горы Кавказа», прибыли на помощь кавкасианам и леканам, чтобы совместно с ними громить хазар (скифов) (См.: Древнеармянский перевод грузинских исторических хроник. С. 15). Глава VII Нахи и скифы 331 «полонили Хазарети руками Дуцука». Данная фраза, конечно, не означает, что про- тив хазар (скифов) воевали только кавкасианы во главе с Дурдзуком, а остальные братья таргамосианы, прибывшие на помощь с Южного Кавказа, были лишь сто- ронними наблюдателями и не принимали участия в битвах. Как в грузинском, так и в армянском тексте ясно подчеркивается, что все братья таргамосианы прибыли на зов помощи «перевалив горы Кавказа» и что все они совместными силами раз- громили хазар (скифов). Выделение же роли Дурдзука следует рассматривать как свидетельство главенствующей роли нахов и на то, что именно они возглавляли объединенные силы таргамосиан в войне против хазар (скифов). Если на Южном Кавказе присутствие скифов было, судя по всему, эпизодиче- ским и не слишком значительным, то на Северном Кавказе скифы, скорее всего, были представлены довольно широко в силу близости зоны степи и постоянной с ней связи. Благодаря этому позиции скифских племен на Северном Кавказе были более прочными, потому-то скифы, по-видимому, и оказали в этих местах сильное сопротивление. Видимо, поэтому именно здесь проходили основные и наиболее ожесточенные бои между кавказцами и скифскими племенами, о которых свиде- тельствуют следы разрушения на археологических памятниках (крушение и унич- тожение скифских стел и т.д.). В силу этого основная тяжесть борьбы со скифами легла на плечи нахских племен, и Леонти Мровели отразил это, выделив в победе таргамосиан (кавказцев) над хазарами (скифами) особую роль нахов в лице потомка Кавкаса Дурдзука. Этим, наверное, отчасти объясняется то, что в сообщении Леонти Мровели борьба таргамосиан с хазарами сконцентрирована на Северном Кавказе. Таким образом, есть все основания полагать, что в сообщении Леонти Мро- вели о первом вторжении хазар предельно сжато, как это характерно для грузин- ского автора, передана информация о событиях, имевших место в VII – начале VI вв. до н.э.: нашествие скифов на Кавказ и Переднюю Азию и борьба против них народов, населявших территорию от Месопотамии до Северного Кавказа, т.е. страны Таргамосидов. Сведения Леонти Мровели о втором нашествии хазар, во время которого они избрали себе царя, следует относить к вторжениям кочевых племен на Кавказ и в страны Передней Азии, происходивших уже в последующие периоды. И если в первом случае, сопоставляемом с вторжением скифов в VII до н.э., речь идет о единственном нападении, что подтверждается данными других источников73, то на втором этапе начинаются массированные набеги хазар на Южный Кавказ с многократным переходом Дербентского и Дарьяльского перевалов («хазары ос- воили оба пути74»). Следует обратить внимание на одно очень важное обстоятельство. В сообщении о втором вторжении хазар, уже во главе с царем, Леонти Мровели не упоминает о столкновениях захватчиков с кавкасианами и леканами, да и вообще с таргамо- 73 Ни у Геродота, ни у Диодора нет упоминания о многократных вторжениях скифов в Переднюю Азию, а упоминают лишь единственное нашествие. Ассиро-вавилонские и урартские источники также сообщают только об одном вторжении скифов (подробно об этом см.: Хазанов А.М. Социальная история скифов... С. 208 и далее). 74 Мровели Леонти. С. 25. 332 Глава VII. Нахи и скифы сианами, а говорит лишь о том, что хазары прошли через Дербентские ворота, а затем и Дарьяльские ворота и «полонили страну Таргамосианов». Однако перед этим грузинский историк сообщает о строительстве таргамосианами на Северном Кавказе оборонительных сооружений – городов-крепостей, предназначенных для защиты от набегов хазар, что подтверждается данными археологии. Уже сам факт, что строительство укреплений на Северном Кавказе удостоилось внимания лето- писца, говорит о грандиозности и масштабности этого мероприятия, а также о их значимости для сдерживания вторжений кочевых племен. Но при описании второ- го нашествия хазар Леонти Мровели почему-то ничего не говорит ни о разрушении этих укреплений, ни о военных столкновениях хазар с таргамосианами – кавкаси- анами и леканами. Надо полагать, что такое могло произойти либо в случае, если между хазарами (кочевниками) и таргамосианами (кавказцами) были установлены союзнические отношения, либо укрепленные городища (города-крепости по Ле- онти Мровели) к описываемому моменту уже не функционировали. Сообщение Леонти Мровели исключает наличие союзнических отношений между хазарами и таргамосианами в тот период, поскольку во время второго нашествия хазары в силу своего «бесчисленного множества» не только полонили страну таргамосиан и наложили на ее население дань, но и заняли часть земель кавкасиан и лекан. Сле- довательно, ко времени второго вторжения укрепленные города, скорее всего, уже не существовали, а если и существовали, то не выполняли уже оборонительных функций и, соответственно, потеряли свою значимость. Данное обстоятельство указывает на значительный хронологический разрыв между первым и вторым на- шествиями на Кавказ кочевых племен (хазар). К настоящему времени известны несколько крупных нашествии кочевников на Кавказ, к которым можно было бы соотнести второе нашествие хазар, уже во гла- ве с царем: вторжение сарматов на рубеже IV–III вв. до н.э., аланов в I–II вв. н.э. и гуннов в конце IV–V вв. н.э. Как известно, нашествие сарматских племен IV–III вв. до н.э. было остановлено на подступах к Северному Кавказу, и сарматы не смогли прорваться на Южный Кавказ (см. ниже). Массированные, многократно повторившиеся опустошительные набеги кочевников на страны Южного Кавказа имели место в I–II вв. н.э. (аланы), в конце IV и в V вв. н.э. (гунны), с которыми, скорее всего, и следует связывать второе нашествия хазар Леонти Мровели. Это согласуется и с тем, что после второго вторжения хазарский царь отдал своему сыну Уобосу часть земель Кавкаса, а племеннику – часть земель Лекана, что, как справедливо отмечают исследователи, указывает на большой хронологический разрыв между вторым нашествием хазар и периодом оседания кочевых племен на северокавказских равнинах. Наверное, будет более правильным второе наше- ствие хазар, возглавлявшееся царем, связать с набегами алан на страны Южного Кавказа в I–II вв. н.э., а оседание сына и племянника хазарского царя на землях кавкасианов и леканов отнести к концу IV–V вв. н.э., когда ираноязычные пле- мена, гонимые из степей гуннскими ордами, были прижаты к Кавказским пред- горьям. Однако эта тема выходит за рамки настоящей работы.

0

3

Первенство Дурдзука в борьбе с хазарами особо подчеркивается в древнеармянском переводе «Картлис цховреба», где пришедшие на помощь по зову Кавкаса и Лекаса шестеро братьев дома Торгома «перевалили горы Кавказа и полонили земли Хазраца руками сына Тиритиса – Дуцука, который и призвал их на помощь». [Древнеармянский перевод грузинских исторических хроник. С. 14–15; См. также: Мровели Леонти. Комментарии Цулая Г.В. С. 52. Комм. 57.] Древнеармянский текст «Картлис цховреба» представляет собой сокращенный и зачастую не дословный, а смысловой перевод грузинского оригинала. Поэтому, несмотря на то, что армянский перевод полностью привязан к грузинскому тексту, между армянским и грузинским вариантами иногда появляются отдельные разночтения, которые хоть и не искажают заложенный в оригинале смысл, но вызывают у исследователей определенное недопонимание. [Из того факта, что в армянском переводе текста Леонти Мровели успех войны с хазарами (скифами) связывается непосредственно с Дуцуком (Дурдзуком), по мнению А.А. Туаллагова, следует, что в армянском тексте отражена армянская традиция, которая «исходит из признания тех событий сугубо северокавказским делом» (см.: Туаллагов А.А. Скифы Северного Кавказа… С. 25). Однако, не совсем понятно, о какой армянской традиции передачи «тех событий» говорит исследователь: во-первых, ни в одном древнеармянском источнике нет каких-либо упоминаний о событиях на Кавказе во времена нашествия скифов, а также, позднее, сарматов, в том числе и о войне кавказцев (таргамосиан) со скифами, и потому, соответственно, не существует никакой армянской традиции по их освещению: во-вторых, армянский текст «Картлис цховреба» – это всего лишь перевод грузинского текста, который полностью привязан к грузинскому оригиналу и не отражает армянские традиции. Армянские исторические традиции в полной мере отображены в весьма богатой древнеармянской исторической литературе и, как уже отмечено, в ней не сложилось никаких особых традиций по освещению истории народов Северного Кавказа указанного периода. Но главное не в этом, а в том, что из армянского текста совершенно не вытекает, что речь идет сугубо о северокавказских делах Ковкаса и Лекана. Как в оригинале, так и в армянском переводе все шесть братьев таргамосиан по первому же зову, «перевалив горы Кавказа», прибыли на помощь кавкасианам и леканам, чтобы совместно с ними громить хазар (скифов) (См.: Древнеармянский перевод грузинских исторических хроник. С. 15).] В то же время следует учитывать, что из дошедших до нас списков «Картлис цховреба» наиболее древним является именно армянский перевод, а вовсе не рукописи грузинского оригинала. Последние подверглись неоднократному редактированию, и те или иные разночтения в грузинском оригинале «Картлис цховреба» и армянском варианте, возможно, вызваны тем, что в результате редактирования оригинальный грузинский текст изменился и только в армянском переводе сохранилась первоначальная его версия. Так, если в грузинском тексте отразились лишь слабые отголоски первенствующей роли Дурдзука, то в армянском варианте главенство Дурдзука подчеркивается более явственно. К примеру, в армянском переводе братьев таргамосиан на помощь призывает лишь Дурдзук, и сообщается, что «полонили Хазарети руками Дуцука». Данная фраза, конечно, не означает, что против хазар (скифов) воевали только кавкасианы во главе с Дурдзуком, а остальные братья таргамосианы, прибывшие на помощь с Южного Кавказа, были лишь сторонними наблюдателями и не принимали участия в битвах. Как в грузинском, так и в армянском тексте ясно подчеркивается, что все братья таргамосианы прибыли на зов помощи «перевалив горы Кавказа» и что все они совместными силами разгромили хазар (скифов). Выделение же роли Дурдзука следует рассматривать как свидетельство главенствующей роли нахов и на то, что именно они возглавляли объединенные силы таргамосиан в войне против хазар (скифов).


Что-ж, прекрасно. А теперь взглянем на другое разночтение, имеющееся, среди прочих, у "наиболее древнего, армянского перевода" (Патмутюн Врац) и "подвергавшейся неоднократному редактированию, грузинской версии" (Картлис Цховреба). Его, это разночтение, я как-то здесь уже касался. Оно про события вокруг восстановления Саурмага на троне Грузии. В Картлис Цховреба, Саурмаг, помимо "римских азнауров" и сармат, опирается также военные силы "всей Дурдзукети":

Тогда за ним последовали азнауры-римляне, которые также прибыли в Дурдзукети. Сказали они Саурмагу: «Великое добро сделано было для нас отцом твоим. Поэтому твердо храним мы верность тебе». И Саурмаг договорился с овсским царем, сыном сестры своего отца, попросил у него помощи. Тот с радостью пришел к нему на помощь. Саурмаг собрал вокруг себя всю Дурдзукети, после чего направился против грузин.

В Патматюн Врац, ему помогаю только "азонцы" (то же, что и азнауры-римляне в КЦ) и сарматы, и без дурдзуков:

Но войско, называемое Азонцы, помня благодеяния его отца, собралось к нему. Он призвал к себе на помощь царя Оссов, выступил в поход и без труда завладел всей страной.

Почему я это сейчас затронул, мы узнаем в 9-10 главах книги. Там мы к этому еще вернемся.

0


Вы здесь » Форум историка-любителя » Основной форум » «Нахи», Г.Дж.Гумба. Седьмая глава (нахи и скифы)