Форум историка-любителя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум историка-любителя » Основной форум » «Нахи», Г.Дж.Гумба. Вторая часть Десятой главы (происх. царского рода)


«Нахи», Г.Дж.Гумба. Вторая часть Десятой главы (происх. царского рода)

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

2. Происхождение царского рода Парнавазианов. Вызывает интерес и вопрос о происхождении царской династии Парнавазианов, на который до сих пор нет удовлетворительного ответа. Исходя из иранской этимологии имени Парнаваз, некоторые ученые предположили наличие у Парнавазианов иранских корней. Однако, для этого нет совершенно никаких оснований, что было отмечено в научной литературе. [Болтунова А.И. К вопросу об Армази… С. 240.] Безусловно, нет сомнений в значимости роли ираноязычных номадов (в первую очередь, скифов) в древней истории народов Кавказа и в большом политическом и культурном влияний древнего Ирана на народы Кавказа. В ходе развития тесных контактов и различного рода связей народов Кавказа с Ахеменидским, Аршакидским и Сасанидским Ираном, а также с ираноязычными кочевыми племенами северокавказских степей среди кавказского населения широкое распространение получили иранские имена. Однако данное обстоятельство вовсе не означает, что носители этих имен по своему этническому происхождению являлись иранцами, как это иногда пытаются преподнести. В научной литературе неоднократно отмечалась неправомерность чрезмерного увлечения именами, тем более оценки этнического состава населения по именам и их соотношениям. К таким сопоставлениям следует относиться с большой осторожностью, так как между соотношением имен и соотношением этнических элементов нет прямой зависимости. [Например, среди русских вождей, подписавших в Х в. н.э. договор с Византией, были лица с именами иранского происхождения – Сфандр, Прастень, Истр, Фурстень и др. Если следовать логике некоторых современных историков, то получается, что славяне были вовсе не славянами, а иранцами. Или, например, исходя из того, что в настоящее время на Кавказе широко распространены арабские имена, через несколько сотен лет историки могли бы утверждать, что носителями этих имен на Кавказе являлись этнические арабы.] Не претендуя на окончательное решение данной проблемы, хотелось бы обратить внимание на некоторые моменты, которые, как мне кажется, могли бы пролить свет на происхождение Паранавазианов. В древних источниках имя Парнаваз встречается среди представителей как грузинской, так и армянской царских династий. Ключ к разгадке тайны происхождения Парнавазианов находится, как думается, в сообщениях древнеармянских историков Мовсеса Хоренаци и Себеоса, где Парнавазианы упоминаются в перечне представителей царской династии Армении эпохи патриархов – hАайказуни (Гайказуни), [Мовсес Хоренаци. I. 22; История Себеоса. Критический текст, предисловие и комментарии Г.В. Абгаряна (на древнеармян. яз.). Ереван, 1980. С. 19; См. также: История епископа Себеоса. Ереван, 1937. С. 15.] т.е. среди потомков родоначальника армян hАайка (Гайка) в начальный период истории Армении. Как уже отмечалось выше, в эпониме hАйк (Гайк, Хайк) объединены урарты и армяне, и древнейший, начальный период истории Армении есть история Урарту и урартов (хуррито-урартов) и, соответственно, урартские цари представлены как армянские. Следовательно, можно предположить, что царь Армении Парнаваз, упоминаемый как потомок Гайка в эпоху патриархов, т.е. в начальный период истории таргамосиан («Дома Торгома»), является царем Урарту и представителем урартского (или этнически родственного ему) знатного рода. Действительно, согласно Мовсесу Хоренаци и Себеосу, царь Армении Парнаваз был современником вавилонского царя Навуходоносора II (605–562). [Мовсес Хоренаци. I. 22; История Себеоса. С. 19.] Ссылаясь на несохранившийся древний источник («об этом повествует надпись»), Себеос сообщает: «…Парнаваз… родил Багама и Багарата; Багарат родил Бюрама; Бюрам родил Аспата. Потомки Багарата унаследовали свои владения на западной стороне, т.е. в доме Ангеха, ибо Багарат назывался также Ангехом, и в то время племя варваров его называло богом. Этот Парнаваз покорился царю вавилонскому – Навуходоносору. С тех пор цари марские (мидийские. – Г.Г.) и вавилонские владели (Арменией. – Г.Г.) до Александра Македонского, который подчинил себе всю вселенную». [История Себеоса. С. 19.] В конце VII – начале VI в. до н.э., в период ослабления и падения Урарту под ударами Мидии и Вавилонии, от Урартского царства стали отпадать различные области и страны, и в первую очередь отделились мелкие страны западной и юго-западной части. Фактически Урарту уже не являлось единым государством, а вся территория некогда могущественной державы представляла собой ряд разрозненных стран и областей, возглавляемых собственными царями. После окончательного падения Урартской державы большая часть ее территории на короткий период времени вошла в состав царства Тогарма. Но уже в первой четверти VI в. западные и юго-западные части Урарту подпали под власть Вавилонии, а центральной частью её завладели мидяне. В это время и позже, в мидийский период, эти страны, возникшие на обломках Урарту, сохраняли определенную самостоятельность, и каждая из них имела своего царя. Именно этих современных Мидии царей, одновременно правивших в разных частях бывшей территории Урарту, приводит Мовсес Хоренаци в своем списке царей Армении, потомков Гайка, искусственно объединяя их в одну династическую линию: Артикас, Аждахак, Паруйр, сын Скайорди, Парнаваз, Парос, Пачуйч и др. [Мовсес Хоренаци. I, 22; Пиотровский Б.Б. Ванское царство... С. 127–128.] Упоминаемые в списке царей Армении друг за другом Паруйр, сын Скайорда, и Парнаваз на самом деле правили в одно и то же время в разных частях Урарту и являлись современниками Вавилонского царя Навуходоносора II. Паруйр, сын Скайорда правил одной из небольших областей, входившей в состав Урарту и находившейся у северо-западной границы Ассирии, в непосредственной близости от страны Урме. [Там же.] Паруйр перешел на сторону мидийцев и вавилонян, оказал им помощь в войне против Урарту, за что в 612 г. до н.э. получил самостоятельность и царский венец. Парнаваз был властелином западных областей Урарту – Цопа//Цова, а его вотчиной была область Ангех-тун (Турк-Ангех) в восточной провинции Цопа (или Большой Цоп). Новые царства одновременно возникают и в других частях Урартского государства: например, в бывшем его центре, в районе оз. Ван, начинает формироваться новое политическое объединение во главе с династией Ервандуни, на северо-западе, в районе Ерзрума – объединение матиенов, и т.д. [См.: Еремян С.Т. К вопросу об этногенезе армян // Вопросы истории, 1952. № 7. С. 140; Пиотровский Б.Б. Указ. соч. С. 128.] В сообщении Себеоса о подчинении Парнаваза Навуходоносору речь идет о событиях конца VII – начала VI в. до н.э., когда войска вавилонского царя Навуходоносора II вторглись в западные области Урарту. Именно в этот период, как уже отмечалось выше, происходило перемещение населения страны Цопа и окружавших ее западных областей Урарту (цова (цан), хон, терк-турк и др.) на север, в центральные районы Кавказа. Однако не все жители этих областей переселились на север и покинули свои земли. Остался в Цупани (Цопа) и один из потомков Парнаваза – Багарат со своей семьей. Они унаследовали земли Ангех-туна и прославились в истории как одни из самых влиятельных и могущественных нахарарских (княжеских) родов Армении – Багратуни; [Ветвь рода Парнавазиани-Багратуни, унаследовавшая Ангех-тун, известна еще и как князья Ангех-тун] они были венцевозлагателями армянских царей и носили титул Аспет (военачальник), а в раннем средневековье стали основателями армянской и грузинской царских династий, и под их эгидой страны Южного Кавказа объединились в одно могущественное феодальное государство. В научной литературе Багратидам часто приписывается иудейское происхождение, однако эта версия давно изжила себя и существует лишь по инерции. Как отмечает Р.И. Матевосян, армянская и зарубежная арменоведческая историко-филологическая наука за прошедшее столетие накопила огромный критический материал относительно еврейской версии происхождения Багратидов, и сегодня поддерживать этот вариант значит вернуться назад, в конец XIX в. [Матевосян Р. Багратуни. Историко-родословная энциклопедия (на арм. яз.). Ереван, 1997. С. 7–8; Его же: К вопросу происхождения Багратидов // Армянский Вестник. №1–2. Ереван, 2001. С. 27–30; См. также: Адонц Н.Г. Армения в эпоху Юстиниана... С. 307, 308, 400, 412; Капанцян Гр. История Урарту (на арм. яз.). Ереван, 1940. С. 203, 219, прим. 1; Молчанов А.А. Позднеантичная и средневековая историческая традиция о происхождении рода Багратидов: эволюция официальной генеалогической версии // ВОН. № 1–2 (630). Ереван, 2011. С. 38-52. Маркварт И. Род Багратуни (на арм. яз.). Вена, 1913.] Официальная родословная знаменитого венценосного рода Багратуни, возводящая их к потомкам легендарного hАйка (Гайка), была пересмотрена в IV–V вв. После того как христианство было принято в Армении в качестве официальной религии (301 г.), определенная части знати стала активно выражать стремление связать историю своей страны с библейской историей, и одним из проявлений этих настроений стала версия о еврейском происхождении рода Багратуни. В разработку этой версии наиболее весомый вклад внес «отец армянской истории» Мовсес Хоренаци. В обращении к своему покровителю и меценату – правителю Армении князю Сааку Багратуни, по поручению которого была написана «История Армении», Мовсес Хоренаци со свойственным ему полемическим жаром отвергает традиционное мнение о происхождении рода Багратуни от hАйкидов. Он подчеркивает глубину генеалогических корней Багратидов, но, будучи ревностным христианином, предпочитает соотнести появление этого рода в Армении с событиями, упоминаемыми в Библии, и тем самым выделить предков правителя Армении Саака Багратуни среди других нахарарских родов Армении. Версия о библейских корнях родословной Багратуни призвана была поднять в общественном мнении христианской Армении на недосягаемую высоту авторитет Багратуни не только как потомков изначально знатных родов, но и как выходцев из Святой Земли (Палестины). [Молчанов А.А. Указ. соч. С. 44.] Со временем библиоцентристская версия полностью возобладала над традиционной и – в угоду все более усиливавшимся Багратидам – получила дальнейшее развитие в трудах придворных историографов. Так, в сочинении Ованеса Драсханакертци предки Багратуни были уже объявлены отпрысками царей Иудеи из дома Давидова. [Ованес Драсханакертци. IV.] Тем самым внушалось, что Багратуни состоят в кровном родстве с Иисусом – более престижного родословия для династов христианской страны, разумеется, нельзя было даже представить. Библейская версия происхождения Багратуни прочно прижилась и на грузинской почве. [См.: Молчанов А.А. Указ. соч. С. 44–45.] Из достоверных источников хорошо известно, что после неудачного восстания армян против владычества Арабского Халифата в 774–775 гг. сын князя Армении Ашота Слепого Багратуни Васак, спасаясь от преследования арабов, переселяется со своими домочадцами в Кларджк (Кларджети) и обосновывается в крепости Артанудж. К концу VIII в. Артануджские Багратуни распространяют свою власть и на Тайк (Тао). Разместившись в Тайке и Кларджети, Багратуни, не располагая достаточными силами для защиты своих владений от Халифата, переходят под покровительство Восточно-Римской империи (Византии). В этих целях они отрекаются от армянской апостольской церкви, принимают халкидонское вероисповедание и вступают в лоно имперской византийской церкви. После чего тайские Багратуни берутся под покровительство Византии и Ашоту Багратуни (786–826), внуку Васака, даруется византийский титул курапалат. Вероотступничество тайских Багратуни привело их к отчуждению от армянских сородичей, из-за чего они уже не могли играть сколько-нибудь значительную роль в политической жизни Армении, тем более после получения в 885 г. князем Армении Ашотом Багратуни титула царь армян от Арабского Халифа. В этих условиях тайкские Багратуни берут под свое политическое покровительство грузинскую халкедонитскую церковь, а Мцхетский католикос в ответ на это священным авторитетом собственной власти признает за членами их семьи право носить титул царь картвелов (грузин). Вслед за этим тайкские Багратуни политическим актом переводят в своих владениях все церковные структуры под юрисдикцию грузинского католикоса и вводят богослужение на грузинском языке. Так возникла грузинская ветвь царской династии Багратуни – Багратиони. Однако, в грузинской средневековой литературе тоже верх берет библейская версия происхождения Багратиони. Так, автор X в. Георги Мерчуле в своем сочинении «Жизнь Григола Хандзтели» владетеля Тайка – Ашота Куропалата (Багратиони) величает отпрыском Давида, «Пророка и помазанника Господня». [Сумбат Давитис-дзе. История и повествование о Багратионах. Перевод, введение и примечание Лордкипанидзе М.Д. Тбилиси, 1979. С. 13, 14.] Анонимный автор «Матиане Картлиса» («Летопись Грузии») к отпрыскам библейского царя Давида относит Адрнерсе Багратуни, отца Ашота Куропалата: «[Адрнерсе] из дома пророка Давида, из Армении прибыл к Арчилу и просил у него место для жительства». [Матиане Картлиса. Перевод, введение и примечание Лордкипанидзе М.Д. Тбилиси, 1976. С. 28.] Наиболее детальную разработку генеалогического древа грузинской ветви Багратидов предложил автор XI в. Сумбат Давитис-дзе. Принадлежа, вероятно, к грузинской ветви Багратидов, он возвел генеалогию рода к Клеопе, дяде Иисуса со стороны отца, и далее, через царя Давида, к прародителю человеческого рода Адаму. В этой редакции генеалогической легенды замалчивается происхождение грузинских Багратиони от армянских Багратуни, а вместо этого говорится о якобы переселении непосредственного родоначальника грузинских Багратидов в Картли прямо из Иерусалима, причем в VI в., при сыновьях царя Картли Вахтанга Горгасала. [Сумбат Давитис-дзе. История и повествование о Багратионах. С. 27–42.; Эту легенду, почерпнутую в грузинских устных источниках, приводит и Константин Богрянородный в своем трактате «Об управлении империей» (X в.) (Константин Багрянородный. Об управлении империей... С. 194).] Последующие средневековые летописцы Грузии трактовали вопрос происхождения Багратиони в том же ключе. Окончательные итоги разработки данной темы суммировал в своем труде грузинский историк-географ XVIII в. царевич Вахушти Багратиони, который как достоверную информацию привел полную поколенную роспись своих предков, начиная с библейского царя Давида. [Вахушти Багратиони. История царства Грузинского. Тбилиси, 1976. С. 183–193.] Высокое социальное положение рода Багратуни сохраняется и после падения Урартской державы. [По мнению К. Туманова, с Парнавазианами-Багратидами следует отождествлять и армянскую царскую династию Ервандуни-Оронтидов, правившую с VI по III вв. до н.э. (Cyril Toumanoff. Orontids of Armenia, Studies in Christian Caucasian History. Washington. 1963. P. 277–354; Его же: Les Maisons Princières Géorgiennes de l’Empire de Russie. Rome. 1983. P. 123–128).] На протяжении более чем тысячи лет они известны как венцевозлагатели армянских царей и высшие военачальники (аспеты) Армении. Именно представитель нахарарского рода Багратуни Никефор (он же Смбат) короновал царя Армении Арташеса I (189 − 160), основоположника династии Арташесидов, а в 66 г. (по некоторым данным, в 52 г.) в городе Мцбин (Низибин) Багаратом Парнавазианом был возведен на армянский престол брат парфянского царя Аршака I, основоположника другой царской династии Армении – Аршакидов. [История Себеоса. С. 19.] Как известно, были венцевозлагателями, т.е. обладали правом короновать, обычно высшие духовные лица страны − верховные жрецы, каковыми первоначально и являлись представители рода Парнавазиан-Багратуни. Об этом свидетельствует и вышеприведенное сообщение Себеоса о том, что потомок Парнаваза «Багарат назывался также и Ангехом, его в то время племя варваров называло богом». Ангех – имя хурритского бога Нергала, почитавшегося хуррито-урартскими племенами бассейна оз. Ван. Район распространения культа Нергала совпадал с территорией, на которой почитался также и бог Турани (Турк, Терк), откуда вследствие отождествления этих двух богов и появилось название Турк-Ангех (см. выше, гл. III). [Культовое значение данной местности сохранялось еще долгое время. Фавст Бузанд, например, сообщает, что Ангех был столицей армян с древности и на его территории хоронили армянских царей даже в поздние времена (Фавстос Бузанд. Книга IV, XXIV).] Для ревностного христианина Себеоса люди, поклонявшиеся языческому богу Ангеху, естественно, являлись варварами. Но варвары Себеоса – это хуты, т.е. урартское население, проживавшее в горных местностях и сохранявшее еще свое этническую самобытность. [Халатянц Г. Армянский эпос в «Истории Армении» Моисея Хоренского. М., 1896. С. 162, 163. 416] Тот факт, что население данного региона (племя варваров) называло Багарата также и именем бога Ангеха, совершенно определенно указывает на то, что род Парнаваза-Багарата выполнял функции верховной власти – светской и духовной, а потому персонифицировался с богом, о чем свидетельствуют и их имена. Таким образом, Парнавазианы и Багратуни представляют собой две ветви одного и того же знатного урартского (или этнически близкородственного хуррито-урартам) рода, который после падения Урартской державы наряду с другими урартскими нахарарскими родами (Рштуни, Хорхоруни, Арцруни, Мамиконяны, Гнуни и т.д.) составил ядро нахарарской (княжеской) знати Армении, а со временем стал основателем царских династий. Вообще можно сказать, что Парнавазианы-Багратуни олицетворяют собой преемственность государственной власти Урарту и Армении. В рамках рассматриваемой темы наибольший интерес представляет тот факт, что Багратуни и Парнавазианы упоминаются в тех же местах, где встречаются этнотопонимы, имеющие отношения к нахскому этносу, – Муср (Мусасир), Мана, Дурдзук, Малхина, Меишта, Цопа, Терк (Турк-Ангех), Хона и т.д. (см. выше). Первые упоминания о Багратуни связаны с местностями Муср (Мусасир) и Дурдзук (в Мане) на востоке и юго-востоке Урарту. Позднее, в конце VII в. до н.э., Парнавазианы-Багратуни правят юго-западной областью Урарту – Цопа, а один из районов этой области Ангех-тун становится их родовым владением. Данное обстоятельство позволяет предположить, что Парнавазианы-Багратуни находились среди людей, переселенных из юго-восточных областей Урарту (Мусры, Мана, Дурдзук и др.) в ее западные и юго-западные области – Цова (Цопа), Ангех, Тегарамма и др. Сохранились источники, позволяющие довольно точно определить время перемещения населения Мусасира (Мусры) на запад, в Цопк, Ангех и т.д. В 714 г. до н.э. ассирийский царь Саргон II захватил религиозный центр Урарту Муср (Мусасир) и разрушил главный храм Халди, самого же идола Халди и все имущество храма вывез в Ассирию. [Согласно ассирийским надписям, из Мусасира были похищены огромные по тем временам богатства: несметное количество изделий из железа, более тонны золота, пять тонн серебра, меди, а также лазурита и других драгоценных камней.] В надписи Саргона II, оставленной после этого события, сообщается, что население Мусасира в количестве 6170 человек царь переселяет на запад, в долину Евфрата, т.е. в Каркемиш, Тегараму, Цопани и др. [АВИИУ, III, 46 (32); АВИИУ, III, 46 (121); АВИИУ, III, 49 (346).] Переселенные из юго-восточных областей Урарту (Муср (Мусасир), Дурдзук и др.) в новые места люди принесли с собой, как это часто бывает, и названия своей страны. С этим, вероятно, и связан тот факт, что в некоторых архаичных вариантах армянского эпоса «Сасна црер» земля Муср локализуется в Цопани (Цопа). [Абегян М.Х. Труды. Т. I. Ереван, 1966. С. 336. Т. VIII. Ереван, 1985. С. 23.] Вместе с жителями Мусры, несомненно, были переселены и верховные жрецы, служители разрушенного храма Халди и его супруги Багбарти, которые и на новом месте, надо полагать, стали выполнять свои прежние функции. Но впоследствии, вероятно, в период распада Урартского царства в конце VII в. до н.э., они, провозгласив себя царями, возглавили также и светскую власть, отчего их стали отождествлять с богами. В Цопе, Тегараме (Таргоме), Каркемише, куда, как свидетельствуют ассирийские надписи, были переселены жители Мусасира (Мусры), Дурдзукии и Маны, проходили решающие битвы между армией Навуходоносора II и войсками Урарту и его союзника Египта. И здесь, у стен города Каркемиш, в 605 г. до н.э. вавилонский царь одержал окончательную победу. [В конце VI в. до н.э. г. Каркемиш стал центром сопротивления союзных урартских и египетских войск против Вавилонии. Именно около Каркемиша в 605 г. до н.э. произошло упомянутое в Библии сражение между армиями Древнего Египта и Вавилонского царства. Следы этих боев были обнаружены во время раскопок в окрестностях Каркемиша в 1912 г. Вавилонский наследник престола Навуходоносор II в 605 г. до н.э. перешёл Евфрат в 20 км южнее Каркемиша, у Тель-Тарсипа. После того как к защитникам города прибыло подкрепление, их войско выступило из Каркемиша для решающего сражения. Египетскую армию возглавлял сам фараон. Вавилоняне нанесли союзным войскам Египта и Урарту сокрушительный удар.] Вероятно, именно после поражения при Каркемише правитель западных областей Урарту Парнаваз покорился вавилонскому царю Навуходоносору II, о чем и сообщает Себеос. После этих событий часть населения данного региона перемещается на север, в сторону Кавказа. Вполне допустимо, что среди тех, кто в конце VII – начале VI вв. до н.э. переселился из Цопа, Турк-Ангеха и других областей Урарту в центральные районы Кавказа, были и представители знатного рода Парнавазианов. Косвенным подтверждением тому служат сообщения Себеоса, в которых довольно подробно рассказывается об одном из сыновей Парнаваза – Багарате, оставшемся в Ангехе, но ничего не сообщается о втором – Багараме. Данный факт может служить доказательством того, что Багарам Парнаваз был в числе жителей западных и юго-западных областей Урарту, переселившихся на Кавказ, и что Себеос не сообщает о нем потому, что, вероятно, не обладает какими-либо данными о дальнейшей его (и других переселенцев) судьбе. Таким образом, если в первой половине I тыс. до н.э. Багратуни-Парнавазианы вместе с дурдзуками, терками (турками), цопа (цова), хонами и др. проживают в урартских областях Муср (Мусасир), Цоп (Ангех-тун) и др., то позднее, во второй половине I тыс. до н.э., они вместе с теми же дурдзуками, турками (терками), хонами и цовами (цанами) являются уже обитателями Кавказа. Племена, переселившиеся на Кавказ на рубеже VII–VI вв. до н.э., судя по всему, принимали активное участие в происходивших здесь событиях, а более всего – в формировании нахского государственности, привнося ряд культурных инноваций. Выше приводились свидетельства существования в древности почти на всей территории от Северного Кавказа до Северной Месопотамии культа солнца Малх (Малхина). Однако создание нахами Центрального Кавказа четко структурированного пантеона богов во главе с богом солнца Малхом следует, скорее всего, относить к середине I тыс. до н.э., точнее – к VI в. до н.э., периоду завершения формирования нахского государства. Процесс этот, видимо, проходил под значительным влиянием культуры южнонахских и родственных им хуррито-урартских племен, пришедших на Кавказ из областей Урарту. Надо полагать, что представители жреческой и светской знати переселившихся племен влились в высшую знать формировавшегося нахского государственного объединения. Среди них, безусловно, были и Парнавазианы, которые и на новом месте продолжали, вероятно, выполнять свои прежние функции, признавая при этом верховную власть нахских правителей. В связи с вышеизложенным весьма примечательно, что художественная техника, в которой выполнена статуя бога Армаза, близка к традициям урартской скульптуры [Амиранишвили Ш.Я. Древнейший образец грузинской рельефной скульптуры (на груз. яз.) // Известия музея Грузии. Вып. XII. 1944. С. 123.] и в то же время соответствует описанию статуи ингушского божества Магал (Мохде). [Кобычев В.П. Историческая интерпретация этногенетических преданий ингушей... С. 77.] На рубеже IV–III вв. до н.э., в результате вторжения войск Александра Македонского (Понтийское царство) в южные пределы Нахаматии, территория по среднему течению реки Куры была утеряна. После многомесячных боев часть населения (хоны, бунтурки) со своими правителями Парнавазианами отошла в глубь страны, в горные районы. Примерно через 30–40 лет, отразив нашествие сарматов, нахские цари предпринимают решительные и, судя по всему, успешные шаги по возвращению утраченных позиций в центральных областях Южного Кавказа, и освободительную борьбу, по Леонти Мровели, возглавляет Парнаваз. Таким образом, Парнаваз становится реставратором прежней государственной власти и олицетворявшего ее культа Малх (или Алмаз//Армаз), бога солнца, т.е. выступает представителем нахского (малхийского) государства, противостоящего иноземным завоевателям в лице Азо (Азон). В таком случае становится понятно и то, почему в древнегрузинской исторической традиции существуют две противоречивые версии возникновения Картлийского царства. В историографии давно отмечено, что в этих версиях, изложенных, соответственно, в «Мокцевай Картлисай» и «Картлис Цховреба», отображены два сказания о нашествии Александра Македонского и об образовании Картлийского царства, изначально существовавшие параллельно, независимо друг от друга. [Меликишвили Г.А. К истории древней Грузии. С. 280–281.] Однако исследователи, к сожалению, ограничиваются лишь констатацией факта наличия двух указанных версий, не объясняя причины их возникновения. Обычно исследователи исходят из следующей дилеммы: одна из версий отражает реальные события, другая же – легендарная. Подобный подход несколько упрощает ситуацию. Как известно, всякая власть нуждается в идеологическом оправдании, следовательно, в любой версии, где представлены факты становления государства, присутствует и определенная идеологическая «нагрузка». Поэтому при анализе противоречивых версий следует обращать внимание не только на выявление фактической стороны событий, но и на то, как эти события объясняются. Следовательно, необходимо рассмотреть не только то, чем эти версии отличаются друг от друга и какие имеют расхождения в передаче тех или иных фактов и событий, а прежде всего то, как в них оцениваются одни и те же события, каковы их идеологические обоснования. И тогда мы увидим, что перед нами два совершенно разных взгляда на события, происходившие в Картли, и разные их идеологические трактовки. «Мокцевай Картлисай» отражает позицию древнегрузинских племен во главе с Азоном, переселившихся в Картли после завоевания страны понтийским царем. В источнике достаточно ясно выражено отношение переселенцев-грузин к коренному населению (иноплеменникам хонам, бунтуркам), дано оправдание жестокости по отношению к ним и необходимости их уничтожения (они были «дикарями, пожиравшими трупы») и т.д. Подобные суждения, разумеется, не имеют ничего общего с реальным политическим, социальным и культурным уровнем населения Картли, а отражают предвзятый взгляд завоевателей. Перед нами позиция, характерная для завоевателей всех времен, попытка дать идеологическое обоснование (пусть и наивное) захвата чужой территории и безжалостного истребления проживающего на ней населения. «Мокцевай Картлисай» первым царем Картли называет Азона, а Парнаваза вообще не упоминает. Следовательно, в «Мокцевай Картлисай» нашли отражение предания переселившихся древнегрузинских племен, и их отношение к происходившим в то время событиям. В «Картлис цховреба», наоборот, воссозданы настроения местного, коренного населения, защищавшего свою землю и вступившего в жестокую схватку с пришлыми завоевателями – армией понтийского царя (Александра Македонского), в рядах которой воевали и древнегрузинские племена под предводительством своего вождя Азона. Основным действующим лицом у Леонти Мровели является Парнаваз, возглавивший борьбу жителей Картли против иноземных завоевателей. Здесь четко прослеживается идеология освободительной войны коренного населения во главе с Парнавазом с чужеземными захватчиками. Это говорит о том, что Леонти Мровели в своей Хронике опирается на сохранившиеся древние предания (письменные или устные) местного нахского населения, в которых выразилось отношение нахов к этим событиям. Между тем Леонти Мровели знаком и с грузинскими преданиями об указанных событиях, воспроизведенными в «Мокцевай Картлисай», откуда он берет информацию. Однако извлекает он лишь то, что соответствует его концепции, обозначенной выше: грузины относятся к потомкам Таргамоса и вместе с другими его потомками издревле проживают на Кавказе. Поэтому для грузинского историка были неприемлемы сведения «Мокцевай Картлисай» о переселении грузин в Картли, где до них жили хоны и бунтурки (терки). Эти сведения он полностью игнорирует. Одновременно Леонти Мровели пытается примирить несхожие предания и корректирует данные «Мокцевай Картлисай», указывая, что коренные картлийцы – «это те которых мы зовем бунтурками или иноплеменниками». [Мровели Леонти. С. 25; Меликишвили Г.А. Указ. соч. С. 280.] По концепции Леонти Мровели, грузины занимали среди таргамосиан (кавказских народов) первенствующее положение, поэтому он не мог допустить и мысли о существовании нахского государства, как и о том, что Картли была его частью. По этой причине, надо полагать, в его Хронике для нахского государства не нашлось места, и из имевшихся в его распоряжении источников (письменных и устных) он, по всей видимости, отобрал лишь те сведения о нахах, которые могли бы стать подтверждением его взглядов. Вообще же, как уже отмечалось в научной литературе, взаимоотношения нахов с древнегрузинскими племенами интересуют Леонти Мровели лишь постольку, поскольку они могли бы служить образцом политического союза для современной ему Грузии. [См.: Мровели Леонти. Комментарии Цулая Г.В. С. 63. Комм. 98–98. 420] Однако как бы ни старался Леонти Мровели подогнать имевшиеся в его распоряжении данные древних источников под свою концепцию, а ситуацию XI в. спроецировать в прошлое, анализ представленных им сведений о событиях второй половины I тыс. до н.э. показывает, что в них выдвигаются на первый план и политически доминируют именно кавкасианы-дурдзуки, а мотив их отношений с древнегрузинскими племенами преобладает над всеми остальными. [См.: Меликишвили Г.А. Указ. соч. С. 281; Харадзе Р. Л., Робакидзе А. И. К вопросу о нахской этнонимике... С. 28; Виноградов В.Б. Сарматы Северо-восточного Кавказа... С. 152–153; Цулая Г.В. Историческая концепция грузинского историка XI в. Леонтия Мровели... С. 22–36.] Это заключение подтверждается всем ходом исторических событий, описываемых в Хронике, и в особенности деятельностью Парнаваза.

0

2

Вызывает интерес и вопрос о происхождении царской династии Парнавазианов, на который до сих пор нет удовлетворительного ответа.


Думаю, не ошибусь, если скажу, что "происхождение царской династии Парнавазианов, вызывает вопрос" у одного лишь Гумба. Ни для кого больше вопросов тут нет, поскольку все здесь давным давно предельно ясно и четко.

Что до "вызывания интереса", то оно и понятно. Факт присутствия в истории Грузии древней царской династии, не дает Гумба спать по ночам. Мало что такого нет в истории "исконнокавказцев" (абхазо-адыгов и нахо-дагов), так оно еще и есть у ненавистных грузин. Значит, ставит себе задачу Гумба, переведя Парнавазианов от грузин к вайнахам, можно будет одним выстрелом убить сразу двух зайцев: исконнокавказцы приобретут для своей истории древнюю царскую династию, а грузины ее потеряют. И Гумба тогда сумеет спокойно спать.

Вот и надо предварительно объявить, что по этой теме остался вопрос, что вопрос этот до сих пор не закрыт, что закрыть его надо, так как он важный и интересный, и что вот как раз Гумба-то это теперь и сделает, а то ведь за почти тысячу лет со времен Мровели, никому такое не оказалось под силу, даже самому Мровели. Нам видимо предстоит узнать, что Гумба разбирается в смысле написанного Леонтием Мровели лучше, чем в нем разбирался сам Мровели.

0

3

Исходя из иранской этимологии имени Парнаваз, некоторые ученые предположили наличие у Парнавазианов иранских корней. Однако, для этого нет совершенно никаких оснований, что было отмечено в научной литературе. [Болтунова А.И. К вопросу об Армази… С. 240.] Безусловно, нет сомнений в значимости роли ираноязычных номадов (в первую очередь, скифов) в древней истории народов Кавказа и в большом политическом и культурном влияний древнего Ирана на народы Кавказа. В ходе развития тесных контактов и различного рода связей народов Кавказа с Ахеменидским, Аршакидским и Сасанидским Ираном, а также с ираноязычными кочевыми племенами северокавказских степей среди кавказского населения широкое распространение получили иранские имена. Однако данное обстоятельство вовсе не означает, что носители этих имен по своему этническому происхождению являлись иранцами, как это иногда пытаются преподнести. В научной литературе неоднократно отмечалась неправомерность чрезмерного увлечения именами, тем более оценки этнического состава населения по именам и их соотношениям. К таким сопоставлениям следует относиться с большой осторожностью, так как между соотношением имен и соотношением этнических элементов нет прямой зависимости. [Например, среди русских вождей, подписавших в Х в. н.э. договор с Византией, были лица с именами иранского происхождения – Сфандр, Прастень, Истр, Фурстень и др. Если следовать логике некоторых современных историков, то получается, что славяне были вовсе не славянами, а иранцами. Или, например, исходя из того, что в настоящее время на Кавказе широко распространены арабские имена, через несколько сотен лет историки могли бы утверждать, что носителями этих имен на Кавказе являлись этнические арабы.]


Полностью согласен и готов подписаться под каждым словом. Однако будучи выпущенным "из уст" Гумба, весь этот пассаж не имеет за собой никакой силы, по той причине, что придерживается приведенного принципа, наш автор, избирательно, в чем мы убеждались неоднократно, по мере чтения книги. Принцип "национальность по имени не определяется" Гумба вспоминает когда надо опровергнуть аргумент в пользу грузин, тюрок и иранцев, и никогда не помнит о нем при этимологических разборах тех или иных имен и топонимов, какие он собирается записать "на счет" вайнахов.

Многажды в книге нас убеждали, что та или иная личность была вайнахом, либо та или иная народность нахской, или наконец топоним связан с вайнахами - и почему? - потому что их корни можно перевести с нахского языка. Так, например, буквально в предыдущей части, Гумба, разбирая этимологию термина "Армази", доказывал нахское происхождение данного божества на том основании, что первая морфема слова будто бы имеет хурритскую принадлежность. Иными словами, когда какое-то божество в грузинском пантеоне имеет негрузинскую этимологию, то его следует считать чужим для грузин, или негрузинским по происхождению.

Гумба говорит о большом культурном и политическом влиянии арабов и иранцев на кавказцев, и раз кавказец носил иранское имя, то это указывает на влияние иранцев, но не на иранское происхождение этого кавказца. В случае же с грузинами, урарто-хурритское влияние Гумба даже не рассматривает и сразу отписывает это от грузин, хотя в действительности, урарто-хурриты, и это признается даже грузинскими историками, оказали солидное влияние на грузин. Да что там говорить, когда часть урарто-хурритов "влилась" в состав грузин при формировании грузинской нации, и соответственно внесла свою лепту в культуру и язык новообразованной нации. Обнаружив в грузинской культуре или языке урарто-хурритские элементы, не стоит спешить объявлять их негрузинскими и позаимствованными. Это могло быть создано и взращено и самими грузинами, в чьем составе с самого начала присутствует урарто-хурритский сегмент.

Гумба такой принцип отвергает. Во всяком случае для грузин. Урарто-хурритское у грузин, означает у него негрузинское, тогда как иранское у вайнахов, понимается лишь как результат иранского влияния.

0

4

Не претендуя на окончательное решение данной проблемы, хотелось бы обратить внимание на некоторые моменты, которые, как мне кажется, могли бы пролить свет на происхождение Паранавазианов.


Любой физик растолкует, что невозможно пролить свет на то, что итак находится на свету. Свет пролить можно на то, что находится в тени. Но "происхождение Парнавазианов" в тени не находится. По этому вопросу все и давно прекрасно известно.

0

5

В древних источниках имя Парнаваз встречается среди представителей как грузинской, так и армянской царских династий. Ключ к разгадке тайны происхождения Парнавазианов находится, как думается, в сообщениях древнеармянских историков Мовсеса Хоренаци и Себеоса, где Парнавазианы упоминаются в перечне представителей царской династии Армении эпохи патриархов – hАайказуни (Гайказуни), [Мовсес Хоренаци. I. 22; История Себеоса. Критический текст, предисловие и комментарии Г.В. Абгаряна (на древнеармян. яз.). Ереван, 1980. С. 19; См. также: История епископа Себеоса. Ереван, 1937. С. 15.] т.е. среди потомков родоначальника армян hАайка (Гайка) в начальный период истории Армении.


Начнем с того, что не существует никакой "тайны происхождения Парнавазианов", в смысле грузинских Фарнавазидов. Мровели все четко излагает относительно Фарнаваза, как его предков, так и его потомков, и мнение Мровели тут не имеет конкуренции, потому что подробно о Фарнавазидах он написал первым, и всякие знаниях о них, основаны в первую очередь на сведениях Мровели. Другое дело, что сведения эти очень и очень не нравятся Гумба. Не нравится ему, что Фарнаваза Мровели относит к роду мцхетских мамасахлисов, ведущих свое происхождения от коренных картлосиан. Фарнаваз, по отцовской линии, получается что коренной грузин (по материнской же, он был персом, почему и наречен был матерью иранским именем). Вот Гумба и берется просто в наглую игнорировать этот факт, и делает вид, будто происхождение Фарнавазидов/Парнавазиан окутано тайной и имеет спорные версии. Повторим, это не так. Тут нет ни тайны, ни различных версий. Все предельно ясно и версия одна. Просто именно эта версия не устраивает Гумба, традиционно стремящегося вычеркнуть отовсюду грузинский фактор. Ему надобно сперва заявить, что происхождение Фарнаваза скрыто тайной, чтобы затем эту мнимую тайну раскрыть и показать, будто Фарнаваз по происхождению был вайнахом.

0

6

Как уже отмечалось выше, в эпониме hАйк (Гайк, Хайк) объединены урарты и армяне, и древнейший, начальный период истории Армении есть история Урарту и урартов (хуррито-урартов) и, соответственно, урартские цари представлены как армянские. Следовательно, можно предположить, что царь Армении Парнаваз, упоминаемый как потомок Гайка в эпоху патриархов, т.е. в начальный период истории таргамосиан («Дома Торгома»), является царем Урарту и представителем урартского (или этнически родственного ему) знатного рода.


Нет, это предположить невозможно. Урарту не какая-то мифическая и загадочная страна. Ее цари разработали собственную письменность (ванскую клинопись), чтобы навсегда увековечить свои деяния для будущих поколений, что в свою очередь оставило для нас кладезь различной информации об Урарту. Так вот, среди царей, или жрецов, или знатных лиц этой страны, чьи имена сохранились среди найденных надписей, нет ни одного с именем Парнаваз, или близкого этому. Более того, любой востоковед подтвердит, что урартиец не мог носить подобное имя.

0

7

Действительно, согласно Мовсесу Хоренаци и Себеосу, царь Армении Парнаваз был современником вавилонского царя Навуходоносора II (605–562). [Мовсес Хоренаци. I. 22; История Себеоса. С. 19.]


Парнаваз имя несомненно иранское. Чтобы неиранец носил иранское имя, должно иметь место иранское политическое и культурное влияние. В случае с восточно-иранским влиянием, то есть скифским, такое в Закавказье имело место в VII веке, где скифы держали поселения на равнинах вдоль Куры, и затем наверно частью растворились среди местных народов. В результате, скифское влияние оставило следы на культуре албан и ибер, и в частности отразилось на их ономастике (так, среди древних грузин встречались скифские имена, например Саурмаг). Зато дальше на юг влияние скифов не распространялось, хотя они и совершали опустошительные набеги почти по всей Передней Азии.

Итак, Урарту не подверглось культурному и политическому влиянию скифов, чтобы урартийцы стали бы носить скифские имена. Одно дело оседлые жители по течению Куры, тогда видимо отстававшие от скифов в развитии, и совсем иное дело всесторонне развитая урартийская цивилизация, пусть и вступившая в стадию постепенного упадка.

В случае с западно-иранским влиянием, то в лице мидян оно началось в первой половине VI века, и продолжилось персами уже со второй половины века. Такой расклад нам также не подходит, ведь нам нужен VII век, время когда, по расчету Гумба, и жил Парнаваз, и являлся при том урартийцем. В начале VI века, урартийская государственность уже прекратила свое существование, и мидяне с персами в любом случае опоздали в деле внедрения своих следов в культуру урартийского государства.

Вообщем, носитель иранского имени, себеосовский Парнаваз, не мог быть урартийцем и жить во времена существования Ванского царства. Либо так, либо урартийцем он был, но жил во времена персидской Ахеменидской державы, в чьем составе бывшая Урарту входила в 18-ю сатрапию, а значит никаким царем быть не мог.

Относительно же мровелианского Фарнаваза, все гораздо проще и четче. Носителем иранского имени он легко мог быть, ведь жил он уже после времени, когда скифы и персы господствовали на землях древних грузин, подвергнув их своему культурному влиянию. Так что, результат поиска этимологии имени Фарнаваз/Парнаваз в восточно-иранском, или западно-иранском языках, ничего не изменит, поскольку ни один из двух ответов не противоречит утверждению, что: а) Фарнаваз был грузином-ибером и б) Фарнаваз жил на рубеже IV-III веков.

Попытка же Гумба взять мровелианского Фарнаваза и перенести его на место себеосовского Парнаваза, чтобы соединить оба различных персонажа в одной персоне, да к тому же переделать этого армяно-грузинского метиса в урартийца, обречена на провал, и я сейчас объяснил почему.

0

8

Ссылаясь на несохранившийся древний источник («об этом повествует надпись»), Себеос сообщает: «…Парнаваз… родил Багама и Багарата; Багарат родил Бюрама; Бюрам родил Аспата. Потомки Багарата унаследовали свои владения на западной стороне, т.е. в доме Ангеха, ибо Багарат назывался также Ангехом, и в то время племя варваров его называло богом. Этот Парнаваз покорился царю вавилонскому – Навуходоносору. С тех пор цари марские (мидийские. – Г.Г.) и вавилонские владели (Арменией. – Г.Г.) до Александра Македонского, который подчинил себе всю вселенную». [История Себеоса. С. 19.]


"Парнаваз родил Багама и Багарама; Багарам родил Бюрама; Бюрам родил Аспата; дети Багарама получили владения в странах западных. Они составляют племя Ангех, потому что Багарам назывался также Ангехом, которого обоготворяли в то время народы варварские. Этот Парнаваз покорился царю вавилонскому, Навуходоносору" - как видим, в тексте все же Багарам, не Багарат, и Бюрам вместо Бюрата. Тем не менее, обвинять Гумба в подлоге я не стану. Дело в том, что несмотря на искажение имен в тексте, по сути Гумба тут прав. Себеос под Багарамом и Бюрамом подразумевал Багарата и Бюрата. Это ясно из другого отрывка его летописи: "Тогда Аршак воцарил Аршака Младшего, сына своего, над Армениею. Вышел ему навстречу Багарат-Паразьян, из детей Араманьяка, вельможа знатный, поднес ему дары; венчал его отечественной короной; посадил его на золотой, драгоценными камнями украшенный престол, и дал ему дочь свою в супружество. Аршак сделал его Аспетом земли армянской, то есть начальником и управляющим, главою всех повелений царя, отцем и братом царя; дал ему власть над этим государством". Багарат-Паразьян надо понимать как Багарат Парнавазеан, Багарат из рода Парнаваза. Бюрат также известное в армянской историографии имя, в отличии от Бюрама. Выходит, в первом отрывке у Себеоса была просто опечатка, и армянскими историками данный вопрос уже решен, поэтому по сути Гумба прав.

Но то Себеос. А есть еще более авторитетный (в узких рамках армянской историографии, разумеется) Мовсес Хоренаци, предоставляющий другую версию. Об этом потом.

0

9

В конце VII – начале VI в. до н.э., в период ослабления и падения Урарту под ударами Мидии и Вавилонии, от Урартского царства стали отпадать различные области и страны, и в первую очередь отделились мелкие страны западной и юго-западной части. Фактически Урарту уже не являлось единым государством, а вся территория некогда могущественной державы представляла собой ряд разрозненных стран и областей, возглавляемых собственными царями. После окончательного падения Урартской державы большая часть ее территории на короткий период времени вошла в состав царства Тогарма. Но уже в первой четверти VI в. западные и юго-западные части Урарту подпали под власть Вавилонии, а центральной частью её завладели мидяне. В это время и позже, в мидийский период, эти страны, возникшие на обломках Урарту, сохраняли определенную самостоятельность, и каждая из них имела своего царя. Именно этих современных Мидии царей, одновременно правивших в разных частях бывшей территории Урарту, приводит Мовсес Хоренаци в своем списке царей Армении, потомков Гайка, искусственно объединяя их в одну династическую линию: Артикас, Аждахак, Паруйр, сын Скайорди, Парнаваз, Парос, Пачуйч и др. [Мовсес Хоренаци. I, 22; Пиотровский Б.Б. Ванское царство... С. 127–128.]


Куда более надежные, в сравнении с трилогией Хоренаци, ассирийские и урартийские источники, оставили нам имена некоторых царей указанных стран. Перечисленные Гумба имена, взятые из труда Хоренаци и записанные им (Гумба) в цари этих стран, в ассирийских и урартийских источниках отсутствуют. И наоборот, присутствующие там имена правителей не известны Хоренаци, как например неизвестен ему мелидский царь Мугалу. И большое заблуждение со стороны Гумба считать историческим лицом мовсесовского Аждахака, персонажа, почерпнутого из иранской мифологии (аждага - дракон).

0

10

Упоминаемые в списке царей Армении друг за другом Паруйр, сын Скайорда, и Парнаваз на самом деле правили в одно и то же время в разных частях Урарту и являлись современниками Вавилонского царя Навуходоносора II. Паруйр, сын Скайорда правил одной из небольших областей, входившей в состав Урарту и находившейся у северо-западной границы Ассирии, в непосредственной близости от страны Урме. [Там же.] Паруйр перешел на сторону мидийцев и вавилонян, оказал им помощь в войне против Урарту, за что в 612 г. до н.э. получил самостоятельность и царский венец.


Непонятно, откуда Гумба добыл такую информацию о Паруйре. Имею ввиду и "управление одной из небольших областей у северо-западной границы Ассирии", и "получение самостоятельности и царского венца в 612 году", и что он был "современником вавилонского царя Навуходоносора". Сразу предупредим, что Хоренаци не дает такой информации. Хоренаци сообщает, что Паруйр был первым настоящим армянским царем, получившим такой статус от царя Мидии, некоего Варбака. И после него царем стал Грачья (Храчеа). Про этого Грачья у Хоренаци написано, что "в его время жил Навуходоносор, царь Вавилона". Получается, что современником Навуходоносора был не Паруйр, и значит Паруйр не мог получить самостоятельность и венец в 612 года, но получил он их гораздо раньше. В 612 же, правил, значит, Грачья. Опять же, так по Хоренаци.

Вообще, как видим, Гумба вытворяет с трудом Хоренаци те же манипуляции фокусника, что он проделал с трудом Мровели: переписывает до неузнаваемости, истолковывает строки на свой лад, совершенно ни с чем не считаясь. Так, у Хоренаци Паруйр царствует над всеми армянами, потому как Армения у него едина. Но Гумба представляет Паруйра лишь царьком одной из областей, а саму Армению, странной раздробленной. Кручу верчу, запутать хочу.

0

11

Парнаваз был властелином западных областей Урарту – Цопа//Цова, а его вотчиной была область Ангех-тун (Турк-Ангех) в восточной провинции Цопа (или Большой Цоп).


"Дети Багарама получили владения в странах западных. Они составляют племя Ангех, потому что Багарам назывался также Ангехом, которого обоготворяли в то время народы варварские" (Себеос).

"Касаясь дома Ангех, тот же летописец [Мар Абас - прим. Дато] считает его происходящим от некоего Паскама, внука Хайка" (Хоренаци, Книга 1).

"Мужа с мрачным лицом и высокого роста, грубого сложения, со сплющенным носом и свирепым взглядом глубоко посаженных глаз, потомка внука Хайка Паскама по имени Торк, прозванного Ангелеа из-за крайне безобразного вида, могучего исполина, он [Вахаршак - прим. Дато] назначает наместником западного края. По неприглядности лица он и род его наименовывает Ангелтун" (Хоренаци, Книга 2).

Таким образом, по данному вопросу у нас два противоречащих одно (Себеос) другому (Мовсес) мнения, при чем, ни одно из них еще и не отвечает написанному Гумба.

По первому, Ангехом у нас был Багарат, а не Парнаваз. И области западные приобрел не Парнаваз, но Багарат. По второму, основателем рода Ангех являлся Паскам, внук Хайка. Принадлежал ли, согласно труду Хоренаци, Парнаваз к ветви этого Паскама Хайказуни, я не могу сказать с полной уверенностью, но скажу, что скорей всего "нет". Зато с уверенностью можно сказать, что Багарат у Хоренаци определенно не относился ни к одному из представителей рода Хайказуни - Паскаму ли, или Парнавазу.

Хоренаци относит время появления среди армян предка Багарата - еврея Шамбата - на период правления Грачьи.

Еще один тезис, где Гумба опровергается Себеосом и Мовсесом, это перенос (Гурамом Гумба) возникновения термина Ангелтун на рубеж VII-VI веков, тогда как Хоренаци относит его ко II веку ("Вахаршак назначает наместником западного края Торка Ангела").

0

12

Они унаследовали земли Ангех-туна и прославились в истории как одни из самых влиятельных и могущественных нахарарских (княжеских) родов Армении – Багратуни; [Ветвь рода Парнавазиани-Багратуни, унаследовавшая Ангех-тун, известна еще и как князья Ангех-тун] они были венцевозлагателями армянских царей и носили титул Аспет (военачальник), а в раннем средневековье стали основателями армянской и грузинской царских династий, и под их эгидой страны Южного Кавказа объединились в одно могущественное феодальное государство. В научной литературе Багратидам часто приписывается иудейское происхождение, однако эта версия давно изжила себя и существует лишь по инерции. Как отмечает Р.И. Матевосян, армянская и зарубежная арменоведческая историко- филологическая наука за прошедшее столетие накопила огромный критический материал относительно еврейской версии происхождения Багратидов, и сегодня поддерживать этот вариант значит вернуться назад, в конец XIX в. [Матевосян Р. Багратуни. Историко-родословная энциклопедия (на арм. яз.). Ереван, 1997. С. 7–8; Его же: К вопросу происхождения Багратидов // Армянский Вестник. №1–2. Ереван, 2001. С. 27–30; См. также: Адонц Н.Г. Армения в эпоху Юстиниана... С. 307, 308, 400, 412; Капанцян Гр. История Урарту (на арм. яз.). Ереван, 1940. С. 203, 219, прим. 1; Молчанов А.А. Позднеантичная и средневековая историческая традиция о происхождении рода Багратидов: эволюция официальной генеалогической версии // ВОН. № 1–2 (630). Ереван, 2011. С. 38-52. Маркварт И. Род Багратуни (на арм. яз.). Вена, 1913.]


Первое. Попытка возвести родословную грузинских Багратионов к армянским Багратидам впервые была осуществлена Варданом Аревелци, армянским летописцем XIII века, видимо с трудом переживавшего факт гибели армянского царства на Малом Кавказе, и расцвета там царства грузинского. Возводя Багратионов к Багратидам, да еще и чуть ли не в статусе их младшей ветви, Вардан, как мне кажется, стремился представить процесс так, будто не столько имело место падение армянской государственности и возвышение грузинской, сколько переход лидерства от старшей ветви армянской царской династии, к младшей. С этой целью им и была изобретена, и введена в собственную хронику, историческая личность, никогда в действительности не существовавшая - Васак, сын Ашота Слепого.

Достаточно хорошо известно из армянских летописей об этом Ашоте, ослепленном представителями враждебного Багратуни рода Мамиконеанов. Его сыном был Смбат, а сыном Смбата - Ашот Мясоед, а сыном Мясоеда - Смбат Исповедник (мы о нем уже как-то говорили). И вот сыном этого Исповедника и оказался основатель Царства Армянских Багратидов, Ашот Благочестивый. По совпадению, в точности в это же время жил зачинатель второго поколения грузинских Багратионов, Ашот Куропалат (зачинатель первого - Гурам Куропалат, далекий предок Ашота).

Что сделал Вардан. Вардан объявил отцом Адарнасе, отца Ашота, то есть дедом Ашота, выдуманного им Васака, объявив последнего младшим сыном Ашота Слепого. Выходило так, будто от Смбата, прадеда Ашота Благочестивого, вела происхождение старшая ветвь армянских Багратидов, а от Васака, мнимого деда Ашота Куропалата - младшая, завладевшая Грузией.

Самое главное для меня здесь, это отсутствие личности Васака у всех ранних (относительно Вардана) армянских летописцев. Насколько я могу судить, впервые этот Васак, сын Ашота Слепого, появляется именно на страницах хроники Вардана, то есть в XIII веке. Согласно грузинскому автору Сумбату (XI в.), дедом Ашота Куропалата являлся эрисмтавар Нерсе, праправнук Гурама Куропалата.

А по словам другого грузинского автора, Джуаншера (тоже XI в.), слепцом был некий Адарнасе, не-то принадлежавший к разветвленному древу армянских Багратуни и носивший их фамилию, не-то родственный им по материнской линии. Он доводился дядей тому Адарнасе, что прибыл из Армении в Грузию, и получил от царя Арчила два земельных надела - один в Верхней Картли, и другой в Нижней. Этот дядя Адарнасе, или, если на армянский лад, то Атрнерсех, был ослеплен своими племянниками, также связанными с Багратуни, и никак не Мамиконеанами. При том при всем, Джуаншер вовсе не причисляет этого Адарнасе к грузинским Багратиони.

Злодеяние Мамиконеанов в отношении Ашота из армянских Багратуни, у кого, кстати, никаких племянников не было, следует считать отдельной историей, никак не связанной с ослеплением из истории с этим Атрнерсехом. Армяне Адонц с Тумановым, однако, с удовольствием ухватились за такое совпадение с ослеплением в обеих историях, и опираясь на фальсификацию Вардана, сделавшего совершенно другого Адарнасе (эрисмтавара Адарнасе, старшего сына упомянутого Нерсе), внуком Ашота Слепого Багратуни, выдали следующий сюжет: грузинские летописцы (Сумбат, Джуаншер) ошиблись, или соврали, и вместо Адарнасе надо понимать Ашота, а на месте родных племянников, следует видеть враждебных и чужих Мамиконеанов.

С той поры, грузинам предлагается не верить собственным летописцам, но верить более позднему армянскому хронисту, с его Васаком, которого, по странному совпадению, нет в ранних армянских хрониках (Ованес, Степанос). Думаю, правы те грузины, кто скептически воспринимает данный эпизод у Вардана, и игнорирует основанную на нем концепцию Адонца и Туманова о Багратионах, как якобы армянской по происхождению династии.

Что касается Гумба, то он волен полагать так, как ему приятнее. Нас не должно удивить, если он примет армянскую, а не грузинскую версию.

Второе. Не было "объединения в одно могущественное феодальное государство стран Южного Кавказа под эгидой Багратуни", но было присоединение стран Южного Кавказа к Грузинскому царству, под эгидой Багратионов.

Третье. Двойные стандарты - так стоит обозначить то, как обращается Гумба с историческими сведениями в зависимости от того, как отвечают они поставленной им цели. Мы прекрасно помним, как крепко ухватился Гумба за легенду о переселении грузин из Ариан-Картли, и это несмотря на наличие единственного источника для данной версии. Подлинность ее, он сомнениям не подвергал, и изжившей себя не посчитал.

С происхождением Багратидов и Багратионов все куда более четко и основательно. Мовсес тщательно излагает сведения об еврейском происхождении Багратидов, настаивая на подлинности данной легенды. Сумбат также безупречно возводит родословную Багратионов к евреям. Наконец, кесарь Константин Багрянородный, в своем "Управлении империей", пересказывает бытующее у Багратионов предание о потомстве иудейского царя Давида.

Перечисленных свидетельств предостаточно, особенно учитывая, что в противовес им предлагается одинокий и сомнительный полунамек от Себеоса, что, по словам Гумба, неким Матевосяном определено как "огромный критический материал". Кроме того, Себеос, если и желал намекнуть, что Багратуни являлись ветвью Хайказуни, то это в любом случае не касается Багратионов.

С другой стороны, должна быть понятна причина, по которой армянские историки так намертво вцепились в единственную надежду в виде короткой фразы у Себеоса. Не очень-то патриотично, по их мысли, признавать один из ведущих феодальных родов средневековой Армении, не-армянским по своему происхождению.

Более конкретного и непосредственного свидетельства, что предоставил отец армянской истории, просто не бывает. И все равно оно не принимается современным армянским сообществом историков. Интересный подход к труду Хоренаци, не правда ли - принимать одно, не принимать другое, и каждый раз делать это в зависимости от соответствия того или иного отрывка национальным интересам.

п.с. Должен признать, что после более тщательного исследования, мне удалось найти Васака сына Ашота. Упоминания о нем хранятся в труде автора VIII века, Гевонда. Я, получается что, немного оклеветал Вардана. Немного, потому что суть, если судить по тексту Гевонда, все равно не меняется, ведь Васак у Гевонда точно не указан как отец Адарнасе. Отцом Адарнасе Васака сделал лишь Вардан. По-видимому, так оно и произошло. Вардан не выдумал Васака, как я сперва утверждал, но дабы превратить Багратионов в младшую ветвь Багратуни, ему понадобился какой-нибудь малоизвестный представитель последних, живший в VIII веке (чтобы по возрасту подходил в деды Ашоту Куропалату), и гевондовский Васак этой роли более или менее соответствовал.

0

13

Официальная родословная знаменитого венценосного рода Багратуни, возводящая их к потомкам легендарного hАйка (Гайка), была пересмотрена в IV–V вв. После того как христианство было принято в Армении в качестве официальной религии (301 г.), определенная части знати стала активно выражать стремление связать историю своей страны с библейской историей, и одним из проявлений этих настроений стала версия о еврейском происхождении рода Багратуни. В разработку этой версии наиболее весомый вклад внес «отец армянской истории» Мовсес Хоренаци. В обращении к своему покровителю и меценату – правителю Армении князю Сааку Багратуни, по поручению которого была написана «История Армении», Мовсес Хоренаци со свойственным ему полемическим жаром отвергает традиционное мнение о происхождении рода Багратуни от hАйкидов. Он подчеркивает глубину генеалогических корней Багратидов, но, будучи ревностным христианином, предпочитает соотнести появление этого рода в Армении с событиями, упоминаемыми в Библии, и тем самым выделить предков правителя Армении Саака Багратуни среди других нахарарских родов Армении. Версия о библейских корнях родословной Багратуни призвана была поднять в общественном мнении христианской Армении на недосягаемую высоту авторитет Багратуни не только как потомков изначально знатных родов, но и как выходцев из Святой Земли (Палестины). [Молчанов А.А. Указ. соч. С. 44.] Со временем библиоцентристская версия полностью возобладала над традиционной и – в угоду все более усиливавшимся Багратидам – получила дальнейшее развитие в трудах придворных историографов. Так, в сочинении Ованеса Драсханакертци предки Багратуни были уже объявлены отпрысками царей Иудеи из дома Давидова. [Ованес Драсханакертци. IV.] Тем самым внушалось, что Багратуни состоят в кровном родстве с Иисусом – более престижного родословия для династов христианской страны, разумеется, нельзя было даже представить.


Думаю, любому понятно, что господин Гумба только что завуалировано обвинил Мовсеса Хоренаци в фальсификаторстве и сочинительстве лжи. Он получается что сочинил новую родословную Багратуни, возведя ее к Израилю. Приблизительно также беспардонно обращается Гумба и с Леонтием Мровели, навешивая и на него, как мы помним, аналогичные ярлыки лжеца и фальсификатора. Это не лезет уже ни в какие ворота, особенно на фоне столь трепетного отношения Гумба к художественному(!) произведению сатирика(!) Лукиана Самосатского. Документальным хроникам Хоренаци и Мровели нам предложено не доверять в полном объеме, но зато повесть Лукиана Самосатского, с его выдуманным народом малхиев, принимать как исторически обоснованное. С подобной несуразицей приходится сталкиваться впервые. Но, как говорится, все случается в этой жизни в первый раз.

Только вот Гумба в любом случае тут, что называется, ткнул пальцем в небо. Рассуждая об ангажированности Хоренаци в вопросе украшения генеалогии его мецената - Саака Багратуни - Гумба упустил из виду главную деталь: сообщения об еврейском происхождении Багратуни в трилогии армянского историка находятся в той части, что, по его же признанию, списана с труда сирийского историка, Мар-Абаса Катины. Это вся первая книга, а также первые девять глав второй. Катину никакие Багратуни не спонсировали, чтобы Гумба мог бы обвинить и его в ангажированности, как обвинил достойного Мовсеса.

Да и жил Катина не "после того как христианство было принято в Армении в качестве официальной религии", но напротив, накануне этого события, когда христианство еще оставалось третируемой религией, особенно при царе Трдате III, поначалу немилосердно терзавшим христиан в Армении.

Ну, или может быть он жил во время, либо сразу после принятия христианства. Но в любом случае, Катина писал свой труд еще тогда, когда ни у кого в Армении пока что не имелось особой заинтересованности в обнаружении "библейских" связей. Чтобы такие связи "подняли бы авторитет в общественном мнении христианской Армении на недосягаемую высоту", следовало дождаться эры патриаршества католикоса Святого Нерсеса Великого, при котором христианство в Армении пустило корни по настоящему, укрепилось и распространилось действительно, а не поверхностно и шатко, как это тянулось со времени крещения армян (начало века) и до Нерсеса (вторая половина века).

Следовательно, повествуя об еврейских корнях рода Багратуни, Катина руководствовался не корыстью или лестью, в чем, как можно предвидеть, его непременно обвинил бы Гумба, не упусти Гумба из виду указанную деталь (почему и досталось обвинение в корыстолюбии и льстивости бедному Мовсесу, а не Мар-Абасу), но руководствовался сирийский историк одним лишь стремлением донести до будущего правду, или те сведения, что имелись у него на руках и какие он считал правдивыми.

Наконец, другая деталь, что также была упущена, или специально опущена Гурамом Гумба, и что при том была приведена Мовсесом Хоренаци как серьезный аргумент в пользу еврейства Багратуни, обнаруженный им как раз у Катины, это те репрессии, каким царь Аршак I подверг Багратуни из-за их иудейского вероисповедания. По словам Хоренаци (2 кн. 9 гл.), после того, как двое из потомства Багарата не пожалели собственной жизни, и пошли на смерть, отказавшись служить идолам, Аршак убедился, что принудить остальных Багратуни к полному вероотступничеству (отвергнуть бога Израиля) не удастся, он смирился с их единобожием.

Зато в остальном, потомки Багарата принуждены были отказаться от выполнения обряда обрезания и прекратить соблюдение еженедельного дня покоя (шабат). Такие подробности несомненно свидетельствуют о прямой связи Багратуни с Израилем.

0

14

Библейская версия происхождения Багратуни прочно прижилась и на грузинской почве. [См.: Молчанов А.А. Указ. соч. С. 44–45.]


По видимому, и еврейское происхождение Багратионов Гумба склонен объявить фикцией. Тоже наверно "более престижного родословия для династов христианской страны, нельзя даже представить".

Только вот что странно, ведь до Багратионов, на грузинском троне сидели Хосровиды, не менее крепкие по вере христиане, а я рискну сказать, даже более крепкие, нежели Багратионы, хотя Багратионам за веру страдать пришлось больше. Но именно при Хосровидах была крещена Грузия, и при них же, и их стараниями, возникла грузинская письменность, и созданы были первые труды по грузинской агиографии и переведено на грузинский Евангелие. Джуаншер, написавший их историю, как раз принадлежал к Хосровани, или точнее, побочной ветви династии - роду Джуаншериани, ведущему происхождение от царевича Рева, старшего сына царя Мириана.

К чему я клоню. Родословную Хосровидов Джуаншер относит к персу Хосрову. Хоть сам летописец и считал его царем Персии, настоящий Хосров Сасанид жил три века спустя описываемых событий, из-за чего Тумановым была выдвинута гипотеза, что джуаншеровский Хосров был не царем Персии, но представителем ее высшей аристократии. Вообщем, Джуаншер выявил у Хосровидов иранские корни. По логике Гумба, "выявить" ему полагалось еврейские, "библейские" корни, престижа ради, подобно тому, как Сумбат Давитисдзе якобы сделал в отношении Багратионов.

Иранские корни - корни магов (сперва) и магометан (впоследствии) - по гумбовской логике, были, в христианской Грузии, совершенно непрестижными. Так может быть ни Джуаншер и ни Сумбат не руководствовались степенью престижа, но искренне излагали те предания и прочие сведения, какие у них имелись?

0

15

Из достоверных источников хорошо известно, что после неудачного восстания армян против владычества Арабского Халифата в 774–775 гг. сын князя Армении Ашота Слепого Багратуни Васак, спасаясь от преследования арабов, переселяется со своими домочадцами в Кларджк (Кларджети) и обосновывается в крепости Артанудж.


Это восстание подробно описано Гевондом. Васак там действительно указан как участник, хоть и не ведущий и активный, как его брат, Смбат, погибший в битве. Однако Гевонд ничего не сообщает о том, что Васак, после провала восстания, якобы удалился в Кхарджк. Возможно, это "хорошо известно" из какого-то другого "достоверного источника", просто я не могу найти какого именно. Будем надеяться, что Гумба это не выдумал.

Хотя это и не имеет значения, потому что согласно грузинским источникам, Кларджети в это время был владением Адарнасе и его братьев, Стефана и Филипа. Эти братья являлись сыновьями Нерсе Багратиона, чья родословная не имеет отношения к родословной Ашота Слепого, если конечно не считать совсем глубокое родство армянских и грузинских Багратидов от их общих еврейских предков.

0

16

К концу VIII в. Артануджские Багратуни распространяют свою власть и на Тайк (Тао).


Нонсенс. Тао стал вотчиной Багратионов с самого начала, еще с VI века. Тао ими был получен от царя Мирдата, из династии Хосровидов, с которой Багратионы были не единожды породнены.

0

17

Разместившись в Тайке и Кларджети, Багратуни, не располагая достаточными силами для защиты своих владений от Халифата, переходят под покровительство Восточно-Римской империи (Византии). В этих целях они отрекаются от армянской апостольской церкви, принимают халкидонское вероисповедание и вступают в лоно имперской византийской церкви. После чего тайские Багратуни берутся под покровительство Византии и Ашоту Багратуни (786–826), внуку Васака, даруется византийский титул курапалат.


Под словосочетанием "тайские Багратуни" здесь очевидно подразумеваются Багратиони. Так вот, они никак не могли: 1) "отречься от армянской апостольской церкви"; 2) "принять халкидонское вероисповедание" в конце VIII века; 3) и "вступить в лоно имперской византийской церкви".

Основатель династии Багратионов прибыл в Грузию в начале VI века, сразу после вхождения Грузинского католикосата в Григорианскую церковь, куда также вошли Агванский и Армянский католикосаты, под главенством последнего. Весь VI век Багратионы, как и Багратиды, оставались григорианами-монофизитами. В этом триедином конфессиональном союзе армян, агван и грузин, последние двое подвергались медленной арменизации. Постепенно шел процесс вытеснения богослужения на родных языках и установления богослужения на армянском повсюду, куда распространялись границы Григорианской церкви.

Для грузин такой расклад со временем стал невыносим, что, в совокупности со сменой вероисповедания грузинского католикоса Кюриона, научившегося у ромеев халкидонским догмам, привело к разрыву конфессионального единства с армянами и агванами, восстановлению грузинской церковной автокефалии, и переходу большинства грузин на вероучение диофизитов. Этот процесс протекал на протяжении первых двух десятилетий VII века, или может быть раньше, и протекал он на фоне последней Ирано-Византийской войны.

Предводителем Багратионов, равно как и правителем всей Грузии, тогда был Стефаноз. Судя по описанию его деятельности, я сомневаюсь, что он поддержал Кюриона, и скорей всего он и его сторонники оставались верными григорианству до самой его смерти, наступившей в стычке с ромеями. Вообще, одержи в этой войне победу персы, Грузия по-видимому осталась бы григорианской. Но победила халкидонитская Византия, чей император Ираклий приказал устроить в Грузии избиение огнепоклонников, несториан и григориан.

Предводителем Багратионов к тому времени стал сын Стефаноза, Гурам. Гурам однозначно придерживался про-византийской ориентации, и несомненно перешел в халкидонизм. Вот тогда Багратионы, вместе с большинством остальных грузин, окончательно стали диофизитами, а Грузинский католикосат вошел в конфессиональное единство с Константинопольской патриархией и даже папским Римом (есть информация, что католикос Кюрион вел переписку с римским Папой как раз по теме догматики диофизитов).

Следовательно, отречение Багратионов от Армянской церкви не могло произойти в принципе, поскольку членами этой Церкви они никогда и не являлись. Григорианская же церковь, несмотря на то, что позднее все более стала превращаться по сути в Церковь армянскую, на раннем этапе, особенно пока там присутствовал Грузинский католикосат, еще сохраняла свое этно-культурное разнообразие и федеративную структуру.

Багратионы в данной Церкви непосредственно подчинялись грузинскому католикосу, не армянскому. И при выходе Грузинского католикосата из состава Григорианской церкви, вышли вместе с ней и Багратионы. И произошло это в первой четверти VII века, а никак не в последней четверти века VIII. Ашот Куропалат от младенчества и до самой смерти являлся халкидонитом, и прихожанином Церкви Грузии, и отречься от Армянской церкви не мог никаким образом.

Про "вступление в византийскую церковь" не знаю даже как комментировать это гумбовское измышление, не имеющее под собой никаких оснований. Зато насчет перехода Ашота Куропалата под покровительство Византии, Гумба совершенно прав. Просто религию с политикой мешать неуместно. У грузин давно была собственная национальная Церковь, чтобы не иметь нужды идти в Церковь к ромеям.

Наконец, если мы обратимся к Багратуни, то как раз тут мы увидим приверженность к монофизитскому григорианству и подчинение армянскому католикосу. Впрочем, наверно можно допустить, что случаи перехода отдельных представителей династии в ромейскую церковь имели место быть, как часть процесса формирования армяно-халкидонитской этно-конфессиональной общности в Византии.

0

18

Вероотступничество тайских Багратуни привело их к отчуждению от армянских сородичей, из-за чего они уже не могли играть сколько-нибудь значительную роль в политической жизни Армении, тем более после получения в 885 г. князем Армении Ашотом Багратуни титула царь армян от Арабского Халифа.


О мнимом вероотступничестве "тайских Багратуни" молчат армянские средневековые авторы, обыкновенно остро воспринимавшие факт перехода того или иного знатного григорианина в "ересь двуестественников". Так, к примеру, Вардан отмечает эпизод из жизни Ашота Мсакера, деда будущего царя Ашота, к которому "явился какой-то епископ по имени Апикура, с целью обратить его в халкидонское вероучение"; но после схоластических прений епископа с канониками монофизитов, "Ашот прогнал Апикуру и еще более утвердился в вере Святого Григория [т.е. григорианстве - прим. Дато]".

Вардан, как раз тот автор, что создал историческую фикцию о принадлежности Ашота Куропалата (грузина) к роду Ашота Слепого (армянина), непременно должен был отметить и вероотступничество Ашота Куропалата, имей он такие сведения. Передав подробности неудавшегося вероотступничества Ашота Мсакера, как бы он не отметил и переход из Армянской церкви в Церковь грузинскую Ашота Куропалата, будь Ашот и правда бывшим григорианином, ставшим впоследствии халкидонитом, как утверждает Гумба!

В крайнем случае, Вардан мог выдумать это, как выдумал происхождение Ашота от Васака. Но Вардан не решился даже выдумать вероотступничество Ашота, поскольку для создания такого эпизода, он нуждался хоть в каком-нибудь сюжетном материале. Наподобие того, как выбрал он реального Васака на роль фиктивного деда Ашота.

В принципе, Вардан, как и большинство средневековых армянских авторов, отмечают "вероотступничество" Багратионов в общем ключе "вероотступничества" грузин, при описании эпизода армяно-грузинского конфессионального раскола. Эти авторы прекрасно знали, что переход грузин в халкидонство начался и завершился еще на рубеже VI-VII веков. Соответственно, живший два века спустя Ашот Куропалат, не мог стать халкидонитом (перейти в халкидонитство) в сознательном возрасте, так как был крещен в этой конфессии еще в младенческом возрасте.

Значит, никакой условный Апикура, или сам мцхетский католикос, не могли провести над ним обряд перехода из монофизитов в диофизиты. Так, это не имевшее место в истории событие и не нашло своего отражения в армянских хрониках. Однако, тысячелетие спустя, нашелся все-таки автор, это событие придумавший - наш уважаемый оппонент.

0

19

В этих условиях тайкские Багратуни берут под свое политическое покровительство грузинскую халкедонитскую церковь, а Мцхетский католикос в ответ на это священным авторитетом собственной власти признает за членами их семьи право носить титул царь картвелов (грузин). Вслед за этим тайкские Багратуни политическим актом переводят в своих владениях все церковные структуры под юрисдикцию грузинского католикоса и вводят богослужение на грузинском языке. Так возникла грузинская ветвь царской династии Багратуни – Багратиони.


Почему на грузинском, почему не на греческом? Раз Ашот перешел под покровительство Византии и сменил собственное армянское вероисповедание на вероисповедание государственной Церкви империи. Под властью Ашота теперь армянское население Тайка и Кхарджка, двух принадлежащих ему областей. Всему этому учит Гумба. Переводя своих армян под покровительство ромеев, он ввел бы в Тайке и Кхарджке греческое богослужение, а не грузинское. При чем тут вообще грузины, в таком случае? Что-то тут не сходится у Гумба. А не сходится по той причине, что население у него было грузинское.

Хронология выглядела, я думаю, так. В IV веке, богослужение в Тао-Кларджети велось на греческом. Уже в V веке, после создания грузинской письменности, богослужение ввели на грузинском. В VI веке оно сменилось армянским, поскольку Грузинский католикосат попал в подчинение к Армянскому. В VII веке, после реставрации грузинской автокефалии, удалось восстановить грузинское богослужение в Кларджети, тогда как в Тао Григорианская церковь сохранила свои позиции. Наконец, на исходе VIII века, вот как раз при Ашоте Куропалате, и в Тао вернули, три века спустя, богослужение на грузинском языке.

Для таойцев и кларджей, как для природных картвел, грузинское богослужение было естественным и подходящим, в отличии от чуждых им армянского и греческого.

0

20

Однако, в грузинской средневековой литературе тоже верх берет библейская версия происхождения Багратиони. Так, автор X в. Георги Мерчуле в своем сочинении «Жизнь Григола Хандзтели» владетеля Тайка – Ашота Куропалата (Багратиони) величает отпрыском Давида, «Пророка и помазанника Господня». [Сумбат Давитис-дзе. История и повествование о Багратионах. Перевод, введение и примечание Лордкипанидзе М.Д. Тбилиси, 1979. С. 13, 14.] Анонимный автор «Матиане Картлиса» («Летопись Грузии») к отпрыскам библейского царя Давида относит Адрнерсе Багратуни, отца Ашота Куропалата: «[Адрнерсе] из дома пророка Давида, из Армении прибыл к Арчилу и просил у него место для жительства». [Матиане Картлиса. Перевод, введение и примечание Лордкипанидзе М.Д. Тбилиси, 1976. С. 28.] Наиболее детальную разработку генеалогического древа грузинской ветви Багратидов предложил автор XI в. Сумбат Давитис-дзе. Принадлежа, вероятно, к грузинской ветви Багратидов, он возвел генеалогию рода к Клеопе, дяде Иисуса со стороны отца, и далее, через царя Давида, к прародителю человеческого рода Адаму. В этой редакции генеалогической легенды замалчивается происхождение грузинских Багратиони от армянских Багратуни, а вместо этого говорится о якобы переселении непосредственного родоначальника грузинских Багратидов в Картли прямо из Иерусалима, причем в VI в., при сыновьях царя Картли Вахтанга Горгасала. [Сумбат Давитис-дзе. История и повествование о Багратионах. С. 27–42.; Эту легенду, почерпнутую в грузинских устных источниках, приводит и Константин Богрянородный в своем трактате «Об управлении империей» (X в.) (Константин Багрянородный. Об управлении империей... С. 194).] Последующие средневековые летописцы Грузии трактовали вопрос происхождения Багратиони в том же ключе. Окончательные итоги разработки данной темы суммировал в своем труде грузинский историк-географ XVIII в. царевич Вахушти Багратиони, который как достоверную информацию привел полную поколенную роспись своих предков, начиная с библейского царя Давида. [Вахушти Багратиони. История царства Грузинского. Тбилиси, 1976. С. 183–193.]


Первое. В "грузинской литературе библейская версия происхождения Багратионов верх брать" не может по такой простой причине, что иных версий здесь и не имеется. Грузины всегда знали только об одном происхождении Багратионов - еврейском.

Второе. "Сыном пророка Давида" называет Ашота не Мерчуле, но сам Хандзтели. Мерчуле лишь передает слова Хандзтели. Это в принципе свидетельствует, что об еврейских корнях Багратионов грузины знали задолго до написания Сумбатом своей монографии.

Кстати, Гумба перепутал ссылку, и вместо "Жития" сослался на Сумбата.

Третье. Еще одна механическая ошибка у Гумба, это отсылка к Матиане Картлиса но с цитированием другого источника (Джуаншериани). В Матиане Картлиса рассказывается о том, как Джуаншер Хосровани "привел жену из рода Багратиони, дочь Адарнасе, по имени Латаври" (т.е. сестру Ашота Куропалата). Следом сообщается, что они Багратионы "потомки пророка Давида". Цитируемый же Гумба отрывок, взят им из "Жизни Вахтанга", и там говорится о совсем другом Адарнасе.

Этот Адарнасе, это Атрнерсех из армянских Багратидов, переселившийся в Грузию и получивший от Арчила Артани и Шулавери. Никаким отцом Ашота он не был, да и в целом, его дальнейшая судьба осталась неизвестной. Хотя и о нем сказано, что он "из потомков пророка Давида", и тут Гумба в принципе не соврал. Но и это нами не отрицалось, ведь грузины всегда признавали общее происхождение Багратидов и Багратионов. Разница в том, что по мнению грузин, обе ветви разошлись еще во время своей принадлежности еврейской нации, и расселение обеих ветвей в Армении и Грузии по сути и привело к дальнейшему разветвлению.

И только позднее, Варданом, было решено считать Багратионов младшей ветвью Багратидов. Эта версия сегодня принята армянскими историками. То есть, евреи поселились в Армении и обармянились, и века спустя, одна из их ветвей переселилась в Грузию, где огрузинилась. У грузин же, это две независимые линии, имеющие общий корень.

С другой стороны, нельзя исключать, что Гумба не ошибся, но снова совершил подлог, попытавшись свести двух разных Адарнасов - грузина Адарнасе Багратиона и армянина Атрнерсеха Багратида - в одну личность. Не будем теперь заново объяснять, что это было два разных лица.

Четвертое. Умиляет фраза Гумба о сумбатовской "редакции генеалогической легенды", что она будто бы "замалчивает происхождение грузинских Багратиони от армянских Багратуни". Просто вершина мысли! Ну уж простите Сумбата, что предвидеть выходку Вардана он не мог, за отсутствием у него прирожденных способностей визионера. Ну не знал Сумбат Давитисдзе, что два века спустя после него, Вардан Аревелци предъявит новую схему генеалогии Багратионов. А еще века спустя, абхазский историк Гурам Гумба, приняв вардановскую версию, обвинит Сумбата в сокрытии фактов, измышленных Варданом.

0

21

В действительности же ассирийские и урартские источники еще в VIII в. до н.э. упоминают род Багратуни на юго-востоке Урарту – в Мусре (Мусасир) и Ману. Эпоним фамилии Багратуни возводится ко второй имени главной богини Урарту Арубани – супруги верховного бога Урарту Халди. Верховную богиню Урарту Арубани ассирийцы называли Багбарту, так она именуется, в частности, в надписи ассирийского царя Саргона II (722–705). [Thureau-Dangin Fr. Une relation de la hultieme campagne de Sargon. Paris, 1912.] Такая информация заложена и в самой имени Багбарту. По этимологии имени Багбарту (Багратуни) существуют различные мнения, но в основном считается, что это иранское название урартской богини Арубани и имеется несколько вариантов перевода: «жена бога», или «удел (долю) посвящающая», или «божество плодородия», или «богом данное». [См.: Биягов Л.Н. К вопросу об интерпретации «Халди и Арубани-Багбарту» // ВОН, 1974, 11. С. 99–100.] По мнению исследователей, иранское название урартской богини Арубани – Багбарту могло быть привнесено в результате контактов урартов (хуррито-урартов) с индоиранцами, имевшее место восточнее оз. Урмия, восточнее царства Мана, начиная уже с X−IX вв. до н.э. [См.: Дьяконов И.М. Предыстория армянского народа… С. 17; Его же: История Мидии… С. 453; Меликишвили Г.А. Наири-Урарту… С. 161.] Таким образом, Багбарту это иноязычное имя урартского божества Арубани, которая являлась божеством Мусры (Мусасира) − древнейшего культурно-религиозного и политического центра урартских племен, упоминаемый в клинописях еще с XIV в. до н.э. [Меликишвили Г.А. Указ. соч. С. 164–165. 573; Его же: К вопросу о древнейшем очаге урартских племен. ВДИ, 1947, № 4. С. 21–29.] Здесь же и находился посвященный ей главный храм. Имя богини Багбарту – эпоним фамилии Багратуни: чередование Баг-бар-ту переходит в Багарат – Баграт – Багратуни (по аналогии с Урарту – Арарат). [Матевосян Р. Багратуни. Историко-родословная энциклопедия… С. 7–9; Его же: К вопросу происхождения Багратидов… С. 27-30: См. также: Меликишвили Г.А. Наири-Урарту... С. 371; Пиотровский Б.Б. Ванское царство, М., 1959. С. 223. ] Таким образом, члены рода Багбарту (Багратуни) были служителями главного храма Урарту и принадлежали к касте жрецов, т.е. к высшей духовной знати урартского царства. На сохраненной до наших дней бронзовой статуэтке богини Арубани-Багбарту на груди начертан крест, который, как известно, в странах Древнего Востока был символом культа и солнца и небо, [Есаян С.А. Амулеты, связанные с культом солнца из Армении // СА, 1968, № 2. С. 223.] а сам верховный бог Урарту Халди, супруг Арубани-Багбарту, изображался в форме солнечного диска и был связан таким образом с солнцем и небом. Это обстоятельство, вероятно, и послужило основанием для возникновения солнечного эпитета Парнаваз − лучезарное солнце, божественное солнце, перешедшее также затем и в обозначение служителей высшего религиозного культа Урартского царства Багратуни. В урартский период Багратуни выступали носителями не только высшей религиозной, но и светской власти. Так, известен один из выдающихся военачальников Урартского царства из рода Багратуни, который в 716 г. до н.э. подавил мятеж в вассальной стране Мане на юго-восточном побережье оз. Урмия, а затем был назначен ее правителем. [См.: Капанцян Г. История Урарту... С. 219.]


Господи, что за ахинея! Связать Багратуни с Багбарту. Так Багбарту можно связать и с Жаном Паспарту, а их обоих с маркизой де Помпадур. Даже не стану тратить время для подробного разбора данной ахинеи. Нам сейчас полагается разобраться с этимологией родоначального имени Багратидов-Багратионов - Багратом.

Я придерживаюсь мнения, что имя это есть армяно-грузинская транскрипция греческого христианского имени Панкрат, Панкратий. Для такого утверждения, приведу три довода, и надеюсь, они окажутся приемлемыми и убедительными, и точно не покажутся никому бредовыми, подобно тому, что я только что прочитал (вроде Багбартуни жрецы Урарту).

Итак, во-первых. Если бы Гумба внимательно прочел "Житие Григола Хандзтели", на которое он выше ссылался, этот, по-настоящему великолепный образец раннесредневековой грузинской литературы, то он приметил бы, как Гиорги Мерчуле, автор жития, прямо сравнивает Баграта Куропалата, сына Ашота, с пророком Давидом и со Святым Панкратием, раннехристианским епископом, явно намекая на еврейские корни его предков и на связь его имени с именем святого.

"Баграт главенствовал над ними мудростью, наружностью, доблестью и всемерной полнотою богочестия; он был подобен пророку Давиду и блаженному апостолу Баграту (Панкратию), священномученику, ученику святого апостола Петра". Такое уточнение от автора, не оставляет ни единого сомнения о греко-христианской этимологии армяно-грузинского имени Баграт (в одном из диалектов армянского, еще и Пакрад, что только лишний раз подтверждает версию).

Сумбат пишет, что Гурам (о нем мы говорили выше) назвал своего сына в честь родного брата - Багратом. А сам этот Баграт, получил такое имя при крещении, уже в зрелом возрасте. Несомненно, что именем этим в оригинале было Панкрат, ставшее Багратом уже позднее, в грузинском произношении и оформлении.

Далее, во-вторых, ссылался Гумба и на Константина Порфирогенета, что означает, что ознакомился он и с его данными по Багратионам, а значит, не мог не заметить, что император каждый раз называет носителей имени Баграт Панкратиями (а Ашот - Асотий, Гурген - Куркений, Сумбат - Симватий, и т.п.). Это также указывает на церковное, греко-христианское происхождение имени Баграт.

Наконец, в третьих. И уж наверняка, что созданная в следующем веке грузинским царем Багратом небольшая брошюра с перечнем царской династии Абхазии - "Диван абхазских царей" - выучена Гурамом Гумба наизусть. Согласно "Дивану", написанному на грузинском языке, у первого абхазского царя Леона было трое сыновей - Феодосий, Георгий и Димитрий. В грузинской транскрипции, это Тевдоси, Гиорги и Деметре. Следующим представителем династии, севшим на абхазский трон, был сын последнего, чье имя имя указано как Баграт.

Удивительно, что Гумба не задумался над этим странным (хотя в действительности отнюдь не странным) явлением, когда такое, по его мнению, местечковое имя - сугубо в рамках Урарту и Армении - попало в генеалогию абхазских царей, не имевших с Багратуни никакой связи.

Правящая династия Абхазского царства была представлена родом Анчабадзе (Анчаписдзе), что, опять же, является грузинской транскрипцией, тогда как в абхазском оригинале она звучит как Ачба (Ачипа). Это исконные, коренные абхазы, и если Баграт, как учит Гумба, имя сугубо урартийское, то как он объяснит наречение этим именем внука Леона.

Да, Ачба впоследствии неоднократно вступали в династические браки с Багратионами, чтобы можно было заявить, о заимствовании популярности данного имени Ачбами у Багратионов. Только это точно не относилось к Баграту, внуку Леона. Так, он же, Баграт, захватив престол, взял в жены вдову сына узурпатора, Адарнасе Шавлиани, которая являлась дочерью Гурама Мампала, сына Ашота Куропалата. Но не станем ведь мы думать, будто Баграт до сих пор носил какое-то другое имя, и только женившись на даме из рода Багратионов, сменил собственное имя на родовое имя своей супруги. Подобное невероятно и в наш век полной эмансипации, и тем более это было невозможно в ту радикально консервативную эру. Да и бессмысленно это.

И потому, остается только одно объяснение. Внук Леона был наречен Панкратием, и, как и полагается в грузинской передаче (а о нем мы читаем кажется только в грузинской передаче), этот Панкратий фигурирует как Баграт. Конечно, само по себе имя не было столь популярным в христианском мире, ни до и ни после, и стало оно таким, именно в Закавказье, благодаря Багратидам-Багратионам. Ашот Куропалат являлся ровесником царя Леона, а личность куропалата была известной. Популярность имени Панкратий могла передаться к Ачба именно благодаря Ашоту Багратиону, что тем более легко представить, если отказаться от гумбовской гипотезы об языческом, урартийском происхождении имени, и принять версию его церковной принадлежности.

Средневековая Абхазия, как известно, была строго христианским, про-византийским царством, и легче представить на ее троне Панкратия, сына Димитрия, племянника Георгия и Феодосия, внука Леона, нежели какого-то мифического Багбартуна-Багарата из неведомой древней глубины.

А отсюда уже делаем вывод, что и родоначальное имя Багратидов-Багратионов было Панкратием, только в армяно-грузинском оформлении ставшее Багратом.

0

22

Как известно, были венцевозлагателями, т.е. обладали правом короновать, обычно высшие духовные лица страны − верховные жрецы, каковыми первоначально и являлись представители рода Парнавазиан-Багратуни.


Неверная, нисколько не соответствующая историческим данным информация. Обратимся ко 2-й книге Хоренаци. В 8-й главе сообщается, что "должность жрецов поручена" роду Вахуни (то есть не Багратуни). В 14-й главе, тем не менее, говорится, что за проступок, род Вахуни "лишился должности жрецов".

Там же, между прочим, Хоренаци признается, что "мужи из рода Багратуни не согласились приносить жертвы на алтарях в храмах и сопровождать это коленопреклонением" и тогда "царь отрубил язык одному из них, по имени Асуд [Ашот - прим. Дато], за оскорбление статуй". Интересные такие "жрецы" из Багратуни получились у Гумба. Потомственные "жрецы" еще с урартских времен, почему-то брезгующие приносить жертвы языческим богам и преклонять колени перед их истуканами.

В те времена, единственным народом, из чьей среды могли выйти такие принципиальные противники идолопоклонства, был еврейский народ. Не то что жреческим родом стать, но даже на роль обычных язычников, Багратуни не годились. Да и не передает ничего Хоренаци об этом, что Багратуни будто бы были жрецами. В 53-й главе, например, он повествует, что "Арташес назначил верховным жрецом Мажана", одного из своих сыновей. Значит, жрецами могли стать и Аршакуни.

0

23

Тот факт, что население данного региона (племя варваров) называло Багарата также и именем бога Ангеха, совершенно определенно указывает на то, что род Парнаваза-Багарата выполнял функции верховной власти – светской и духовной, а потому персонифицировался с богом, о чем свидетельствуют и их имена. Таким образом, Парнавазианы и Багратуни представляют собой две ветви одного и того же знатного урартского (или этнически близкородственного хуррито-урартам) рода, который после падения Урартской державы наряду с другими урартскими нахарарскими родами (Рштуни, Хорхоруни, Арцруни, Мамиконяны, Гнуни и т.д.) составил ядро нахарарской (княжеской) знати Армении, а со временем стал основателем царских династий. Вообще можно сказать, что Парнавазианы-Багратуни олицетворяют собой преемственность государственной власти Урарту и Армении.


Для начала, Себеос заявляет, что "Ангехом назывался Багарам", а не Багарат. Но коль и так, что с того? Заглянув к Хоренаци, убедимся, что род Ангехтуна не связан с Багратуни. Вообще, старается Гумба на славу, рисуя до рези в глазах яркую и пеструю родословную выдуманной им мутантной династии Парнавазианов-Багратионов - династии царей, дворянских предводителей, основоположников государственности, жрецов, богов. Короче говоря, Багратионы-Парнавазианы заполнили собой высший слой сперва Урарту, затем Армении. Они были везде и всегда, в любой сфере, как говорится, и чтец, и жнец, и на дуде игрец.

Такая слепая приверженность крайностям, для Гумба характерна. Когда он берется доказывать какой-либо тезис, то доходит до самого края. В данной книге двумя противоположными крайностями представлены вайнахи и картвелы. Вайнахов Гумба засунул куда угодно, на каждую страницу истории Кавказа, и выставил их, при этом, безупречными и наилучшими в своем деле, каким бы это дело ни было, в том или ином случае. По Гумба получается, что не только серых периодов в нахской истории не было, но и серых людей у вайнахов просто не рождается. Если вайнах, то непременно сверхчеловек. И напротив, картвелы у него оказались сплошной посредственностью и вечной серостью. У этой нации почти нет следов в истории, а те что есть, опять же несут в себе нахский фактор.

Возвращаясь к рассматриваемому вопросу, то как видно, такое аномальное раздувание исторического багажа этой выдуманной им династии-мутанта (а соединил он Фарнавазидов и Багратидов воедино, чтобы не возиться с каждой по отдельности) делается только с одной целью: это подарок вайнахам. Вайнахи выше всего на свете ценят славу, будучи безнадежно тщеславным этносом (без обид, но что правда, то правда). И Гумба, какое-то время проживший в Чечено-Ингушетии, это отлично понял.

И последнее. Арцруни и Гнуни, Мамиконеан, Рштуни и Хорхоруни не принадлежали к "урартским нахарарским родам". Арцруни и Гнуни по происхождению ассирийцы, от сыновей царя Ассирии Сенекерима, вернее Синахериба (Хор. 2 кн. 7 гл.); предки Мамиконеанов пришли откуда-то из дальнего северо-востока, и вероятно они были гуннами (Хор. 2 кн. 81 гл.); Рштуни и Хорхоруни исконные армяне-хайкиды, соответственно от Сисака и Гарджуйла (Хор. 2 кн. 8 гл. и 3 кн. 9 гл.).

0

24

Косвенным подтверждением тому служат сообщения Себеоса, в которых довольно подробно рассказывается об одном из сыновей Парнаваза – Багарате, оставшемся в Ангехе, но ничего не сообщается о втором – Багараме. Данный факт может служить доказательством того, что Багарам Парнаваз был в числе жителей западных и юго-западных областей Урарту, переселившихся на Кавказ, и что Себеос не сообщает о нем потому, что, вероятно, не обладает какими-либо данными о дальнейшей его (и других переселенцев) судьбе.


Тут Гумба напутал с именами, и два варианта имени старшего сына Парнаваза - Багарам и Багарат (во всяком случае, так полагают некоторые современные исследователи, что себеосовскому Багараму соответствует мовсесовский Багарат), посчитал за два разных имени обоих его сыновей. На самом деле, младшего сына Парнаваза звали Багам. Итого, Багарам и Багам, сыновья Парнаваза по Себеосу.

И если учесть, что сына Багарама звали Бюрамом, и как считается, это также один из вариантов имени Бюрат, фигурирующего уже у Мовсеса, то налицо тенденция замены у Себеоса "м" на "т", и отсюда можно думать, что другой вариант имени Багама, выглядит как Багат.

0

25

Таким образом, если в первой половине I тыс. до н.э. Багратуни-Парнавазианы вместе с дурдзуками, терками (турками), цопа (цова), хонами и др. проживают в урартских областях Муср (Мусасир), Цоп (Ангех-тун) и др., то позднее, во второй половине I тыс. до н.э., они вместе с теми же дурдзуками, турками (терками), хонами и цовами (цанами) являются уже обитателями Кавказа. Племена, переселившиеся на Кавказ на рубеже VII–VI вв. до н.э., судя по всему, принимали активное участие в происходивших здесь событиях, а более всего – в формировании нахского государственности, привнося ряд культурных инноваций.


Никак не могу уложить в голове концепцию Гумба, где вайнахи-дурдзуки у него отражают нашествие скифов на Северном Кавказе на рубеже VIII-VII вв. до н.э. в одной главе книги, и переселяются с юга (Малый Кавказ) к Большому Кавказу на рубеже VII-VI вв. до н.э. в текущей главе. Это какие-то две параллельные и несовместимые истории. А все, как я и говорил, из-за ненасытного желания порассовать вайнахов повсюду, где можно и не можно.

0

26

Однако исследователи, к сожалению, ограничиваются лишь констатацией факта наличия двух указанных версий, не объясняя причины их возникновения.


Это потому, что у исследователей, то бишь профессиональных ученых-историков, отсутствует запас фантазии и не имеется склонности к сочинительству. Зато всем этим с лихвой обладают такие писатели-сказочники, как наш оппонент. Так что, да, в данном случае "исследователи лишь ограничились констатацией факта", оставив задачу по "объяснению причин", то есть художественному обрамлению, авторам с богатым воображением и сочинительским даром, точь в точь как у нашего автора. И надо признать, сказание для вайнахов он состряпал великолепное. Сами вайнахи, прочитав книгу, удивляются: и это все мы? а мы и не догадывались!

0

27

«Мокцевай Картлисай» отражает позицию древнегрузинских племен во главе с Азоном, переселившихся в Картли после завоевания страны понтийским царем. В источнике достаточно ясно выражено отношение переселенцев-грузин к коренному населению (иноплеменникам хонам, бунтуркам), дано оправдание жестокости по отношению к ним и необходимости их уничтожения (они были «дикарями, пожиравшими трупы») и т.д. Подобные суждения, разумеется, не имеют ничего общего с реальным политическим, социальным и культурным уровнем населения Картли, а отражают предвзятый взгляд завоевателей. Перед нами позиция, характерная для завоевателей всех времен, попытка дать идеологическое обоснование (пусть и наивное) захвата чужой территории и безжалостного истребления проживающего на ней населения.


Иными словами, автор "Мокцевай Картлисай" оболгал хоннов и бунтурков, выставив их в крайне неприглядном виде, с целью найти оправдание их избиению, с последующим присвоением их земли. Положим, на минуточку, что я согласился с Гумба. Проблема, тем не менее, одной "Мокцевай Картлисай" не ограничивается. Дело в том, что если верить Страбону, то еще за много веков до появления МК, уже бытовало предвзятое суждение о народах, обитавших поблизости или на самом Кавказе: "следует упомянуть о некоторых диковинных обычаях совершенно варварских народностей, о которых постоянно рассказывают; например, об обычаях народностей, живущих около Кавказа и остальной горной страны" (8 абз. 11 гл. 11 кн. "География", Страбон).

Какой интерес имели те письменные информаторы, или устные передатчики, что снабдили Страбона материалом, позволившим составить подобное суждение? По мысли Гумба, и они оклеветали кавказцев. Или быть может клеветник здесь сам Страбон? Может быть Страбон был царем Понта, и завоевателем, истребившим хонов и бунтурков, и теперь искавшим оправдание своему поступку? Или все же примем историческое сообщение таким, каким оно до нас и дошло, и без всяких оговорок? О тапирах и дербиках, народах, обитающих у Каспия, Страбон, в той же книге, сообщает сведения, весьма напоминающие те данные, что дает о бунтурках МК. Здесь и непристойности во взаимоотношениях обоих полов, и дикое соединение каннибализма и некрофилии (поедание человеческой мертвечины).

Быть может, это одна и та же группа народов, только у грузин получившая название бунтурков (т.е. неких тюрок) в силу возникшего анахронизма. Грузины не помнили имен народов этой группы, но поскольку знали, что с тех краев в последнее время приходят лишь тюрки, то решили, что и те древние дикари были тюрками.

Проблему тут создал сам Гумба, зачем-то (хотя понятно зачем) записавший бунтурков в вайнахи, и вслед за этим, искренно обидевшийся на грузин, за такую возмутительную клевету на вайнахов. Напомнило анекдот про Сталина, Хрущева и Жукова; когда Хрущев передал Сталину, что Жуков, выходя из его кабинета, едва слышно бросил фразу "свинья усатая"; но на вопрос Сталина, кого тот имел ввиду, Жуков пояснил, что Гитлера; теперь уже Хрущеву предстояло объяснять, о ком подумал он, когда услышал слова Жукова об усатой свинье.

Следуя тому же принципу, заметим, что это не грузины обозвали вайнахов некрофилами-каннибалами, ибо ничего подобного о кавкасианах и дурдзуках грузинские летописи не говорили. Говорят они так о вайнахах только в представлении Гумба, объявившего бунтурков нахским этносом.

0

28

«Мокцевай Картлисай» первым царем Картли называет Азона, а Парнаваза вообще не упоминает.


Неверно. Фарнаваз в МК упоминается, просто, в отличии от КЦ, он второй царь, а не первый: "И этот Азо, сын царя Ариан-Картли, был первым царем в Мцхета, и умер. И после него царем стал Фарнаваз. Он воздвиг большой идол на выступе, и дал ему имя Армаз, и обвел стеной со стороны реки, и называется Армаз".

0

29

По концепции Леонти Мровели, грузины занимали среди таргамосиан (кавказских народов) первенствующее положение, поэтому он не мог допустить и мысли о существовании нахского государства, как и о том, что Картли была его частью.


Это неправда. Любой кто читал труд Мровели, прекрасно помнит, что "первенствующее положение среди таргамосиан занимают" у него армяне, в лице Гайоза.

0

30

Следовательно, в «Мокцевай Картлисай» нашли отражение предания переселившихся древнегрузинских племен, и их отношение к происходившим в то время событиям. В «Картлис цховреба», наоборот, воссозданы настроения местного, коренного населения, защищавшего свою землю и вступившего в жестокую схватку с пришлыми завоевателями – армией понтийского царя (Александра Македонского), в рядах которой воевали и древнегрузинские племена под предводительством своего вождя Азона. Основным действующим лицом у Леонти Мровели является Парнаваз, возглавивший борьбу жителей Картли против иноземных завоевателей. Здесь четко прослеживается идеология освободительной войны коренного населения во главе с Парнавазом с чужеземными захватчиками. Это говорит о том, что Леонти Мровели в своей Хронике опирается на сохранившиеся древние предания (письменные или устные) местного нахского населения, в которых выразилось отношение нахов к этим событиям. Между тем Леонти Мровели знаком и с грузинскими преданиями об указанных событиях, воспроизведенными в «Мокцевай Картлисай», откуда он берет информацию. Однако извлекает он лишь то, что соответствует его концепции, обозначенной выше: грузины относятся к потомкам Таргамоса и вместе с другими его потомками издревле проживают на Кавказе. Поэтому для грузинского историка были неприемлемы сведения «Мокцевай Картлисай» о переселении грузин в Картли, где до них жили хоны и бунтурки (терки). Эти сведения он полностью игнорирует. Одновременно Леонти Мровели пытается примирить несхожие предания и корректирует данные «Мокцевай Картлисай», указывая, что коренные картлийцы – «это те которых мы зовем бунтурками или иноплеменниками». [Мровели Леонти. С. 25; Меликишвили Г.А. Указ. соч. С. 280.] По концепции Леонти Мровели, грузины занимали среди таргамосиан (кавказских народов) первенствующее положение, поэтому он не мог допустить и мысли о существовании нахского государства, как и о том, что Картли была его частью. По этой причине, надо полагать, в его Хронике для нахского государства не нашлось места, и из имевшихся в его распоряжении источников (письменных и устных) он, по всей видимости, отобрал лишь те сведения о нахах, которые могли бы стать подтверждением его взглядов. Вообще же, как уже отмечалось в научной литературе, взаимоотношения нахов с древнегрузинскими племенами интересуют Леонти Мровели лишь постольку, поскольку они могли бы служить образцом политического союза для современной ему Грузии. [См.: Мровели Леонти. Комментарии Цулая Г.В. С. 63. Комм. 98–98. 420] Однако как бы ни старался Леонти Мровели подогнать имевшиеся в его распоряжении данные древних источников под свою концепцию, а ситуацию XI в. спроецировать в прошлое, анализ представленных им сведений о событиях второй половины I тыс. до н.э. показывает, что в них выдвигаются на первый план и политически доминируют именно кавкасианы-дурдзуки, а мотив их отношений с древнегрузинскими племенами преобладает над всеми остальными. [См.: Меликишвили Г.А. Указ. соч. С. 281; Харадзе Р. Л., Робакидзе А. И. К вопросу о нахской этнонимике... С. 28; Виноградов В.Б. Сарматы Северо-восточного Кавказа... С. 152–153; Цулая Г.В. Историческая концепция грузинского историка XI в. Леонтия Мровели... С. 22–36.] Это заключение подтверждается всем ходом исторических событий, описываемых в Хронике, и в особенности деятельностью Парнаваза.


Первое. Отбросив остатки уважения к бедному Мровели, которого он решительно не желает оставить в покое, Гумба дошел до окончательного вердикта: Мровели грандиозный фальсификатор. Оказывается, Мровели владел ценнейшим материалом по нахской истории в виде их устных преданий, то ли собранным им самолично, то ли кем-то еще, от кого это наследие и перешло в руки грузинского инквизитора.

И вот, вместо того, чтобы изложить данный материал в его первозданном виде на страницах своей рукописи, как и подобает поступать честному и порядочному летописцу, Мровели чудовищно исказил его сюжет, перевернув все с ног на голову, умалив вайнахов и возвеличив картвел, тогда как в действительности, согласно сюжету преданий, исконным и выдающимся этносом в Закавказье были вайнахи, а картвелы являлись полной им противоположностью - пришлыми ничтожествами. Грузина Мровели такой расклад не устраивал совершенно, почему он и отважился на переделку сюжета, то есть на масштабный подлог, невиданный в истории Кавказа.

Тут стоит заметить, что по Гумба выходит, что грузинский летописец был не только обманщиком и шарлатаном, но и оказался дураком, и бестолочью. Элементарно. Раз подлог Мровели выявлен, пусть и столь поздно, значит ничего у грузинского лгуна в итоге не получилось, что в свою очередь означает, что все его старания были напрасны.

Заодно, благодаря Гумба, раскрылась бестолковость и таких видных специалистов, как Кероб Патканов и Кирилл Туманов, почему-то уважаемых Гурамом Гумба (дураки вроде уважения не заслуживают). Оба долго корпели над изучением летописи Мровели, и затем посвятили ей целые работы. И вот, представим себе, они не обнаружили в ней такого подлога, какой вычислил Гумба.

Патканов и Туманов много чего отметили в "Жизни царей" Мровели, что посчитали неприемлемым, и раскритиковали грузинскую летопись на славу, но о главном - замене вайнахов картвелами и закрашивании нахской Картли картскими красками - ни тот, ни другой даже не догадались. Туманов, кстати, искал нахский субстрат по всему Закавказью, и даже считал этимологию термина "Картли" нахской, но вот чтобы Фарнаваза объявить вайнахом, а древнюю Картли нахской страной, и наконец самого Мровели фальсификатором - на такое не решился.

Патканов, хоть и определил начальную часть хроники (от Картлоса до Азона) как целиком мифическую, именно Фарнаваза назвал первым историческим персонажем в истории Грузии. Короче говоря, оба историка определенно считали Картли времен Фарнаваза грузинским царством, и грузинство Фарнаваза под сомнение вроде бы не ставили. А заподозрить их в симпатиях к грузинам, ну очень трудно. И вот, теперь выясняется, что они дураки, как и дураки все, кто изучал труд Мровели и ничего такого в нем не нашел, что нашел один Гумба. Так что, умницей здесь можно считать лишь Гумба, единственного, кто обнаружил и раскрыл тайну летописи Мровели.

Есть, однако, такая вещь в этой истории, какую я никак не могу догнать. Раз Мровели фальсификатор, к тому же такой бестолковый, то зачем он вообще взялся за возню с нахскими преданиями, переделывая их и подстраивая под собственную концепцию? Весьма трудоемкое занятие, при том, вовсе и не обязательное в деле сочинительства, учитывая, что у Мровели на столе лежал белый лист, образно говоря. Кто мешал грузинскому автору выдумать собственный сюжет, без нужды в чьих-либо чужих преданиях? Раз уж пошел на подлоги, то почему таким сложным путем? Никто ему не помешал бы, потому что он не являлся аспирантом, а летопись его не была кандидатской диссертацией, которую ожидала экзаменационная комиссия.

И потом, были ведь и другие источники, откуда он мог черпать сырье для своей работы, и он это и сделал, и мы знаем имя автора, у кого Мровели позаимствовал ряд персонажей, это Фирдоуси.

Второе. Одну из мотиваций, какую находит Гумба в действиях Мровели, это будто бы нежелание Мровели смириться с фактом исторического превосходства вайнахов перед картвелами в древности, и верховенства нахской государственности над государственностью раннегрузинской на начальном этапе. Вот из-за этого нежелания, Мровели якобы и пошел на полный пересмотр исторического сюжета.

Нам следует обратить внимание на освещение грузинским летописцем взаимоотношений грузин с другими нациями, чтобы убедиться, сколь глубоко несправедливым выглядит такое подозрение на его счет. На протяжении всей летописи, Грузия неоднократно предстает в роли вассала различных держав, а грузины оказываются в тени того или иного народа. Так, начинается летопись с того, что родоначальник армян является старшим братом родоначальника грузин, и потомство последнего, находится в подчинении у потомства первого. А заканчивается летопись тем, что на грузинский трон садится отпрыск персидского царя.

Получается, Мровели и близко не страдал недугом национальной исключительности, диагноз которой поставил ему наш автор. Гумба объясняет дело так: Мровели знал о превосходстве вайнахов над картвелами из имевшихся у него сведений, и весьма комплексовал на сей счет, и по этой причине, будучи морально неготовым принять такой расклад, бессовестно подделал сюжет. Вот и спрашивается, почему же он не подделал дальнейший сюжет в остальной части летописи, регулярно признавая там верховенство над грузинами то хазар, то греков, и так далее? Почему такой закомплексованный тип, не пересмотрел всю летопись и не написал для нас историю непобедимой и великой грузинской державы?

Но нет же, Мровели отчего-то взъелся на одних только вайнахов, и именно их превосходство отказался принимать. Хотя в действительности, как видно, как раз таки вайнахам Мровели очень даже симпатизировал, что вероятно было связано со взаимными симпатиями и дружественными отношениями между обоими народами, предположительно имевшими место в истории. Будь и правда Картли когда-то нахской страной, позже заселенной картвелами, или было бы и в правду грузинское государство некогда вассалом государства кавкасианов-дурдзуков, то зная все это, Мровели непременно это признал бы, как признавал в случае с другими народами, бравшими верховенство над Грузией.

Иначе просто непонятна предвзятость Мровели к вайнахам, предполагаемая Гурамом Гумба. Откуда ей взяться, предвзятости? А если учесть тот факт (из любых иных, негрузинских источников), что вайнахи на самом деле и являлись в древности, да и в средние века тоже, весьма незначительным, я бы даже сказал незаметным народом, то тем более обвинение Гумба в предвзятости, кажутся крайне натянутыми. Наоборот, скорее можно заподозрить Мровели в том, что он преувеличил значимость кавкасианов-дурдзуков, слегка раздув их скромные возможности.

А искать чувство ущемленности следует у нашего автора, а не у Мровели. Это наш автор болезненно смотрит на историю Грузии и все норовит урезать историческую роль грузин в регионе. Окажись он на месте Мровели, вот уж точно переписал бы сюжет целиком, подчистую выскоблив оттуда грузинский фактор.

Третье. Вообще, хочется отметить такую вещь. Грузины, это пожалуй единственная нация на свете, кто донес до наших дней хоть какие-то крупицы подробностей о событиях из жизни древних вайнахов. Зато абхазский историк даже в такой ситуации находит повод обложить грузин, сделав из грузин подлецов, перевравших нахскую историю, и передавших ее в искаженном виде, себе на пользу. Вот такая благодарность.

Странно только, что братские вайнахам по "исконнокавказской семье" абхазы, ничего, ну совершенно ничего не донесли про вайнахов из тех событий, даже и таких крупиц. Так почему у абхазов не было своего Мровели, позаботившегося написать правду о древних вайнахах, тем более, учитывая слова Гумба об Абхазском царстве, существовавшем как раз в пору жизни Мровели? И почему абхазские цари, которые, по Гумба, наверно тогда, в XI веке, существовали, не повлияли на него, на Мровели, не наказали этого грузинского фальсификатора, и не принудили написать правду о тех событиях, или не позвали своего, абхазского летописца, чтобы он правдиво описал прошлое братских вайнахов, ведь если, по словам Гумба, Мровели достал нахские предания, то ничего не мешало достать их и средневековым абхазам. Однако, ничего этого не произошло.

Да, как же нелепо, что два таких чудесных народа из "исконнокавказской" семьи, вынуждены "давиться и колоться", но все равно жевать этот колючий и горький грузинский кактус, под названием Картлис Цховреба. Так может проявить принципиальность и отказаться от КЦ? Никто ведь не заставляет читать Мровели и других грузин, тем более, что писал он на ненавистном грузинском языке. В конце концов, есть ведь летописи армян и греков; у них наверно объемистее и подробнее, и достовернее написано об абхазах и вайнахах.

0


Вы здесь » Форум историка-любителя » Основной форум » «Нахи», Г.Дж.Гумба. Вторая часть Десятой главы (происх. царского рода)