Форум историка-любителя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум историка-любителя » Основной форум » Осетино-грузинские отношения


Осетино-грузинские отношения

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Поделюсь рядом наблюдений над осетинскими несуразностями, касающимися их взглядов на грузинскую истории.

Факт наличия иранских имен у царей Иберии, осетины представляют как свидетельство сильного аланского влияния в Иберийском царстве. Некоторые даже объявляют аланами самих иберийских царей, и их придворных, тоже носивших иранские имена. Логика до тупости примитивная. Раз имя иранское, значит алан, не ибер, ведь иберы не нарекали бы своих детей иранскими именами. По этой же логике, если ее продолжить, большинство современных осетин придется вычеркнуть из состава осетинского народа, потому что имена у них не-иранские. Например, Валерий Газзаев, Станислав Черчесов, Виталий Калоев, Егор Бероев, Феликс Царикати и многие другие. У Гочи Дзасохова имя вообще чисто грузинское. Значит ли это, что он грузин? Относительно же иранских имен у царей Иберии, здесь осетинами почему-то не учитывается фактор Персии. Более тысячи лет иранские парфяно-персидские державы Ахеменидов, Аршакидов и Сасанидов оказывали политическое и культурное воздействие на весь Восток, включая Закавказье. Имена царей соседних Армении и Албании тоже сплошь иранские, неужели, по мнению осетин, и армянские и албанские цари являлись аланами, а аланы занимали высокое положение и в Армении и в Албании?

Отец Валерия и Константина Меладзе носил фамилию Дряев и был осетином. Вдаваться в подробности истории смены им своей осетинской фамилии на грузинскую, не стану, сейчас дело не в этом. Удивительное здесь в другом. Выяснив, что братья Меладзе по происхождению Дряевы, в осетинском обществе смело записали всех представителей фамилии Меладзе в Дряевых, превратив тех в осетин. Как будто до смены своей фамилии Дряевым, Меладзе не существовали и все Меладзе произошли от Дряева. И ничего, что это исконно грузинская, гурийская фамилия, к осетинам не имеющая никакого отношения. В чем провинились Меладзе, что один Дряев решил сменить свою фамилию и стать грузином Меладзе? Будто у них кто спрашивал. Дряев присоединился к Меладзе, что дало повод осетинам присоединить всех Меладзе к Дряевым.

Часто осетины обвиняют Грузию в ассимиляционной политике. Аргумента тут предъявляют два. Осетинам дают грузинское окончание фамилии, на швили, и принуждают учить грузинский язык в школе. Аналогичные претензии к России со стороны осетин никогда не звучат. Тем временем, у подавляющего большинства российских граждан осетинской национальности фамилии в паспорте имеют русские окончания, на ов и ев. Замечу, что окончания на швили, а также ури, вроде Бибилури, Хетагури, Хубулури, у осетин появились намного веков раньше русификации осетинских фамилий. Конечно сейчас речь об южных осетинах, чьи фамилии в документах времен царя Ираклия записывались на грузинский лад. Вообще, культурные связи с Грузией у осетин, в том числе и осетин северных, куда более глубокие и старые, нежели с русской культурой. Понимаю, в следствии межнационального конфликта, нежелание многих осетин носить фамилии на швили, но не понимаю предпочтение ей русскому окончанию. В конце концов, у осетин есть собственный фамильный суффикс, ти. Мне кажется, в восприятии швили как грузинизацию, и в отказе воспринимать ев и ов как русификацию, проявляются двойные стандарты. При том, если осетины в этом согласятся со мной, все равно явно и твердо выступать против русских окончаний не станут.

Далее, в осетинских школах большинство предметов преподают на русском языке. Такое обстоятельство им не кажется угрозой ассимиляции. Зато осетины считают попыткой ассимиляции эксперименты с осетинской азбукой на основе мхедрули, предпочитая русские буквы. В чем здесь преимущество кириллицы, мне непонятно, она в любом случае появилась в Осетии только в 19 веке. Зато грузинскую письменность использовали в Осетии, самое меньшее, с 15 века, о чем свидетельствуют надписи в Нузальской часовне.

В Южной Осетии грузинской топонимике объявлена война, грузинские топонимы и гидронимы всячески видоизменяют, или меняют полностью. Особенно курьезен пример с Ахалгори, которому вернули советское название Ленингор, хотя как Ахалгори он известен со времен средневековья. И вот на таком фоне, осетины почему-то не спешат отказываться от самого главного грузинского топонима, от названия своей страны, Осетии. Да, совершенно точно Осетия происходит от грузинского термина Овсети, ибо сами свою страну они зовут Ирыстоном. Разве не нормально, отвергнув все грузинское, сохранить грузинское иноназвание своей страны?

Еще пара интересных противоречий. Чтобы уязвить грузин, осетины объявили Шота Руставели одновременно осетином, то есть негрузином, и плагиатором, то есть бездарем, якобы укравшим свою поэму у неизвестного персидского поэта. Одни осетины считают, что имя Шота, якобы до того не существовавшее у грузин, обозначало первые буквы имен Сослана, по осетински Шошлан, и царицы Тамар. Этим доказывается, будто под личностью Шота Руставели скрыт второй супруг Тамар, аланский царевич Давид Сослан. Эта группа осетин не против считать Руставели великим поэтом Грузии, а его поэму плодом его таланта. Их интерес в стремлении таким нелепым тезисом, что имя Шота означает Шо и Та, Шошлан и Тамар, попробовать доказать, будто один из великих грузин в истории Грузии, на самом деле являлся осетином.

Вторая группа осетин, данному тезису не придает значения. Они не против оставить Шота Руставели грузином, они больше сконцентрированы на другом. У них, Шота бездарный поэт, он ничего не сочинил, просто украл персидскую поэму и выдал ее за собственное сочинение. Здесь в качестве аргумента приводится отрывок из самого Витязя в тигровой шкуре, где автор признается, что позаимствовал сюжет из персидской сказки. Это два противоречивых тезиса, незаметно разделивших осетинское общество. Великое творение выдающегося поэта, но осетина, алана Сослана, это у одних. И, этот поэт грузин, но он не великий, а обычный шарлатан, как и его поэма это обыкновенный плагиат. Так у других.

Тут хотелось бы заметить, что имя Шота существовало у грузин задолго до рождения самого Руставели. Это уменьшительный вариант имени Ашотан. Ашотан имя исконно месхетинское, а сам Руставели как раз был месхом. Рустави, не путать с современным городом, было селением в Самцхе, откуда родом поэт. В своей поэме он замечает, что является месхом. Другой вариант данного имени, Ашот, более популярен у армян. При всем уважении к Давиду Сослану, он не имел к Витязю никакого отношения, кроме разве упоминания в самой поэме, что только подтверждает его непричастность к авторству произведения. По осетинской версии, Давид из скромности зашифровал собственное имя под сложным псевдонимом. Так стал бы он затем вводить собственную личность в повествование? Нет, Шота Руставели реально существовавшая личность, чье изображение, между прочим, сохранилось в палестинском монастыре. О нем также известно, как о государственном чиновнике царицы Тамар. Он служил ее казначеем.

Другое что следует сказать, это о так называемом плагиате. Здесь отметились не одни осетины, но активны и армяне. При чем, армяне давно, задолго до осетин, частенько обвиняют Шота, святого для грузин человека, ничего плохого армянскому народу не сделавшего, в жульничестве и воровстве. Думаю, фраза о персидской сказке, якобы послужившей сюжетом для Витязя, была лишь литературным приемом. Если бы аналог Витязя существовал в средневековой персидской поэзии или прозе, он бы сохранился и был нам известен. Или, если не сохранился, то по крайней мере о чем-то подобном помнили бы сами персы. Но это не так. Например другая грузинская поэма, Висрамиани, имеет персидский первоисточник, Вис и Рамин.

Тут важно понимать, что ценность Витязя в первую очередь в его грузинском оригинале. Шота создал свою поэму не на фарси, или пехлеви, или на арабском, но на родном картули. Как же он выходит плагиатором, неужели тот предполагаемый персидский поэт, кого якобы обокрал бедный Шота, написал украденную поэму на грузинском? Разумеется нет. Более того, и ценность Висрамиани в ее грузинском слоге. Талант ее создателя проявился в способности перенести на грузинский язык иностранное стихотворение, сохранив поэтическую форму.

Касаемо Шота, его величие в том, что он создал пространное стихотворное сочинение. При том, там не простое рифмоплетство, но сам язык поэмы богат и красочен. Такое на грузинском языке мог создать только выросший в грузиноязычной среде человек и от рождения наделенный даром. Вдобавок, он наполнил свое творение собственной глубокой философией. Шота не просто поэт, но и мыслитель. Автор ли он самого сюжета Витязя, или правда позаимствовал его у персов, не столь важно, не за это он навсегда занял высокое и почетное место в истории Грузии. Руставели не имеет отношения к осетино-грузинскому конфликту и не в ответе за его жертвы. Не надо отыгрываться на Шота, раз ненавидите современных грузин.

Другое распространенное противоречие в осетинском обществе, проявляется в неопределенности относительно исторической состоятельности грузинского государства. И в этом случае одна группа осетин как бы заочно спорит с другой. Первые, и их большинство среди осетин, считают грузинскую нацию исторически никчемной и несостоявшейся. Любимые фишки, вроде гурдзиаг по осетински холоп, гурджи по персидски раб, и тому подобное. Хотя известно, что слово раб на языке персов звучит как банде, а вовсе не гурджи. На индоевропейском уровне оно родственно английскому бонд, что значит путы, которыми связывают пленника, то есть потенциального раба. Эти осетины считают Грузию вечным жалким вассалом различных держав, вроде Персии и Турции, а самих грузин народом, поставлявшим в эти державы евнухов и наложниц для гаремов. Именно среди этой группы находятся те, кто сомневается в грузинском происхождении поэмы Витязь в тигровой шкуре.

Вторая, хоть и малочисленная, но более образованная группа осетин, стоит на противоположной позиции. Им важно выдвинуть свой народ. Они понимают, что сделать это принижая Грузию, или даже игнорируя ее, невозможно, настолько осетино-грузинские связи были масштабными. Для Осетии-Алании они на первом месте по объему. Эти осетины понимают, насколько неразумно, после утверждения про ничтожность грузин, пытаться сконструировать красиво разукрашенную историю осетинам. И подобно тому, как они превратили грузина Шота Руставели в осетина Давида Сослана, они берут историю Грузии и раздувают в ней осетинскую значимость. Правда мною особая роль алан-осетин в грузинском прошлом, как положительная так и отрицательная, не отвергается, просто ее нельзя чересчур преувеличивать. Вторая группа осетин готова признать историческую значимость Грузии, ее успехи и достижения, только с условием, что почти все это они считают заслугой осетин, будто бы отдавших за грузин и вместо грузин, всю свою энергию.

0

2

Что еще заметил. Принадлежность рода Давида Сослана к Багратионам (тезис Вахушти), осетинами отрицается. Осетины считают, что супруг Тамар принадлежал к исконно осетинскому роду Царазонов, а гипотеза о Багратионах - вымысел самого Вахушти, якобы не желавшего мириться с тем фактом, что начиная с детей Тамар, Багратионы являлись потомством осетина.

Теперь что любопытно. На гербах обоих осетинских флагов изображен барс на фоне гор. Сведения о том, что в средние века на знамени Осетии был барс и горы, современные осетины взяли из атласа Грузии, под авторством все того же Вахушти. У него там более десятка знамен грузинских и кавказских государств. Ни из народных преданий, ни из каких иных источников, осетины о барсе на своем флаге знать не могли, там нигде попросту нет такой информации. Получается, их единственным информатором, а значит и автором их герба, оказался грузин Вахушти.

Почему я пишу что он автор. Потому что сами осетины объявили его выдумщиком. Когда им не нравятся факты из его трудов, в частности о грузинских, а не осетинских корнях Давида Сослана, они объявляют это подлогом. Но в герб свой, из атласа Вахушти, они охотно поверили. Но раз Вахушти выдумал там, то с таким же успехом он мог пустить фантазию и в этом случае. Об этом стоит поразмыслить осетинам и остановиться на чем-то одном: или Давид Сослан из Багратионов и барс на гербе; или и то и другое плоды фантазии Вахушти.

0

3

Сталина осетины считают своим, им нравится данная историческая персона. Фамилию Джугашвили они связывают с осетинской фамилией Дзугаевых.

Есть еще однокоренная фамилия Джугели, чей наиболее известный носитель, командир Народной Гвардии Грузии, по имени Валико, крайне ненавидим осетинами. Он отбивал их разбойные вылазки на равнину, а затем, при контрнаступлении в горы, в отместку жестко расправлялся с ними уже в их селениях. В Осетии, действия Джугели расцениваются как геноцид и пытаются навесить вину на Грузию.

Вновь видим двойные стандарты. Когда выгоднее оставить историческое лицо за грузинами, то никто из осетин не обращает внимание на корень фамилии, который, к слову, полностью соответствует корню фамилии Джугашвили. По логике тех, кто записал в осетины Сталина, следует объявить Дзугаевым и народно-гвардейского командира. Но тут это уже невыгодно, сейчас тот случай, когда лучше, чтобы Валико оставался грузином, устроившим осетинам геноцид, дабы навесить этот геноцид на Грузию.

0

4

Некто Сармат Козаев в статье "Отрезанная от дома Восточная Осетия: вернуть, нельзя забыть" опубликовал небольшой поверхностный обзор о прошлом Трусо, Коби и Гудаури. Хотелось бы по порядку прокомментировать некоторые выдвинутые им доводы, интерес вызвал только досоветский этап. Сначала приведу ту часть статьи, где изложен обзор досоветского этапа.

Территория Восточной Осетии является одним из древнейших регионов формирования и расселения осетин. Трусовское, Дарьяльское, Кудское ущелья и Кобийская котловина были восточным форпостом Осетии. Ныне эти территории входят в Казбегский район Грузии. Локализация и пребывание сармато-аланских племен — осетин на этих землях отмечается еще свидетельствами авторов античности — Геродота, Страбона, Плиния, Клавдия Птолемея.

Российские и зарубежные путешественники и исследователи, с древнейших времен и до установления советской власти, в путевых заметках отмечали, что на этих землях живут осетины. Это Артемий Аратский, путешественник Гюльденштедт, профессор Борис Скитский, русский генерал С. Тучков и др. К примеру, для передвижения военной части через Кавказский хребет в 1801 г. Тучков привлек на помощь 800 осетин ущелья. Добравшись до Ананур, Тучков пишет, что именно здесь он попадает в пределы Грузии. А Гюльденштедт насчитал в 70-х годах XVIII века в верховьях Терека 300 осетинских семейств и 400 в Трусовском ущелье.

Как пишет историк Борис Калоев, Трусовское ущелье заселено аланами-осетинами задолго до монгольского нашествия. Подтверждением служат памятники средневековья, аланские кладбища (села Берозтикау, Абана, Шуатис), подземные склепы (село Реш), что признают и грузинские источники. Это и сирийско-несторианская надпись, найденная в 1957 г. на древнем кладбище у р. Шуатишидон Трусовского ущелья. Надпись, составленная на иронском наречии, датируется 1326 г. Это и предметы Кобанской культуры, найденные у сел Казбеги и Ухат. Кроме того, историкам известны племена, жившие на Кавказе в 16-14 веках до н.э., носящие имя «тырсы». Что соответствует осетинскому названию ущелья — Тырсыгом, с которым связано много древних сказаний и преданий, подтверждающих автохтонность осетин на этих территориях. Например, древнее «Предание рода Бурдули» пишет, что осетины Трусовского ущелья в старину часто нападали на соседнюю с Осетией грузинскую Мтиулетию.

Пребывание осетин в Восточной Осетии с древнейших времен доказывается осетинской топонимикой и сотнями башен, склепов, древних святилищ. Там находится очаг зарождения трех осетинских обществ и одна из святынь Осетии — святилище Таранджелос. Но и этому грузинская наука нашла «объяснение». Грузинские ученые в бессильных потугах опровергнуть явный факт автохтонности осетин, договорились до абсурда, будто памятники строили пастухи-осетины, перегонявшие скот из Юга и Севера Осетии в Грузию. Вся топонимика Восточной Осетии имеет осетинское происхождение: реки, горы, ущелья, села. Даже Дарьяльское ущелье называлось Арвы-ком. И нет древних грузинских памятников археологии, нет доказательств пребывания на этих территориях грузин в прошлом. В Восточную Осетию грузин стали массово селить после установления советской власти в Грузии, чтобы разбавить осетинское население.

0

5

Локализация и пребывание сармато-аланских племен — осетин на этих землях отмечается еще свидетельствами авторов античности — Геродота, Страбона, Плиния, Клавдия Птолемея.


Из четырех перечисленных авторов, трое - Геродот, Страбон, Птолемей - ничего конкретного не сообщают про Трусо-Коби-Гудаури, в их трудах не приводится таких подробностей, из каких можно было бы сделать выводы, будто указанные местности населяли аланы-сарматы. Плиний другое дело, у этого автора действительно есть отрывок, описывающий местность у истоков Терека. Вот он.

За ними находятся Кавказские ворота, многими очень ошибочно называемые Каспийскими, огромное создание природы, образовавшееся вследствие внезапного разрыва гор; самый проход огорожен обитыми железом бревнами; под ними посредине течет вонючая река, а по сю сторону ворот на скале лежит укрепление по имени Кумания, построенное с целью препятствовать проходу бесчисленных племен. Таким образом, в этом месте, как раз напротив иберского города Гермаста, воротами разделены части света. От Кавказских ворот в Гурдинских горах живут валлы и суавы, племена незнакомые с культурой, однако умеющие добывать золото в рудниках.

Кавказским воротам здесь соответствует Крестовый перевал, сомнительно что имелось ввиду Дарьяльское ущелье. Под Гурдинскими (Гудаурскими) горами могли подразумеваться сегодняшние Двалетский и Мтиулетский хребты, на чьем стыке и расположен упомянутый перевел. Гудаури находится сразу за ним. В укреплении Кумания видят сегодняшнее Кумлисцихе, расположенное южнее Гудаури. Наконец, суавов и валлов идентифицируют со сванами и двалами.

Итак, местность от Дарьяла до Крестового перевала, куда входят в том числе и Трусо с Коби (Гудаури уже за перевалом) Плиний определил как область проживания сванов и двалов, но не алан-сармат. Зона обитания сармат начиналась далеко за Дарьялом, гораздо ниже по течению Терека. Здесь же, у истоков этой реки, алано-сарматских степняков-кочевников не было и быть не должно было, здесь, по Плинию, жили кавказские горцы - сваны и двалы. К слову, горный склон, служащий западной стеной Трусовского ущелья, одновременно является восточным склоном Двалетского хребта.

Теперь пару слов о двалах. Считать их предками осетин не проблема, больше скажу, они основа осетин, от них, от туальцев, думается, ведут свое начало остальные этнографические группы осетин (дигорцы, алагирцы, кударцы и др.). Кровное родство большинства осетин с большинством сванов является неопровержимым фактом, доказанным исследованиями в области ДНК. Немало исследований проведено в областях антропологии и культуры осетин, где также обнаружились глубинные связи со сванами. Напротив, родство с иранскими народами у осетин ничтожно, их связывает лишь язык.

Полагаю, далекие предки осетин, народ двалов, говорили на языке, близкородственном сванскому, то есть являлись южно-кавказцами (картвелами). Впоследствии, они утеряли свой язык, перешли на иранскую речь покоривших их алано-сармат, и превратились в осетин. Вообще, алано-сарматское культурное влияние испытали на себе и сваны и остальные горские народы Кавказа, просто у двалов этот процесс дошел до полной языковой ассимиляции.

Вместе и изначально, сваны и двалы занимали оба склона Большого Кавказского хребта, вернее, оба склона его западного и центрального участков. По видимому, у истоков Терека их ареал оканчивался. О картвельстве двалов первым заявил немецкий ученый, Карл Кох.

Жители южных склонов Брутсабсели с древних времен находились под властью грузинских (или картлийских) царей, но мало считались с ними и всегда принадлежали к неспокойным и ненадежным подданным. Грузины называли их двалы или двалети, а их страну Двалта или Двалети и полагали, что из всех разбойничьих осетин они позднее остальных спустились с высоких гор. Возможно, однако, что они не относятся к племени осетин и принадлежат, по-видимому, даже к грузинам. Со времени Чингис-хана или, вероятно, Мурвама Кру они заняли направляющиеся к югу долины горного Кавказа. Поскольку Тимур оттеснил в горы осетин, некогда населявших равнину около Малки и верхнего течения Кубани, то они подчинили себе двалов, которые с тех пор переняли и язык осетин.

Эти двалы, перенявшие также и все обычаи осетин, образовывали ранее много братств и подчинялись властителям (эриставам) Арагвы, Ксани и обеих Лиахв, которые (в особенности властители Ксани) управляли их областью с безграничной властью. В зависимости от своей силы большее или меньшее количество братств признавало их владычество. С тех пор как Россия захватила власть в Грузии, многие районы полностью подчинились Грузии, а остальные были поставлены под власть приставов. Но, как и ранее, многие двалы, в особенности те, которые населяли горные области и не считались с властью эриставов, не признают до сих пор и власти пристава.

Двалы являются, за исключением жителей долины верхнего Терека, обитателями средней Осетии, которая занимает почти всю котловину и до царицы Тамары была подвластна грузинским царям. Большие ворота защищали от северных народов, в особенности осетин и хазар, и, вероятно, из-за этих последних их называли Казара или Казарис-кари, т. е. Ворота хазар. После того как монголы прогнали осетин с равнины, эти последние направились в котловину и отчасти смешались с двалами. Только район Турсо всегда признавал грузинских царей и зависел от Казибега Хеви (откуда позднее произошло название Казбек).

Проблема не в том, что Трусо, относящееся к древней Двалети, осетины считают исконной землей своих предков. Не против с ними согласится. Проблема в другом, в том, что в следствии ираноязычия современных осетин, осетинские авторы, включая Козаева, переносят ираноязычие и на своих далеких предков, чем лишают их автохтонности в горах Кавказа, превращая их в степных кочевников, кем и были аланы, сарматы и скифы, но кем не были двалы.

0

6

Российские и зарубежные путешественники и исследователи, с древнейших времен и до установления советской власти, в путевых заметках отмечали, что на этих землях живут осетины. Это Артемий Аратский, путешественник Гюльденштедт, профессор Борис Скитский, русский генерал С. Тучков и др.


Артемий Араратский засвидетельствовал (1795 г.) присутствие осетин в Степанцминда (Казбеги), о населении Трусо-Коби-Гудаури он ничего не отмечал:
С нами набралось еще 9 человек из грузинских армян, которым надлежало возвратиться в Моздок и в Кизляр, и 1 декабря утром рано отправились мы к Степан-Цминду. Багдасар дал мне на дорогу старый шерстяной кафтан своего сына, напомнил свои советы и пожелал мне благополучия. В караване было всего 10 человек верхами; а я и другой еще армянин шли пешками. До Степан-Цминда, где живут одни только осетинцы, считающиеся грузинскими подданными, и часть черкесов, пришли мы в полдень другого дня.
Впрочем, понятное дело, что осетины в это время населяли и соседнее Трусо, это все единая область в ущелье Терека, известная как Хеви. Просто необходимо было уточнить, что речь у Артемия все же шла о несколько другой местности этой области, о Казбеги. Казбеги расположен ниже (по течению) от Трусо.
Кроме того, Артемий указывает на грузинское подданство казбегских осетин, что означает принадлежность Казбеги Грузинскому царству. Это также значит, что и находящееся выше по течению Трусо, тоже входило в состав Грузии.
Выходит, предлагается, на основе факта присутствия осетинского населения в Трусо и Казбеги, отторгнуть Хеви от Грузии, игнорируя, при этом, другой факт, что подданство у местных жителей было грузинское. Да, осетины там жили, но признавали себя жителями Грузии.

Иоганн Гильденштедт, в специальном описании Грузии, разумеется тоже отметил (1770-1773 гг.) наличие осетин в Трусо и Гудаури:
Самую северную часть этой провинции [Шида Картли - прим. Dato] занимают округа, населенные осетинами. Округа этой провинции следующие: осетинский округ Гуда. Вверху, у Араги, с 7 селениями. Эти осетины, как и все в последующих осетинских округах, являются хорошими и спокойными подданными картельского царя, имеют собственно выборного старейшину, и с ними обращаются совершенно так же, как с округами, населенными грузинами. Некоторые из следующих осетинских округов подчиняются не самому царю, а картельским князьям. Осетинские округа я также назову при осетинских провинциях.
Под округом Гуда (Гудаури) автор понимал область Хеви, охватывавшую пространство от Крестового перевала (Гудаури) до Дарьяльского ущелья (Ларс). В пределы Хеви входило и ущелье Трусо.
В другом месте, при описании Терека, он называет Трусо осетинским округом, то есть населенном осетинами:
Река Терек берет начало в снежных горах Кавказа, у самых высоких разделительных хребтов на границах Грузии. От своих истоков, которые в горах близко расположены к истокам присоединяющегося к Тереку Арадона и Араги, впадающей в Куру и Диди-Лиахви, он сначала течет на восток по осетинскому округу Тирсау; от восточного направления в горах река течет по большей части на cевер-cеверо-pапад, делая множество извилин.
Опять же, и у Гильденштедта речь идет о подданных Грузинского царства, эти осетино-населенные местности не являлись частью страны Осетии, их нет в отдельном описании Осетии, они помещены в состав Грузии. По Гильденштедту, Осетия заканчивалась после Чми ("Нижний Чим"), то есть у Дарьяла:
Путешествие в Грузию. Из нижнего Чима 11 сентября я выехал, наконец, с моими спутниками, среди которых находились также 24 терских казака в качестве воинов.

Из записок Артемия Араратского и Иоганна Гильденштедта можно сделать выводы о значительно присутствии в конце 18 века осетинского населения в Трусо-Коби-Гудаури и грузинском подданстве этого населения. Выводы о том, что перечисленные местности принадлежал Осетии, представляли собой козаевскую "Восточную Осетию", не получается.

0

7

К примеру, для передвижения военной части через Кавказский хребет в 1801 г. Тучков привлек на помощь 800 осетин ущелья. Добравшись до Ананур, Тучков пишет, что именно здесь он попадает в пределы Грузии.


Тут имеем дело с неправильно истолкованными словами Тучкова. Вот как в оригинале:
Отдохнув и исправив все повреждения, причиненные столь трудным походом, следуя по берегу реки Арагвы, достигли мы затем и селения Ананур. Кто впервые въедет в пределы Грузии, тому, конечно, удивительно покажется, что, подъезжая к какому-нибудь селению, о котором он предварен, не видит он никаких признаков жительства, кроме башен, замков, а иногда церкви. Это потому, что все дома жителей состоят из землянок, крыши которых ровны с поверхностью земли.
Любому читателю, достаточно сносно владеющему русским языком, понятно, что автор не хотел сказать, будто достигнув Ананури, он одновременно въехал в пределы Грузии. Говоря о последнем, он рассуждает в общем о Грузии, не ограничиваясь одним Ананури.
Более того, несколько выше, Тучков раскрывает об осетинах следующее, уже знакомую картину:
Осетины занимают ущелье гор Кавказских, простирающихся от Владикавказа или от границы черкесской до самого высочайшего снегового хребта, откуда горы начинают спускаться к югу. Сей перелом отделяется горою, известною под названием Кайшаур. Впрочем, осетинами называется простой народ, тагаурцами же именуют себя их старшины или дворяне. Они и дают свое имя сему ущелью, называемому Тагаурским. Однако я должен заметить здесь, что, кроме оных, многие обитают еще в некоторых ущельях гор Кавказа, принадлежащих Грузии. Но сии не имеют уже над собою тагаурцев, а принадлежат иные короне грузинской, иные же помещикам грузинским. Известнейшие из оных суть: князья Эристовы и Мачебэловы.
Опять-таки, подданство Грузии. Далее, уже достигнув Казбеги, то есть гораздо раньше Ананури, автор свидетельствует о принадлежности этой местности грузинскому владетелю:
Гора, селение и помещик оного называются Казбек. По церкви же, в монастыре находящейся, называют иногда селение по-грузински Стефансцминд, т.е. св. Стефана. Владелец селения, грузинский дворянин Казбек, издавна преданный пользе России. Хотя он и почитает фамилию свою весьма древней, но неизвестно, получили ли предки его наименование от горы, при которой поселились, или, как Атлант, дали горе свое имя.
Каким же образом граница Грузии (Грузинского царства), как заявляет Козаев, начиналась у Ананури, если владения грузинского помещика (вассала грузинского царя), находились далеко на севере, получается, за пределами границы?

А Гюльденштедт насчитал в 70-х годах XVIII века в верховьях Терека 300 осетинских семейств и 400 в Трусовском ущелье.


Нет ничего подобного в работе Гильденштедта.

0

8

Это и сирийско-несторианская надпись, найденная в 1957 г. на древнем кладбище у р. Шуатишидон Трусовского ущелья. Надпись, составленная на иронском наречии, датируется 1326 г.


К этой надписи давно накопились вопросы. Не раскрыта история ее обнаружения, ни судьба самого артефакта неизвестна. Обо всем тут предлагается верить на слово лингвисту Георгию Турчанинову, ее дешифровавшему. Личность Турчанинова в научном сообществе историков вызывает к себе неоднозначное отношение, еще и учитывая то обстоятельство, что Турчанинов являлся марристом, твердым последователем свихнувшегося суперфальсификатора Марра. Многие подозревали, что фальсификатором был и Турчанинов, особенно после того, как им были опубликованы расшифровки выдуманных древнекавказских иероглифов, переведенных при помощи "ашуйских" (адыго-абхазских) языков.
Вполне возможно, что и данная, якобы осетинская надпись, будто бы обнаруженная на могильной плите в Трусо, принадлежала плоду воображения этого последнего законченного марриста. Более того, раз он издал ее в 1957 году, то ее можно считать пробой на подобном поприще. Потому что уже в 60-е годы Турчанинов взялся за свои "ашуйские" тексты, благодаря которым и стал знаменит (в качестве фальсификатора).
Но допустим на минуту, что надгробие это, с осетино-сирийской надписью, в селе Суатиси, действительно существовало. Осетинский историк Ванеев в одной из своих работ, посвященной истории Двалети, приводит анализ Турчанинова.
Окончательный удар наносит утверждению В. Н. Гамрекели, что двалы XIII—XIV вв. не были осетинами, открытая в 1957 г. в Трусовском ущелье (т. е. на территории Двалети) осетинская сирийско-несторианская надпись первой половины XIV в. (надпись датируется 1326 г., а по употребляемому несторианами селевкидскому счету — 1637 г.). Надпись сделана на надгробном памятнике (по осетински — цырт), находившемуся на заброшенном старом кладбище при впадении Шуатишидон в р. Терек. Памятник представляет собой конусообразную базальтовую стеллу высотою 133 см, шириной 29—35 см, и толщиной 20 см. Памятник сделан из местного материала и, следовательно, сделан здесь же, а не привезен откуда-нибудь.
Как единственно до сих пор обнаруженный памятник, свидетельствующий о существовании в центре Кавказских гор несторианства и несторианской письменности, представляет исключительный исторический интерес. Приведем текст надписи в чтении предварительно (но довольно тщательно) изучившего ее Г. Ф. Турчанинова.
Осетинский текст, в переводе:

1. hcawj х[цу]цауы бога (божий) и абиван
2. acgar агцъар Ван скончался
3. ama[r]di ама[р]ди Это
4. a А ему
5. jnn й[ы]н память
6. mishnq мыс[и]н[а]г и ради него сде7. jtkajin ish ы тха й[ы]н ыс лал я Хы8. kwtwn K ко[т]йтон Х[ы] лках
9. ljkchh л ы къ ах Удрученный я если
10. khnkn dan Хъ[а] нг[ы]н дан Алаха –
11. aljka Ал (ы) хъа из
ja йа совых фамилий
12. ctj (m) mhhh цты[м]м[ы]гг[a]г 1000-400+20+10+7
13. at r k атрак (1637) года
14. jz azj из азы
Кроме надписи на лицевой стороне на памятнике есть еще на боковой стороне приписка мастера, тоже на осетинском языке, которая прочитана так:
1. jshpj И [о]с[е]пи Иосиф
2. crt jshj ц[ы]рт ыс[ы] надгробие я с
3. K к д
4. dtwn дтон] - елал ]

Нельзя не согласиться с заключением Г. Ф. Турчанинова относительно надписи: «Сирийско-несторианская форма букв Трусовской надписи, — пишет он, — не может быть подвергнута сомнению ввиду ее палеографической очевидности и не может быть признана случайной, т. к. алфавиты проникают к народам только в порядке культурно-исторических связей. Надпись написана потому, что были не только писцы-камнерезы, но и читатели. Утилитарность ее очевидна».
Тут наиболее странно вот что. Алания приняла крещение от Византии в 10 веке. Христианами они тогда стали официально и массово. До этого (6-9 вв), христианство среди алан практиковали несторианские миссионеры, как раз и распространившие среди них сирийское письмо.
После перехода алан в ортодоксию, сирийское письмо было вытеснено греческим (Зеленчук). Начиная с 12 века, с политическим усилением Грузии и ее Церкви, в Алании, и в целом на Северном Кавказе, получило распространение письмо грузинское (Нузал). И конкретно у осетин оно продержалось вплоть до прихода на Кавказ русских. Странно, что в 14 веке осетины, жившие в Трусо и принадлежавшие ортодоксальной вере, вознамерились воздвигнуть надгробие с несторианским сирийским письмом, а не грузинским, хотя сирийское письмо из их среды было вытеснено даже не грузинским, но еще раньше греческим.

0

9

Кроме того, историкам известны племена, жившие на Кавказе в 16-14 веках до н.э., носящие имя «тырсы». Что соответствует осетинскому названию ущелья — Тырсыгом, с которым связано много древних сказаний и преданий, подтверждающих автохтонность осетин на этих территориях.

Прямо таки вот в самые что ни на есть в 16-14 веках до нашей эры? Нет, ну это ведь просто замечательно! Это ведь как раз и доказывает отсутствие изначальной этнической принадлежности осетин к ариям, точнее к их иранской ветви. Общеизвестно когда первые иранские племена начали появляться в пределах Кавказа, это были скифы и киммерийцы, и это был 8 век до нашей эры. Следующие иранские племена на Кавказе это сарматы и это 2 век до нашей эры, и это аланы, в самом начале нашей эры.
Выходит, Козаев, с этим древнеосетинским племенем тырсы, жившим на Кавказе в середине 2 тысячелетия до нашей эры, невольно признал, что предки осетин обитали на Кавказе за много столетий до того, как в его пределах впервые зазвучала иранская речь. И тут мы вновь возвращаемся к кавказоязычным двалам, родственникам сванов.

Например, древнее «Предание рода Бурдули» пишет, что осетины Трусовского ущелья в старину часто нападали на соседнюю с Осетией грузинскую Мтиулетию.

Неправда, в "Андрези рода Бурдули" ни словом не сказано, будто угнетавшие тогда Мтиулети осетины были выходцами из Трусо, там вообще нет конкретики кем являлись те осетины.
Нападали на нас осетины в старину. Собирались отрядом и нападали на села. Сегодня - на село Архвати, завтра - на Млету, послезавтра - на Сетурни... Куда придут они, должны им белого бычка зарезать, навар из костей сварить, пивом напоить. А кроме того, - «мартебули» называли - девушку или молодую женщину должны были им привести. Ночью уложить с ними для забавы.
Должны были принимать их по жребию. И вот выпал жребий роду Бурдули. Башня была у них, говорят, высокая. Было их девять братьев, и имели они одну сестру. Плачет, оказывается, та девушка: «Обесчестят меня! Куда же я денусь потом? Не жить мне, порешу я себя».
- Все девять братьев поляжем, но ее не отдадим на поругание.
Сплели они ласти, укрепили над ямой, которую вырыли в доме. Зарезали быка, устроили пир осетинам. Тут потребовали они «мартебули»...
- Отдохните пока. Девушка она, стыдится. Как стемнеет, заведем ее к вам.
Прилегли они, пьяные, уснули в ожидании девушки. Тут обрубили братья ласти. Посыпались в яму враги. Навалились на них вдевятером и искрошили их, как начинку для када. Кинжалами изрубили их.
Как узнали об этом остальные мтиульцы - опечалились. Испугались, бросились все к Бурдули в гневе.
- Что же нам делать теперь? Придет вражье войско и предадут огню весь наш край!
Бурдули заперлись в своей башне. Наконец нашелся умный человек, сказал мтиульцам:
- Дайте срок братьям Бурдули. Коли это они свершили, и другое надумают что-либо.
Потом, как в обычае у нас, в чохе с опущенными полами пошли к башне Бурдули двое из мтиульцев. Один из них Миделаури был родом.
- Не ссориться пришли - поговорить хотим. Сказали им девять братьев тогда:
- Помогите нам, сделайте по-нашему, - и навсегда избавимся от врагов.
Возле деревни Сакурианти вырыли сообща большой ровна Дидвели и сейчас видны его следы. Повбивали колья на его дно, перекрыли тонким ласти, нарезали дерна и заложили сверху.
В то время прослышали осетины о гибели своих братьев, собрались все.
В Осетии собирается войско, Салми его возглавляет,
Перейдем в Мтиулети, в Нагвареви нагрянем,
Выберем себе девушек и женщин, Салми их преподнесем
Вся Мтиулети собралась в долине Дидвели. Ждут врага, хотят встретить его. Пришли осетины и увидели мтиульское войско. Летят осетины на лошадях и прямо в ров падают, гибнут на кольях.
Собралось мтиульское войско, железом одели тела,
Из семи тысяч человек семерых отпустили мы домой:
«Возвращайтесь, несите домой весть о гибели вашего войска».
Стали думать мтиульцы: как вознаградить тех девять братьев, что освободили страну от врага? Бурдули сами потребовали, сказывают:
- Пусть мы будем слугами святыни Ломиси, пусть из нашего рода будут деканози. (И сегодня так это, и доход от празднеств весь им принадлежит.)
Этим и одарили их на все времена. И еще одарили их сверх того. Решили: «Человек из рода Бурдули к столу незваным может являться и девушку любую в жены выбрать».
В старину ведь много мучений было со сватовством: три года должны были ходить сваты. Деканози и весь род должны были принять в этом участие. А для Бурдули отказа не было. Немедля должны были дать согласие.
Громкое было имя у рода Бурдули. И жертвенную скотину мы резали всегда. Приглашали нас. Коли не Бурдули, не мог зарезать жертвенную скотину никто.

0

10

Вся топонимика Восточной Осетии имеет осетинское происхождение: реки, горы, ущелья, села. Даже Дарьяльское ущелье называлось Арвы-ком.

Если подразумевается зона Трусо-Коби-Гудаури, то в ее пределах действительно имеются осетинские топонимы. Однако утверждение Козаева, будто вся ее топонимика осетинская, весьма сомнительно и спорно. Вот тамошние топонимы, относительно которых трудно заявить, что они имеют осетинское происхождение: Реси, Тепи, Суатиси, Деси, Картсопели, Закагори, Абано, Кетриси, Окрокана, Мна, Шевардени, Коби, Алмасиани, Ухати, Гудаури. У нескольких бесспорно грузинская этимология, остальные не определить, возможно среди них есть осетинские. А вот те, про какие можно сказать, что они точно осетинские: Гусалта, Гимара (Джимара), Бурмасиги (Бурмасыг), Цоцолта, Ногкау.
Опять же, не отрицаю, что осетины там жили, жили в большом количестве, и когда были двалами, и после своего перехода на иранский язык, и разумеется оставили после себя и иранские топонимы. Только и грузинские названия там также имеются, поскольку зона эта большую часть своей изученной части истории находилась в пределах Грузии.

И нет древних грузинских памятников археологии, нет доказательств пребывания на этих территориях грузин в прошлом.

Перечислю несколько древних грузинских храмов зоны Трусо-Коби-Гудаури, при том, список не полный, но и перечисленных достаточно, для опровержения утверждения об отсутствии древних грузинских памятников в указанной зоне: Реси - базилика Святого Георгия, 6 век; Суатиси - церковь Архангела, 9 век; Закагори - церковь Архангела, 10 век; Мна - базилика Святой Марии, 9-10 века.

В Восточную Осетию грузин стали массово селить после установления советской власти в Грузии, чтобы разбавить осетинское население.

Здесь налицо противоречие. Чаще слышим, что осетины преобладали в Трусо вплоть до недавнего времени, пока, после обретения Грузией независимости и начала конфликта, осетины были изгнаны грузинами, в следствии чего, Трусо стала безлюдной. Как же получается сейчас из слов Козаева, что грузин массово переселили в Трусо еще в советское время, то есть до обретения Грузией независимости. Куда же делись эти грузины, если по уверениям других осетинских авторов, грузин там не водилось ни до осетино-грузинского конфликта, ни и после него. Ведь как объяснить опустение Трусо. Это означает, что покинуло Трусо все население, а раз покинуло все, значит все оно состояло из осетин. Следовательно, и не было никакого массового заселения Трусо грузинами "после установления советской власти в Грузии".

0

11

Роланд Топчишвили

Трусо - историко-этнографическая область Грузии

(Трусойцы до и после середины XVII века)

Куда бы ни ступала нога осетина в Грузии, эту землю осетинские историки объявляют древней осетинской территорией.

Исторически ареал расселения грузинского народа был достаточно обширен. Под влиянием внешних факторов он постепенно уменьшился, в особенности на юге. С севера территория, принадлежащая грузинскому этносу, ограничивалась природными преградами. Поэтому на протяжении длительного исторического времени этот рубеж оставался фактически неприкосновенным. Однако Российская империя сумела его нарушить…

В 1859 году край Двалети (Нарский участок), входивший в состав Горийского уезда Тбилисской губернии, был передан Теркскому округу. Тем самым Российская империя отторгла от Грузии одну из ее историко-этнографических областей.

Российская империя и сегодня старается перенести границы вглубь территории Грузии, делая это руками осетин. С читателями научно-исторического журнала «Историани» мы и ранее беседовали о территориальных претензиях недобросовестных осетинских историков и этнографов, которые объявляют исконной осетинской землей все левобережье реки Куры и правый берег реки Арагви. Мечтая о присвоении этих территорий, они видят в будущей Южной Осетии поселок Гудаури, города Душети, Гори и даже древнюю столицу Грузии Мцхета. Гордость грузин, мцхетский кафедральный собор Светицховели («животворящий столп») был,оказывается, творением предков осетин, имевшим якобы прежнее название Остцховели. Следуя логике псевдоисториков, и две основные магистрали Грузии - Военно-грузинская дорога и современный автобан - тоже должны оказаться в составе проектируемого будущего «Осетинского государства». Не следует также забывать, что эти претензии были сформулированы еще в имперско-державных кругах России.Осетины же просто озвучивают эти идеи.

За последнее время активизировался вопрос и о другой исторической области Грузии - Трусо, которую они называют«Восточной Осетией». Еще раз обратим внимание, что претензии предъявляются ко всем территориям, где когда-то жили осетины. Действительно ли область Трусо принадлежит осетинам? Разве там никогда не жили грузины?

Важно особо подчеркнуть тот факт, что осетины не являются исконными кавказцами. Вышедшие из Средней Азии, они проделали долгий путь до Кавказа. В Кавказские горы они проникли только во времена нашествий монголов. Постепенно проникая на территории расселения грузин, сначала они в XVI веке заняли край Двалети, а с середины XVII века расселились и на нагорье Шида Картли (Внутренней Картли). Упомянутая нами область Трусо входит в нагорье Шида Картли.

Как уже отмечалось, ареал расселения грузин с северной стороны ограничивали природные преграды. Часто ошибочно пишут, что эта естественная граница пролегает на Водораздельном Хребте Кавказа. Пролегает, но не везде. В ряде мест на севере Восточной Грузии Кавказский Водораздельный Хребет находится ниже параллельного северного хребта, и более удобен для перехода. Выдающийся грузинский ученый Иванэ Джавахишвили этот последний хребет, высокий и непроходимый, определял как «находящийся по ту сторону».Расположенные севернее от него территории, где Водораздельный Хребет ниже, исстари являлись ареалом расселения грузин. Здесь располагались территории краев и областей: Двалети, Тушети, Пирикита Хевсурети и Хеви (по-русски - ущелье). Хеви входит в состав современного Казбегского муниципалитета. Это исток реки Терги (по-русски - Терек), где жили и поныне живут грузинские горцы - мохевцы (собирательное название коренных жителей Хеви). Здесь же расположена область Трусо, которая охватывает крайнее верховье Терги. Трусо граничит с ущельем Заха исторического края Двалети, который ныне входит в состав Российской Федерации. С оборонительной точки зрения этот рубеж должен был бы быть самым серьезным образом укреплен нашим государством.

Именно здесь, в Тергском ущелье находится укрепленный пограничный пункт Дариали, который был построен грузинскими царями задолго до рождения Христа. Кроме Хеви, согласно грузинским источникам, существовала и существует поныне историко-этнографическая область Трусо, в которой в течение длительного времени менялся этнический состав населения, и окончательно, с середины XVII века, она превратилась в ареал расселения мигрировавших с севера осетин. В изданной во Владикавказе в 2013 году «Осетинской этнографической энциклопедии» читаем, что Трусо сейчас находится на территории Грузии - как будто область Трусо когда-либо входила в состав Осетии…

Следует подчеркнуть, что Трусо (верховье Тергского ущелья) никогда не находилась вне пределов грузинского государства. В период позднего средневековья она, как и Хеви, входила во владения Арагвских Эристави (князь, правитель административно-территориального единицы в феодальной Грузии). На рубеже XVIII-XIX веков, по данным Иоанэ Багратиони (писатель и просветитель, сын последнего грузинского царя Георгия XII Ираклиевича), в области Трусо было восемь осетинских деревень. Автор же вышеуказанной энциклопедии упоминает тринадцать деревень. Эти восемь деревень превратились в тринадцать в XIX веке.

Естественно, как и в других местах проживания осетин (алан) в Грузии, они объявлены древнейшими коренны мижителями этого ущелья, что якобы подтверждают оставленные поселения, а также историко-архитектурные и эпиграфические памятники. Авторы энциклопедии не могут опровергнуть, что эти осетины являются потомками переселенцев XVI-XVIII веков. Непонятно, на какие источники онио пираются, когда пишут о наличии в 1770-х годах в Трусо 400 осетинских дворов. Известно, что в 1776 году в Трусо проживало 71 дворов осетин, в 1780 году - 73 двора, а к 1886 году численность осетин достигло 240 дворов.

Осетинские историки давно спекулируют на этой теме. Они вводят читателя в заблуждение, объявляя, что в Трусо был найден могильный камень, датированный XIV-м веком. Его фотоснимок давно напечатал в своей книге Борис Калоев, окрестив памятником аланской культуры. Согласно интернет-сайтам, надпись на камне выполнена на аланском языке сирийско-несторианской письменностью («халдейский» или«ассирийский» шрифт, консонантный полуслитный алфавит семитского типа, восходит к арамейской ветви восточносирийского письма. Появился в начале VII в.). Правда, иллюстрация мала в размерах, но на ней явно просматривается грузинский алфавит - мхедрули. Более явственно это видно на иллюстрации в книге Бориса Калоева «Осетины» (М.,1971, стр. 59). Надпись не имеет ничего общего с сирийско-несторианской письменностью. Об этом могильном камне нет никаких научных исследований, и как выясняется, сейчас он «покоится» в г. Владикавказе. Камень был вывезен из Грузии в советскую эпоху. Между прочим, на размещённом на сайте фотоснимке вообще не видна никакая письменность, а в энциклопедии и в других изданиях у фотоснимков малый масштаб. И в этом случае мы имеем дело с явной подтасовкой. Согласно Борису Калоеву, камень был вывезен из села Шуатиси области Трусо. Сомнительно и его датирование - 1326 год. Еще одно обстоятельство: в статье читаем, что потомственными мастерами могильных камней в ущелье Трусо были проживавшие в селе Окрокана представители рода Гудиевых. Гудиевы по происхождению не были осетинами. Они были грузинами Гудиаурами, часть которых «обосетинилась» в осетинской языково-этнической среде. Сохранилась перепись населения деревни Мна вблизи Окрокана ущелья Трусо от 1774 года. В эту перепись вместе с другими грузинскими фамилиями (Бабеури, Арджинаури, Бададзе, Нокараули, Наскидаури, Бадилаури, Варзоури? Тадиаури) внесена и фамилия Гудиаури. Значит, в Хеви и Трусо род, представители которого традиционно изготавливали могильные камни, был грузинским.

Также о дате прихода осетин в Трусо (XV-XVIвв.) указывают и негрузинские авторы - Вольдемар Пфаф (юрист, библиограф, этнограф) и Наталья Волкова (этнограф, ведущий научный сотрудник отдела Кавказа ИЭ АН СССР - ИЭАРАН). Согласно их этнографическим материалам, осетины переселились в Трусо из общины Куртат. Отток грузинского населения из Трусо произошел во времена нашествий Тамерлана (конец ХIV в.), а выжившее грузинское население полностью собралось в Хеви. Можно назвать не одну грузинскую фамилию, являющуюся изначально коренной для населения Трусо. Этими фамилиями являются: Закаидзе-Загашвили, Бабашвили, Паджишвили, Арджинашвили, Бадашвили, Кобиашвили, Тучашвили… Имеющими грузинские корни считают себя Касоевы и Сухиевы, которые своими прежними фамилиями называют Касошвили и Сухушвили. Эти предания были записаны в 50-х годах ХХ века этнографом Георгием Джалабадзе. Ряд представителей и других осетинских фамилий также указывали ученому, что переселение их предков с Ардонского ущелья произошло три-четыре поколения назад. Следует подчеркнуть, что сопредельная с сегодняшним Хеви часть Трусо и в XVIII веке была населена грузинами. На это указывают и названия сел (Шевардени, Окрокана). Выше были указаны упоминающиеся в переписи 1774 г. грузинские фамилии. Вместо современного топонима «Адос Миндори» (по-русски - поле.) в «Гергетской Летописи» (летопись храма Гергетской Троицы 1439г.) указано село Адо, где проживал род Цискаришвили.

Под Трусо сегодня обычно подразумевают территорию от села Абано вверх по течению Терги. Изначально область Трусо охватывала сравнительно меньшую территорию - от истока Терги до теснины Кашара. Согласно «Дзегли Эриставта», между Хеви и Трусо выделялась территориальная единица Мна. Трусовцы и мнаевцы находились в противостоянии между собой. Жители ущелья Мна не считали себя трусовцами. Следовательно, в XIV веке выделяются три «страны» - Трусо, Мна и Хеви (в античной и в средневековой эпохах в грузинском языке термин «страна» также употреблялся для обозначения определенного края или области Грузии.). Повествование «Гергетской Летописи» свидетельствует, что религиозная святыня Хеви - храм Святой Троицы в Гергети - распространяла свое влияние также на Мна и Трусо. То есть в XV веке жители всех трех территориально-географических единиц ущелья Терги были духовной паствой этого храма.

Если заглянуть вглубь истории, то, как по грузинским, так и по иностранным источникам, выясняется, что коренным населением ущелья Терги (на всей территории нынешнего Казбегского муниципалитета) являлась грузинская этнографическая группа цанаров. В IX веке цанары массово переселились в предгорье и долину Кахети. Затем упоминание цанаров исчезает из исторических источников. Но сами цанары не исчезли. В «Мокцеваи Картлисаи» («Обращение Картли (Грузии)» - древнейшая грузинская хроника X века.) использован термин «Цанаретис Хеви (по-русски - ущелье Цанарети.)». С течением времени из «Цанаретис Хеви» выпало слово «Цанарети» и осталось просто «Хеви». Заглянем в «Гергетскую Летопись»: «…и услышали мохевцы и пришли на битву». Можно привести множество аналогичных примеров, где упомянуты область Хеви и ее жители мохевцы. Но нынешние осетинские историки утверждают,что мохевцев не существовало вовсе, что они - насильственно «огрузинившиеся» в недалеком прошлом осетины. Наверное, недалеко то время, когда этими псевдоучеными будет объявлено, что и храм Святой Троицы в Гергети был построен осетинами.

Итак, единый Цанарети (Цанаретис Хеви - Цанарское Ущелье) после X века распался на три «страны»: Трусо, Мна и Хеви. К концу XVIII века Трусо охватило и Мна, что было обусловлено заменой в этот период грузинского населения Мна осетинским. Ранее, в начале XVII века население Трусо было не осетинским. Здесь проживали грузинские горцы - двалы, которые также «обосетинились» в результате инфильтрации осетин с Куртатского ущелья Северного Кавказа. Между прочим, топоним «Трусо» объясняется исключительно грузинским языком, а не осетинским. Это старое грузинское слово. В словаре Сулхана-Саба Орбелиани (князь, грузинский государственный деятель и дипломат, писатель.) читаем: «…Друсо - ограда каменная, с высокими, прочно выстроенными башнями». Аналогичное определение дает этому слову и Давид Чубинашвили. Трусо, наряду с другими горными краями, был регионом, где строились именно такие башенные ограды. Здесь мы имеем дело с фонетическим чередованием звонкого согласного «д» на глухой парный звук «т». Георгий Чубинашвили пишет: «…в местном говоре вместо «д» употребляют «т». В отдельных грузинских диалектах, например, в кизикском диалекте, «Трусо» означает «точильный камень для косы». Этот камень имел синеватый оттенок и для заточки использовался в сухом виде, без предварительного увлажнения. Ущелье Терги был богат именно такими точильными камнями.

В науке топонимы считаются языком Земли. Именно таковым является «Трусо». Несколько топонимов были упомянуты выше. Например, можно назвать село Гимара. «Гим» на сванском диалекте означает «земля», «сгим» - «кислая вода (минеральная вода)», а «ар» является суффиксом, характерным для картвельских языков.

Трусо не соединен территориально с так называемой «Южной Осетией». Ведь между Трусо и «Южной Осетией» находится область Мтиулети, а точнее, исток реки Белой Арагви. Осетинские историки и здесь нашли выход, и исток Белой Арагви, который мтиульцы называют Гуда, считают неотъемлемой частью Осетии, поскольку там в XVIII веке жили мигрировавшие осетины. В действительности, в Гуда изначально проживали мтиульцы Бутхузи и Сисвелаури, из которых первые переселились в расположенное неподалеку село Млета, а вторые - в село Жинвали. Именно представитель фамилии Бутхузи Джабан Бутхузи дал право на поселение первому пришедшему из Магран-Двалети (название истока реки Диди Лиахви, которое охватывало девять горских сел) осетину Рубаеву. Осев в этом селе, впоследствии осетины изменили название Гуда (впрочем, как и другие грузинские топонимы) и нарекли его «куди ком» («Кудыком»). Между прочим, Гуда вместе с Двалети («туалагом») («Туалгом») и Трусо («тирсигом») («Тырсыгом») в осетинской этнографической энциклопедии упоминается как «Центральная Осетия». Подобных наименований географических населенных пунктов не существовало ни в каких-либо документах, ни в фольклоре. Так что раньше Трусо именовали «Центральной Осетией», а сейчас ввели новое понятие «Восточная Осетия».

В «Энциклопедии» указано 11 сел, которые находились под властью Арагвских Эристави. В верховьях ущелья Арагви - Гуда - существовали только пять горских деревень: Ганиси, Микети, Урмис Сопели (Уреми - арба, воз), Хатис Сопели (хати - икона). У грузинских горцев также обозначает место для молений, святыню; сопели - деревня, село, селение.) и Сопели Эрето. По статистическим данным XIX столетия, численность осетин в Гуда колебалась от пятидесяти до шестидесяти дворов. По этнографическим материалам Михаила Кеделадзе, первый осетинский мигрант, бежавший из Магран-Двалети от кровной мести, поселился в Гуда без спроса. Когда Бутхузи и Гагадзе обнаружили на своей территории осетинского беженца, тот по горской традиции попросил принять его в качестве аманата (чужака, принятого в горскую общину). Горцы не смогли ему отказать. В конечном итоге поселившимся здесь осетинам была вменена подать в пользу Гудской Богородицы, т.е. обязанность резать скот и накрывать стол для пришедших на богомолье мтиульцев.

Таким образом, куда бы в Грузии ни ступала нога осетин, все эти территории объявляются ныне ареалами их расселения и древней осетинской территорией. Аппетит приходит вовремя еды - присвоили же они руками Российской империи принадлежащие Грузии земли. Жили же осетины поблизости грузинских территорий? Значит, они, эти области, должны войти в состав мифического «Осетинского государства». Недобросовестные осетинские историки просто озвучивают созданные в империи «научные шедевры». Результатом пропаганды этих идей является то, что осетинское общество уверено в истинности этих фальсификаций.

0

12

Алания Информ. В последнее время наметилась хорошая тенденция, когда мы стали уделять все больше внимания своей истории, традициям, обычаям, стремясь возродить и продолжить их, чтобы не растерять и обязательно передать своим потомкам.
Не остался в стороне от замечательных веяний и наш прославленный земляк, главный тренер сборной России по вольной борьбе Дзамболат Ильич Тедеев. Находясь на родине, он рассказал о своих планах по возрождению родового села Цъорбис. Хочется отметить, что Цъорбис находится в удивительно красивом месте, откуда открываются живописные завораживающие картины природы. Дзамболат решил восстановить местное святилище ( датируется 11-12 вв.), 15-ти метровую крепость из натурального камня, а также возвести две фамильные башни в память о своих близких ( отце и брате).
Помимо этого, в планах Дзамболата построить еще две стилизованные башни, храм в византийском стиле и установить большой Крест. Надо ли говорить, что такие новости очень радуют и воодушевляют нас всех - тех, кто ратует за процветание Алании. Очень хочется, чтобы на примере Дзамболата, все больше людей, имеющих возможности, «заражались» такими идеями, и наша родина становилась все красивей и привлекательней.

То что здесь названо "местное святилище 11-12 веков", которое Дзамболат Тедеев "решил восстановить", на самом деле является руинами грузинской церкви 9 века: На развалинах Цорбисской церкви в 1981 году был обнаружен камень с рельефной надписью, выполненной “асомтаврули”, который ныне хранится в г. Цхинвали. Надпись гласит: “Именем Господа, этот свод создал Иванэ Эристави для моления их, в хороникон Р, во времена благочинного Сабы. Создан рукою Барвели”. Надпись содержит указание на дату год Р = 880 г. (780 + 100). Лит.: И. Мегрелидзе, У Цорбиси над Корниси, газ. “Комунисти”, 14 моня 1981 г., № 138. с. 4.

Сами Тедеевы являются пришлыми в Цорбиси (Картли), согласно различным осетинским преданиям фамилия Тедеевых по всем версиям образовалась у себя в Осетии (т.е. ныне т.н. Северной Осетии), и лишь впоследствии они переселились в Картли:

Из преданий родственных Тедеевым Дзансоловых:

В селении Ход Алагирского ущелья жили три брата: Кайтук, Дзансол и Теде. То ли кровная месть, то ли какие-то другие причины заставили их покинуть нажитые места и расселиться в разных ущельях. Один из братьев обосновался в Дигории, второй — в Зарамагском, третий — в Алагирском ущелье.
Дзансол перебрался в Сгур-Дигору и начал обустраивать свою жизнь. В то время там проживали Гетоевы, Гобеевы, Будаевы,Бязровы, Кодзасовы и представители других фамилий Дигорского общества. В Стур-Дигоре баделята выделили ему несколько десятин пахотной земли. Жители Стур-Дигоры контролировали перевал Стулифцаг, откуда осуществляли набеги кабардинские князья, угонявшие скот и лошадей не только у знатных фамилий Дигории, но и у остальной части населения. Через несколько лет к Дзансолу переехал сын его брата Кайтука — Мисост. Жители Стур-Дигоры обращались к нему не по имени, а называли его Хуадон (переселе­нец из Хода). Таким образом от него взяла начало фамилия Хуадоновых. У Дзансола было трое детей: сын Дзарахи две дочери. Дзарах женился на дочери Лало Цагаева Майранказ и перебрался в Задалеск, где основал селение Верхний Задалеск. Там у него родились сыновья Алексей и Гаужи и дочери Сеху и Борахан.
Есть другая версия: Дзансолов и Хуадон были два брата из фамилии Кайтуковых. После смерти отца они перебрались из с. Ход Алагирского ущелья в с. Устур Дигора. Дзансол там женился на девушке из фамилии Гетоевых и родилось у него два сына Бидзо и Гауес. Дзансол прожил не долго и скоро умер. В это же время в с. Задалеск у одного мужчины из Цагаевых не было детей от жены много лет и он предложил вдове Дзансола выйти за него. Она согласилась и переехала в Задалеск с сыновьями. Сыновьям их отчимом были выделены земельные участки и с тех пор Дзансоловы живут в Задалеске. По материалам переписи 1847г. в Задалеске отмечен Дзансолов Гавис (Гауес).

Из преданий самих Тедеевых:

Корни фамилии берут начало в Туалгоме, в частности в Тибе, состоявшем из нескольких отселков — Верхний Тиб, Уелта, Боцита, Уанта, Тимцна.
В Уелта выделим галуан (замковый комплекс, состоящий из боевой и жилой башен, а также разного рода хозяйственных построек), две бо­евые башни Тедеевых разной степени сохранности, ганахи Тедеевых и Кадзовых.
В начале XVIII в. царевич Вахушти справедливо писал о Тибе как о «селе большом, башенном». О большой плотности населения в данном ауле свидетельствуют и письменные источники. В 1783 г. во всех мамисонских селах насчитывалось 1304 двора, из них в Тибе находилось 210.
По записанному в XIX в. преданию, первыми поселенцами Тиба счи­таются Кучиевы, еще в XVI в. перешедшие сюда из Верхнего Мизура. Согласно устной традиции, за Кучиевыми в Тиб пришли Боциевы, состав­лявшие наибольшее количество дворов и имевшие четыре родовые башни, среди которых особенно выделялась наиболее древняя семиярусная башня. В Тибе жили также Тедеевы и другие фамилии.
10 января 1872 г. в Комиссию по разбору прав горцев Терской и Кубанской областей поступило другое заявление — от жителей с. Тиб Лека и Гулиа Козаевых, Георгия и Малхаза Кучиевых, Петра Тедеева. Они утверждали,что «родоначальником всех выше названных фамилий был Кусагон, сын Оси-Багатара; таковые потомки Оси-Багатара — Козаевы, Кучиевы и Тедеевы жили и поныне живут в Мамисонском ущелье в селе­нии Тиб; они, как потомки Оси-Багатара, были почитаемы всеми окружа­ющими обществами. Кровная цена этих фамилий устанавливалась вдвой­не». В соседних обществах, говорится в заявлении далее, «ловили мы… лучших лиц, когда они не ладили с нами в чем-нибудь и за дорогую цену продавали таковых пойманных лиц обратно своим». В трудные времена соседние владельцы и цари Грузии обращались к мамисонцам за военной помощью. «Предки наши имели много разных документов от царей Грузии и Имеретии, как то: Александра, сына Бакара, Ираклия и Соломона, та­ковые подлинные документы хранились у лучших лиц наших фамилий; с этими документами мы могли соперничать и с действительными дворя­нами осетин».
По другой версии, Теде, младщий брат Кайтука, первоначально жил в с. Ход Садонского ущелья. Отделившись от старшего брата, он пере­селился в отселок Уелта с. Тиб Мамисонского ущелья. Прошло время, потомки Теде стали многочисленными. Из-за нехватки земли часть их расселилась. Одни ушли в с. Калак, другие — в Джавское ущелье, на юж­ный склон Главного Кавказского хребта, где основали аул Корсеу. Спустя некоторое время Тедеевы и здесь стали испытывать острый недостаток земли. Поэтому одна группа из них переселилась в Кемультское ущелье и основала там два аула: Котанто и Эрцо. Позднее потомки одного из пере­селившихся в Кемультское ущелье Тедеевых, Бязыра, «отпочковались»и стали называть себя Бязровыми.
Относительно недавно в печати появилась версия о происхождении фа­милии Кайтуковых. Согласно этой версии, ее родоначальник Кайтук до прихода в Алагирское ущелье и основания там с. Ход вместе с братьями Теде и Каныматом жил в предгорье Центрального Кавказа. В сражении с полчищами Тимура младший из братьев погиб. Двое других, отомстив за кровь брата, ушли в Дигорское ущелье, откуда через Кионский перевал перешли в Алагирское общество. Этнографы полагают,что имя Кайтук явно кабардинское, возможно, восходит к распространенной кабардинской княжеской фамилии Кайтукиных (XVI—XVII вв.); «имена Теде, ставше­го родоначальником фамилии Тедеевых, ныне многочисленных в Северной и Южной Осетии, и погибшего Канымата можно считать аланскими» (Б.А. Калоев).
Уже из Тиба Тедеевы впоследствии мигрировали в разные места Осе­тии — Уаллагком, Южную Осетию и т. д. Так, например,существует пре­дание о возникновении с. Хетагурово в равнинной части Южной Осетии. До 1939 г. оно называлось Цунар — сокращенный вариант от Цус Нар (Малый Нар). Хотя точная дата и условия основания села точно не извест­ны, установлено,что его первыми жителями являлись выходцы из Северной Осетии, в числе коих названы и Тедеевы. Здесь же отметим, что Тедеевы относились к одной из самых многочисленных фамилий Южной Осетии, по меньшей мере, в бассейне Большой Лиахвы. Только в Джавской кот­ловине к родственной группе Тедета относились потомки: Ота, Кайсина, Тама, Мирмана, Парса, Кима и Кола.

Таким образом, эпиграфика сообщает, что Цорбиси, во-первых, было грузинским селом, и во-вторых, оно возникло, самое позднее, в 9 веке. Так оно и просуществовало до 17 века, пока не опустев по известным причинам, не было заново заселено уже осетинами. Но разве это дает право новым поселенцам присваивать руины храма прежних жителей, пусть и вымерших, совершать на месте этих руин какие-то реставрационные работы? Безусловно нет, это гнусно!

0

13

В Абхазии грузинское население - это в большинстве переселенцы из Мегрелии и Сванетии. А в Южной Осетии каково происхождении местных грузин? Аборигены (двалы) или переселенцы?

0

14

Hajimurad

В Абхазии грузинское население - это в большинстве переселенцы из Мегрелии и Сванетии. А в Южной Осетии каково происхождении местных грузин? Аборигены (двалы) или переселенцы?


Двалети и Южная Осетия не тождественны, ни Южная Осетия не состоит сугубо из двальской территории, ни Двалети не входит целиком в состав Южной Осетии. 90% площади Южной Осетии занимает картлийские земли, к оставшимся 10% относятся кусочек имеретинской и кусочек рачинской землицы, а также половина Двалети. Эта половина называется Высокая Двалети (по груз. Магран Двалети, по осет. Урс Туалта), она включает в себя самые верховья реки Большая Лиахви. Другая половина Двалети, она же собственно Двалети, расположена на северном склоне Большого Кавказа, заключает в себе верховья реки Ардон и входит в состав Северной Осетии.

Для наглядности карта, я выделил приблизительные границы обеих частей Двалети.

http://sd.uploads.ru/t/GkqhX.jpg

Таким образом, населявшие ущелья и долины Картли (включ. ЮО) грузины по идее не связаны с двалами, они по большей части собственно картвелы, коих принято именовать картлийцами. Разумеется, они здесь не переселенцы в целом, хотя переселенцы из других областей Грузии, а также из Осетии и Армении, среди них встречаются.

Например, мать Сталина принадлежала фамилии Геладзе, являлась картлийкой. В Аджарии и поныне существует селение Геладзееби (букв."Геладзевцы"), однако самих Геладзе в Аджарии нет нигде, а в самом селе живут представители других фамилий. Зато в Картли, как видим, Геладзе нашлись. Сама фамилия явно аджарская, там распространены подобные. Вывод напрашивается такой. Сначала Геладзе населяли Аджарию, от них остался и топоним Геладзееби. Когда наступило османское завоевание, они не пожелали принимать подданство султана и ушли в Картли.

Двалы давно перешли на осетинский язык и слились с осетинским иранским этносом. Неизвестно на каком уровне родства стояли друг к другу двальский и грузинский (картлийский) языки, вовсе необязательно, чтобы двальский непосредственно входил в картлийскую группу, он мог входит и в сванскую, или даже образовывать самостоятельную группу внутри картвельской семьи языков. Факт, что Вахушти, отметивший существование двальского языка, не уловил его близости с грузинской речью.

Вот что пишет он в своей "Географии" о покорении Двалети осетинами (аланами):

После же нашествия Тамерлана и особенно по взятии Константинополя турками, стали теснить осетин с той стороны крымские ханы и с этой (со стороны Грузии) татарские улусы, и потому осетины вступили в Кавказские горы и покорили двалов и кавкасианов.

Под кавкасианами здесь по видимому подразумеваются ингуши.

А вот отрывок об языке двалов:

Говорят на старом двальском языке; ныне говорят на собственном осетинском, ибо язык черкесов другой; некоторые передовые осетины, а также те, которые бывают в Картли и Раче, знают и грузинский язык, а сносящиеся с Черкесией владеют языком черкесским и татарским - джагатайским.

Эти "собственно осетинский" и "старый двальский" они соответственно иранский (аланский) и картвельский, или они просто два разных диалекта иранского языка, понять сложно. Но все же, больше похоже, что двалы изначально не были осетинами. А с учетом данных осетинского ДНК проекта, получается, что осетинская прослойка, покорившая и ассимилировавшая двалов, была очень тонкой, и основу осетин составили все таки двалы.

Как бы там ни было, Вахушти не считал двалов грузинами, он однозначно записал их в состав осетин и их описание дано у него в разделе об Осетии. Так что мы не можем утверждать, что населяющие Южную Осетию грузины имеют отношение к двалам, являются их потомками. Можно лишь предполагать, что когда-то давно, когда двалы еще не входили в состав осетин, они по языку и другим критериям стояли ближе к грузинам, являлись картвелами.

0

15

Этнограф и фольклорист В. Ф. Миллер, много времени уделивший исследованию осетин, передал одно сохранившееся осетинское предание:

Было три брата: Ос, Суан и Картыл. Картыл остался на родине и стал родоначальником грузин. Суан пошёл и поселился в нынешней Сванетии, которая от него получила своё имя. Третий брат - Ос поселился в Алагирском ущелье и стал родоначальником осетин.

Я предполагаю, что эта легенда попала в осетинский фольклор с двалами, это двальская легенда, и в оригинале там были Туал, Суан и Картыл, пока двалы не стали осетинами и своего первопредка не решили переименовать в Оса.

Предположительно, распад пракартвельской языковой общности в 3-м тысячелетии до нашей эры произошел в результате не одного лишь расхождения тех двух племен, что вскоре создадут сванскую и занскую языковые группы (в 1-м тыс. до н. э. занская группа в свою очередь разделится на картлийскую и мингрело-чанскую группы), но было и третье племя протокартвел, которое тогда также отделилось и зажило обособленно от сванов и занов, и это и были двалы. Следовательно, в Картвельской семье долгое время была еще одна языковая группа - Двальская.

Поскольку, когда создавалась теория о протокартвелах, а это произошло в прошлом или позапрошлом столетии, из всех картвельских языков, уцелевшими оставались сванский, чанский (лазский), мингрельский и картлийский (грузинский), то только эти родственные языки и сгруппировали в единую семью. О двальском тогда не помышляли, ибо он был мертвым, и так как был бесписьменным, то мертвым он был совершенно. Об его былом существовании, и об его отличии от осетинского, упомянул лишь Вахушти.

Осетинский согдийский язык наиболее близок языку ягнобскому, чьи носители живут в Таджикистане. Как и полагается ариям, у ягнобцев, как и у всего населения Таджикистана, доминирует гг R1a. У осетин, напротив, нет этой гг, у них в основном та же гг, что и у сванов (G2a). Про собственно грузинское ДНК сейчас говорить не буду, грузинский генофонд давным давно разбавлен всевозможными чужеродными вливаниями. Но горцы сваны и двалы, как и остальные горцы Кавказа, лучше сохраняют свою генетику в чистоте.

Генетическое родство осетин (считай двалов) и сванов сомнению не подлежит, значит прежде было и этническое родство на пракартвельском уровне. Есть у них и культурные параллели, наконец антропология общая (у обеих кавкасионский тип). Осетинский язык и осетинское самосознание передали двалам степные аланы, жившие в Предкавказье и сами вымершие под ударами полчищ Тамерлана. Горстка выживших алан, объединившись с двалами, спряталась в горах и породила осетинский народ.

0

16

Некто Остаев опубликовал статью о Цхинвали, снабдив ее экскурсами в историю. Рассмотрю их и прокомментирую.

В 2022 году Цхинвалу исполняется, по меньшей мере, 1760 лет

Любая столица мира имеет дату своего основания: Москва, Санкт-Петербург, Владикавказ, Ереван, Лондон, Париж… Только Цхинвал все еще не определился со своими корнями. И это, конечно же, неправильно. Цхинвал всегда отличался своей особенностью среди городов Южного Кавказа. И не только связанной с его именем мистикой, но и своим архитектурным обликом. Городская крепость с жилым комплексом, церквями, которых на небольшой территории насчитывалось около тридцати семи, цейхгаузами и подземными ходами, первой во всем Закавказье еврейской синагогой, мостом, которому более ста лет…

Считается, что Цхинвал был основан в 262-265 гг. нашей эры царем Асфагуром из иранской династии Аркашидов. В эту эпоху большая часть Закавказья, и, в частности, территория современной Грузии, находились под властью Ирана (Персии), потому иранские властители не упускали возможности наведываться и на территорию Южной Осетии. По одной из версий основание Цхинвала произошло во время военной экспедиции Асфагура в горную полосу Алании. Хотя есть мнение, что небольшим, но населенным пунктом он был и ранее.

Вообще, Цхинвал сквозь века не раз менял свое «место дислокации» по причине своего особенного месторасположения – он издревле находился на геополитическом, духовном, культурном и торговом переплетении. А потому всегда являлся объектом внимания. Его не раз уничтожали, фактически стирали с лица земли (последние сто лет лишнее тому подтверждение), но по прошествии времени он неизменно возрождался, порой чуть западнее, порой чуть севернее. В одно время, к примеру, Цхинвал и вовсе находился на Згудерском холме. Именно по этой причине в черте города во многих его уголках находят захоронения разных веков, нередко расположенных друг на друге. Но именно эти его исторические «разрушительные» реалии не дали за все прошедшие века территориально разрастись городу. Для сравнения, Цхинвалу уже буквально через два года, в 2022-м, исполнится по меньшей мере 1760 лет, для сравнения, той же величавой Москве лишь чуть больше 870 лет. Просто вдумайтесь в разницу. Поэтому хочется надеяться, что уже в будущем году, сразу после серии памятных мероприятий, приуроченных к 100-летию геноцида осетинского народа, будет создана и комиссия по подготовке уже празднования серьёзной даты – основания Цхинвала.

Конечно же, в заявленной середине III века, во времена Асфагура, Цхинвал не был городом в нашем современном понимании. Возможно, это был просто укрепленный пункт с воинским гарнизоном. Здесь могли находиться и сборщики таможенных пошлин. Необходимо было, по возможности, контролировать вооруженную активность местного населения и следить за тем, чтобы торговцы, использующие перевалы на Главном Кавказском хребте, исправно оставляли пошлину на выходе своих караванов из Лиахвского ущелья. Впрочем, как было сказано выше, укрепление в Цхинвале не было первым населенным пунктом в этой местности. Люди здесь живут еще с каменного века. В археологических раскопках непосредственно вокруг Цхинвала обнаружены и следы пребывания здесь сарматов. Поэтому у историков еще много работы и датировка города, возможно, еще претерпит изменения в сторону своей еще большей древности.

Относительно этимологии слова Цхинвал существует несколько версий: по одной, наиболее распространенной и утвержденной, название города происходит от древнеаланского синх и уал – то есть «верховное обиталище» или «обитель высшей касты жрецов». Именно с этим связано и немалое количество святилищ (церквей) в древности на данной небольшой территории. Да и легенды, доставшиеся в наследство от предков, о нахождении в Цхинвале какого-то энергетическо-мистического центра (в частности, называется чаша Грааля), а также известный интерес к Цхинвалу, проявленный позже нацистами, помешанных на сакральных истоках и интересовавшихся не только Тибетом, что называется «в тему». Это свое древнее название Цхинвал носил вплоть до первой половины XX века. В 1934 году в честь Иосифа Сталина город на время получил наименование Сталинир. Однако в 1961 году столице было возвращено его исконное название.

Цхинвал с древних времен имеет важное стратегической значение. Веками через него проходил путь, связывающий Закавказье и Северный Кавказ. Именно через Цхинвал пронесли тело предательски убитого соправителя Тамары царя Сослана-Давида, шедшего в свое время мимо городских укреплений с аланской конницей и копейщиками маршем на помощь Грузии. В Цхинвале, кстати, в свое время было и родовое имение семьи Иосебашвили, потомков последователя Христа Иосифа Аримафейского. Один из них раввин Елизар привез в Мцхета хитон распятого Христа, где он позже был заложен в основание храма Осетисцховели, позднее переименованный грузинами в Светисцховели. В пути из Иерусалима его охраняли аланы во главе с предводителем Лонгиозом. Цхинвал в свое время был также своеобразным пограничным пунктом в историческую область Двалети. Необходимо отметить, что составной частью формирования юго-осетинской общности, являются двалы (туал)… Словом, наш древний город Цхинвал еще многое может интересного рассказать.

Реалии жизни всегда были определяющими в формировании этнического состава населения Цхинвала. Городская жизнь предполагала в древности в городе, находящемся на таком геополитическом переплетении, прежде всего, существование торговли и ремесел. Надо ли говорить, что это направление на Южном Кавказе традиционно было в сфере интересов евреев и армян. Поэтому, помимо непосредственно коренных осетин, здесь издавна жили евреи-сефарды и армяне. В начале XX века сюда начинают переселяться и евреи-ашкенази, которые отличались иным культурно-образовательным уровнем от своих соплеменников. Противоречия между двумя еврейскими общинами были настолько существенными, что они даже молились в разных синагогах, браки между ними не практиковались. Армяне, как упоминалось, в Цхинвале были представлены также многочисленным населением. При этом можно отметить две волны заселения армянами Цхинвала. Последняя волна произошла после армянского геноцида в Турции. Что касается грузинского населения, то оно было представлено в городе позднее и в основном преподавателями гимназии и обедневшими князьями с их челядью. Кроме того, в городе жили представители славянской национальности, занятые в технических специальностях, а также греки, азербайджанцы (тюрки). На левом берегу города было даже поселение аварцев-дагестанцев, называвшееся Лекис-убани (букв. квартал леков)…

Сами осетины населяли город ввиду разных обстоятельств. Помимо коренных, в десятки коленах, осетины часто становились жителями Цхинвала, благодаря, скажем, наградам за доблестную воинскую службу властям, как, например, Дасцыко Хетагуров, получивший в черте города земли; другие, как лесопромышленник Сави Парастаев и богатей Тикун Карсанов, основавшие гильдию осетинских предпринимателей в Цхинвале. Селились здесь по экономическим мотивам. Пора Джиоев, известный просветитель, для реализации в Цхинвале своих профессиональных навыков... Осетины были представлены во всех сферах жизни столицы.

Статус города, в нашем нынешнем понимании, Цхинвалу восстановили лишь после образования Юго-Осетинской Автономной области. Понятно, что для этого недостаточно было одного решения вышестоящих властей. Необходимо определенное количество населения, культурной прослойки, административные структуры, соответствующая городская инфраструктура. С приходом Советской власти были созданы все условия для воплощения указанных факторов. Что было важно в особенности после геноцида 20-х годов. Именно тогда происходит очередное возрождение Цхинвала. И он из небольшого городка, где проживали торговцы, ремесленники, учителя постепенно превращается в промышленно-культурный центр с заводами, фабриками, театром, музеем, институтом, многочисленными училищами… Осетинская интеллигенция, в порыве возрождения древней столицы, зачастую предпочитает работать и жить в Цхинвале, редко прельщаясь возможностью выезда, в том числе и в Россию, в более благоприятные условия. И это зачастую касается не только осетин юга страны.

Надо сказать, что, несмотря на все попытки Грузии на протяжении столетий, осетины никогда не воспринимали Цхинвал как один из городов царской или советской Грузии, а всегда непосредственно как административный центр юга Осетии, столицу своей страны, древнее национальное наследие. Ни навязывание грузинского языка, ни пропаганда грузинской культуры, ни проведение отдельных мероприятий, не сделали Цхинвал грузинским городом. Это всегда понимали и в самом Тбилиси. Неслучайно один из грузинских назначенцев, присланный из Грузии руководить Юго-Осетинской Автономной областью, обещал: «Я приехал в осетинский город, а уеду из грузинского Цхинвала». Но и культурный геноцид, и открытые походы на древний Цхинвал огнем и мечом до и после советизации, статус-кво не могли поменять. При этом Цхинвал стал тем плавильным котлом, в котором нивелировалась ущельная обособленность. Именно здесь южные осетины перестают делиться на знаурцев, дзауцев, кваисинцев, чысанцев, туальцев, кахетинцев, боржомцев, и становятся новой генерацией. Более того, даже цхинвальские грузины зачастую обособляли себя от остальной Грузии, такая особая аура всегда была у этого осетинского города.

Сегодня Цхинвал – центр становления того, что мы называем «ирондзинад». Возможно, кому-то это заявление покажется пафосным. Но давайте будем объективны. Жители Владикавказа, конечно же, считают свой город столицей Северной Осетии, но многие ли воспринимают его столицей осетинской? До недавнего времени на подсознательном уровне владикавказцы все еще считали его русским городом. Для этого были объективные и субъективные причины. Признаки же осетинского города Владикавказ начинает приобретать лишь в последние годы.

Что касается Цхинвала, то в особенности после августа 2008-го года он уже во всем мире позиционируется как один из символов осетинского народа, символ возрождения, спустя столетия, аланской государственности. Цхинвал – столица Государства Алания и статус этот определяется не только уставом и гербом. Поэтому пора определиться и в главном – датой основания самого Цхинвала. Официально есть временной промежуток 262-265 гг., к которому относят основание города. Не мудрствуя лукаво, надо выбрать 262 год и объявить его годом основания столицы РЮО. День определить тоже просто. Так как 20 сентября, по традиции, воспринимается как праздник, то предлагаем его отмечать не как день Республики (тем более, что в этот день мы провозгласили республику в составе СССР, и она не была еще независимой, к тому же теперь и самого СССР давно нет), а как День Города. Тем более, что многие его так и называют. А государственные празднества отнести туда, где им и положено быть – на 29 мая, на День провозглашения независимости страны.

Для решения этого вопроса, видимо, под эгидой мэрии города, необходимо провести научно-практическую конференцию с участием ученых, интеллигенции, СМИ... Здесь же рассмотреть организационные вопросы и уже в наступающем году начать подготовку к сентябрю 2022 года, а точнее к 1760-летию древней столицы Республики Южная Осетия. Благо отметить будет чем – новостроек и восстановленных объектов к тому времени ожидается немало. Важны сувенирная и типографская продукция. Поэтому надо заложить необходимые расходы в бюджет страны и утвердить такой праздник. Ведь,действительно, даже несолидно, что у такого древнего города как Цхинвал нет своего дня. И это именно тот случай, когда подобную добрую традицию вводить необходимо. Традицию, которая на генном уровне сплотит наш народ и воодушевит своими истоками…

С.Остаев

0

17

Считается, что Цхинвал был основан в 262-265 гг. нашей эры царем Асфагуром из иранской династии Аркашидов. В эту эпоху большая часть Закавказья, и, в частности, территория современной Грузии, находились под властью Ирана (Персии), потому иранские властители не упускали возможности наведываться и на территорию Южной Осетии. По одной из версий основание Цхинвала произошло во время военной экспедиции Асфагура в горную полосу Алании. Хотя есть мнение, что небольшим, но населенным пунктом он был и ранее.


Остаев прибегает здесь к методам наперсточника, стараясь уловками исказить историческую действительность. Тезисами о "царе Асфагуре из иранской династии Аршакидов", "территории современной Грузии, находившейся под властью Ирана", "иранских властителях, не упускавших возможности наведываться и на территорию Южной Осетии" он старается представить Аспагура Аршакуни царем Ирана (Персии), а тогдашнюю Грузию (Иберию) страной без государственности, заурядной иранской провинцией. Остаев мог бы опустить "одну из версий основания Цхинвала", дабы не пускаться в сомнительные ухищрения, но перед соблазном объявить столицу Южной Осетии городом, которому скоро "исполнится по меньшей мере 1760 лет" устоять он не сумел. Живший в 3 веке мнимый основатель Цхинвали царь Аспагур нужен Остаеву, ему только не нужно признавать того простого факта, что данный царь был царем Иберии. Ведь в таком случае придется признать Цхинвали исконно грузинским городом, основанном иберами на грузинской же земле. Тем самым будут нарушены негласные идеологические установки осетинского общества, где принято всячески отрицать и грубо и тупо принижать историческую значимость Грузии. А так получается, иранский царь совершил "военную экспедицию в горную полосу Алании", где построил крепость. Поскольку осетины иранский этнос, к другим иранским этносам, в частности к персам, отношение у них терпимое, и в принятии версии об основателе-персе Остаев проблемы не видит. Для установки "кто угодно, только не ненавистный грузин" сойдет.

Но так ли оно было на самом деле, царствовал ли Аспагур из рода Аршакидов в Иране? Род Аршакидов действительно был иранского происхождения, если точнее, парфянского. В Парфии царствовала основная, старшая линия династии. Младшая линия позднее воцарилась в Армении, где стала известна как род Аршакуни. Еще позже, две младшие линии Аршакуни, или армянских Аршакидов, воссели на троны Кавказской Иберии и Кавказской Албании, так появились агванские и грузинские Аршакуни. Аспагур как раз принадлежал к последним, он никогда ни единого дня не правил в Иране. Можно ли считать его парфянином лишь на основании наличия у него иранских корней? Конечно же нет, это не критерий. Сперва младшая линия Аршакидов арменизировалась, они стали армянами Аршакуни, затем две младшие линии уже этих армян Аршакуни агванизировались и грузинизировались в Албании и Иберии соответственно. Судя по "Жизни грузинских царей" (ЖГЦ), Аспагур уже в четвертом или пятом поколении представлял грузинских Аршакуни, его предок, царь Иберии Рев Праведный, являлся сыном армянского царя. При таком раскладе, Аспагура нельзя считать не только парфянином, но даже армянином, он однозначно был ибером-грузином.

На рубеже первой и второй четверти 3 века персы Сасаниды сместили парфян Аршакидов на иранском троне, Иран из парфянской державы превратился в державу персидскую. Указанные события происходили в одно время с правлением в Иберии Аспагура, о чем повествует ЖГЦ, тот единственный источник, из которого Остаев и мог узнать об этом персонаже. Источник повествует, что армянский царь Косаро, он же Хосров Аршакуни, отец знаменитого Трдата, стал враждовать с новоявленным персидским царем, Ардаширом Сасанидом, наделенным в тексте именем Хосров Ануширван (привычная путаница у Мровели). Аспагур рьянно выступил на стороне Косаро. Причина вражды понятна, Ардашир не просто свергнул, но и убил последнего парфянского царя, доводившегося Аспагуру и Косаро дальним родственником по аршакидской линии.

Согласно ЖГЦ, армяне и иберы в это время успешно воевали против персов, им помогали сарматы, аланы, горско-кавказские народы, совместными усилиями удавалось даже вторгаться на территорию, подконтрольную Сасанидам. Затем, как известно, Ардашир, пойдя на коварство, устранил Хосрова (Косаро) и захватил обезглавленную Армению, и здесь Мровели не противоречит данным из армянских источников. Оставшись без союзника, не способный в одиночку противостоять Ирану, Аспагур направился в Аланию искать военной помощи, где и скончался. И тогда уже Иберия покорилась Сасанидам.

Значит, два тезиса Остаева, первый, о "нахождении Грузии под властью Ирана" при Аспагуре, и второй, о совершении Аспагуром "военной экспедиции в горную полосу Алании", противоречат историческим сведениям. Иберия при Аспагуре не просто не подчинялась Персии, но, совместно с Арменией противостояла ей. Аспагур же не только не предпринимал военных экспедиций в Аланию, но напротив, искал в Алании военной поддержки.

Наконец, главный тезис Остаева, об основании Аспагуром Цхинвали, так ли это? В ЖГЦ об этом нет ни слова, вместо чего там сказано, что "Аспагур выстроил город-крепость Уджарму". Остаев намеренно, или по незнанию (повторяя за кем-то) присовокупил к истории Цхинвали факт из истории Уджармы.

Вообще, Цхинвал сквозь века не раз менял свое «место дислокации» по причине своего особенного месторасположения – он издревле находился на геополитическом, духовном, культурном и торговом переплетении. А потому всегда являлся объектом внимания.


Чрезмерное преувеличение значимости, при том неаргументированное.

Его не раз уничтожали, фактически стирали с лица земли (последние сто лет лишнее тому подтверждение), но по прошествии времени он неизменно возрождался, порой чуть западнее, порой чуть севернее.


Нет конкретики, кто и когда уничтожал.

В одно время, к примеру, Цхинвал и вовсе находился на Згудерском холме. Именно по этой причине в черте города во многих его уголках находят захоронения разных веков, нередко расположенных друг на друге. Но именно эти его исторические «разрушительные» реалии не дали за все прошедшие века территориально разрастись городу. Для сравнения, Цхинвалу уже буквально через два года, в 2022-м, исполнится по меньшей мере 1760 лет, для сравнения, той же величавой Москве лишь чуть больше 870 лет. Просто вдумайтесь в разницу.


Откуда Остаев взял такую точную дату - 262 год, каким методом ее вычислил, он не поясняет, будто его дата основания Цхинвали Аспагуром в 262 году является таким же историческим, общепринятым фактом, как, например, рождение Наполеона Бонапарта на Корсике в 1769 году, и потому не нуждается в специальном пояснительном экскурсе.

Конечно же, в заявленной середине III века, во времена Асфагура, Цхинвал не был городом в нашем современном понимании. Возможно, это был просто укрепленный пункт с воинским гарнизоном. Здесь могли находиться и сборщики таможенных пошлин. Необходимо было, по возможности, контролировать вооруженную активность местного населения и следить за тем, чтобы торговцы, использующие перевалы на Главном Кавказском хребте, исправно оставляли пошлину на выходе своих караванов из Лиахвского ущелья.


Торговля через хребет если когда и шла в этих краях, то скорей всего через Крестовый перевал, это в соседнем Арагвском ущелье, там с древности известный, более менее проходимый путь. Из ущелья Большой Лиахви, у входа в которое находится Цхинвали, путь на Северный Кавказ почти непроходимый, никогда через это ущелье не шла торговля, лишь недавно там пробили тоннель сквозь скалы (Рокский тоннель).

Впрочем, как было сказано выше, укрепление в Цхинвале не было первым населенным пунктом в этой местности. Люди здесь живут еще с каменного века. В археологических раскопках непосредственно вокруг Цхинвала обнаружены и следы пребывания здесь сарматов. Поэтому у историков еще много работы и датировка города, возможно, еще претерпит изменения в сторону своей еще большей древности.


Первая сформировавшаяся и полностью представленная большая группа археологических комплексов, круг археологической культуры, характеризующийся четкими общими признаками и дающий возможность этнической атрибуции со стороны ученых (археологов, языковедов, историков) на территории Грузии, да и Кавказа вообще является т. н." куро-араксская культура", относящаяся к раннебронзовой эпохе. Она датируется второй половиной IV тыс. до н. э. и второй половиной III тыс. до н. э. "Куро-араксская культура" широко представлена памятниками, и в ряде случаев значительными, на всей территории Картли, в том числе и северо-западной части Шида Картли (бывшей "Юго-Осетинской АО"). Она находится в тесной связи с предыдущей культурой. В памятниках нет резкой границы между ними. Об этом свидетельствуют и раскопки Цхинвальской Нацаргоры. Из памятников, относящихся к "куро-араксской" культуре, на рассматриваемой нами территории следует отметить бывшие поселения и могильники в Кулбакеби, Згудрисгверда, Дзагина, Кулохоми, Нули, Квасатала, северо-западном районе Цхинвали, Коринтском "сакире" (Ксанское ущелье). Отдельные предметы или комплексы этой культуры обнаружены в Гупта, Терегвани, Гартискари, Ожора. Из других памятников Шида Картли в теснейшей связи с ними находятся материалы Хизанаантгора и Квацхелеби; а Нижней Картли и Месхети - материалы Ахалцихской Амиранисгора, Тетрицкаро, Абелиа, Садахло, Кикети, Шулавери I и II и др. "Куро-араксская культура" получила распространение в ряде районов Северного Кавказа, в том числе и в Осетии. Памятники этой культуры обнаружены в Анатолии, Сирии и Палестине, а также в северном Иране. Эта культура со всеми своими деталями, вещественным материалом, поселениями, способом захоронения - одна из самых наиболее сформировавшихся археологических культур, что заставляет большинство исследователей думать о ее связи с определенным этносом. Часть исследователей считала ее общекавказской и связывала с единением иберо-кавказских языков. Некоторые думали, что эта культура - принадлежность индоевропейского этноса (близкого к праиндоевропейскому). Существует и промежуточная теория. Например, по Г. Мачавариани, "куро-араксская культура" - культура большого союза племен, в который входили как картвельские, так и индоевропейские племена. Согласно О. Джапаридзе, в создании этой культуры основная роль принадлежит преимущественно картвелоязычным и хуритоязычным племенам, жившим в центральном и восточном Закавказье. Картвелоязычные племена занимали в основном земли центрального Закавказья, хуритоязычные же и, возможно, племена пранахо-дагестанского единения - земли восточного Закавказья и лежащие к югу от них. Из всех приведенных гипотез наиболее солидной на сегодняшний день выглядит гипотеза О. Джапаридзе. В ее пользу говорит то, что, как мы уже отметили выше, "куро-араксская культура", с одной стороны, тесно связана с памятниками предыдущего периода, с другой же, находится в генетической связи с последующей курганной культурой среднебронзовой эпохи. Приведем интересное наблюдение Д. Мусхелишвили (вытекающее из взглядов Н. Бердзенишвили) о том, что "картвельские, в частности, восточнокартвельские племена с древнейших времен жили на территории Восточной Грузии, что должно подтверждаться распространенными здесь топонимами определенного ряда, такими "тотемными" наименованиями мест в Восточной Грузии, как, к примеру, Ломтагора ("ломи" (груз.) - лев), Мелигори ("мела" (груз.) - лиса), Мелиэбисгора, Чхиквта ("чхикви" - сойка), Коранта ("корани" - ворон), Акаурта ("акаури" - лебедь), Курта//корта ("кори" - ястреб), Церониси ("церо" - журавль), Урбниси//орбниси ("орби" - орел), Корниси (Кораниси?), Церовани и др." Интересно, что археологический материал последующей, среднебронзовой поры происходит из тех же пунктов или памятников, что и вышеприведенные "куро-араксские" факты. Напр.: Нули, Квасатали, Нацаргора, Кулбакеби, Коринтские "сакире"; "возникают" и новые памятники - Осписи, могильники, раскопанные близ Цхинвальского лесокомбината, Мугутские, Авневские, Приневские, Хетагуровские курганы. Керамика, оружие и другие предметы из перечисленных выше памятников обнаруживают большое сходство с предметами из среднебронзовых курганов Триалети. В результате археологических исследований последнего времени стало ясно, что между культурами позднего этапа ранней бронзы и среднебронзового периода существует безусловная генетическая преемственность. Основной элемент курганной культуры Триалети - чернолощённая керамика - непосредственный преемник керамики раннебронзовой эпохи, и таким образом, можно предположить, что этнический образ народа-носителя этой культуры сформировался на местной основе. Таким образом, если "куро-араксская культура" - культура картвельских племен, то и "триалетская культура" принадлежит им же (и наоборот). Итак, археологический материал среднебронзовой поры на всей территории Шида Картли (включая и "Юго-Осетию") одинаков, и исторические процессы здесь безусловно были одинаковы. "Осетинский вопрос", А.Бакрадзе, О.Чубинидзе.

Относительно этимологии слова Цхинвал существует несколько версий: по одной, наиболее распространенной и утвержденной, название города происходит от древнеаланского синх и уал – то есть «верховное обиталище» или «обитель высшей касты жрецов».


На первый взгляд кажется, что Остаев в принципе не желает допускать возможности иноязычной этимологии юго-осетинской столицы, ради чего готов прибегнуть к этой популярной в осетинской среде, откровенно идиотской версии о "верховном обиталище", синх уале. Неужели стоило прибегать к идиотизму, лишь бы не признавать, что топоним Цхинвали мог бы иметь не-осетинскую этимологию? Думаю, нет. Дело не столько в чужеродности топонима в целом, сколько в его грузинском происхождении. Ведь ежели отказаться от осетинской версии происхождения топонима Цхинвали, останется лишь его грузинская версия, а вот именно это-то и недопустимо с точки зрения как Остаева, так и осетин в целом. Для сравнения, относительно столицы Северной Осетии, города Владикавказ, мы пока не сталкивались с попытками подогнать и для этого топонима осетинскую этимологию. Здесь осетины спокойно согласны с тем, что этимология у Владикавказа русская. Русских осетины любят, их историческое влияние признавать готовы.

Возразят, что у осетин уже существует свое отдельное наименование для Владикавказа - Дзауджихау. Отвечу на это, что и для обозначения Цхинвали у осетин давно возникло свое отдельное название - Чреба (Чъреба). Этот факт передает известный исследователь Кавказа третьей четверти 18 века, Гильденштедт: "Крцхинвал, по-осетински Креба" ("Путешествие и наблюдения в Грузии"). Звук "к" осетинской фонетикой иногда передается как "ч", что видно и по осетинской трансляции грузинского гидронима Ксани - Чысан. Весьма показательно, как Гильденштедт уточняет, что именно Креба/Чреба является осетинским названием города, показывая этим уточнением, что первое название - Цхинвали/Крцхинвали - употребляют грузины. К слову, там же он еще упоминает "город Гори, по осетински Гури", где мы опять видим аналогичный подход автора. Объяснять, что Гори название грузинское, как он это делает с осетинским названием Гури, необходимости он не видит, поскольку в Гори и Цхинвали преобладали грузины, эти города были неотъемлемой частью Грузии, и потому, их грузинские названия являлись законными, официальными.

Возвращаясь к версии о "Синхуале" надо заметить, что такой вариант не встречается ни в одном историческом документе, это совершенно новая, вытянутая за уши этимология. В то время как вариант Цхинвали, точнее Крцхинвали, как топоним впервые зафиксирован уже на рубеже 14 и 15 веков. Сам он имеет ярковыраженную грузинскую этимологию. Так, в Душетском районе есть поселок Жинвали, зафиксированный еще в раннем средневековье. В Мцхетском районе есть село Тхинвали, чья этимология также раскрывается при помощи грузинского языка. Наличие трех столь похожих топонимов в различных местностях Картли говорит в пользу их родства и принадлежности речи единого этноса, распространенного по данным местностям. Впрочем, не удивлюсь, если осетины и тут выкрутятся, объявят и Тхинвали с Жинвали своими топонимами, придумают им осетинские этимологии, что-нибудь типа жинх уал и тинх уал.

И напоследок. Остаев рассуждает о древности топонима Цхинвали, подводит к мысли о важности помнить и ценнить историю. Почему бы ему, в таком случае, не написать статью и о топониме Ахалгори, переименованном осетинами в Ленингор (вернее, они вернули старое советское название). Ахалгори топоним средневековый, грузинский, буквально означает "Новый Гори", это законное и историческое название города, тогда как Ленингор - имя, впервые введенное коммунистами в прошлом веке. Что-то подсказывает мне, что ни Остаев, ни другие осетины не выскажут ни слова в защиту исторической справедливости в случае с Ахалгори, ибо и тут мы имеем дело с грузинским фактором. Уж слишком по грузински звучит начальная  морфема "ахал" в этом топониме. А Ленин, а что Ленин, он был русским, тут никаких проблем.

Именно с этим связано и немалое количество святилищ (церквей) в древности на данной небольшой территории. Да и легенды, доставшиеся в наследство от предков, о нахождении в Цхинвале какого-то энергетическо-мистического центра (в частности, называется чаша Грааля), а также известный интерес к Цхинвалу, проявленный позже нацистами, помешанных на сакральных истоках и интересовавшихся не только Тибетом, что называется «в тему».


Остаеву, дабы не прослыть тупицей, полезно тщательно изучать источники своих тезисов. Один автор допустил ошибку, другой ее повторил, и вот Остаев поверил, будто "нацисты проявили интерес к Цхинвалу" как вероятному сосредоточению "сакральных истоков".

Тут все банально просто. Сначала в 2015 году вышла книга В. Веденеева "Сто великих тайн Третьего рейха", где есть такой отрывок:

В 1942 году немецким частям удалось несколько стабилизировать положение, а 15 марта Гитлер во всеуслышание объявил о победном завершении Русской кампании к лету этого года. Новым направлением удара фюрер избрал Кавказ – там нефть, выход через перевалы к Баку и Грозному, там рукой подать до Ирана, Ирака и даже сказочной Индии.
    – Очаги угасших цивилизаций имеют сильнейшее воздействие на современный мир, – сказал Гитлер приближенным в начале лета 1942 года. – Вот точка, которая повлияет на ход истории.
    Его палец уперся в кружок на крупномасштабной карте, и Геринг прочитал: «Сталинград». А рядом жирная синяя лента с надписью «Волга».
    – Там город имени большевистского вождя.
    – Нет, – хищно рассмеялся Гитлер. – На этом месте, когда-то располагалась столица Хазарского каганата, сотни лет терзавшего славян. Там русские найдут свою могилу.
    – Хазары были иудеями, – кашлянув, негромко напомнил рейхсфюрер Гиммлер, обладавший определенными познаниями в истории.
    – Сейчас это не имеет значения, – небрежно отмахнулся Гитлер. – Мы двинемся туда мимо Приэльбрусья! А Эльбрус – это место успокоения душ нордических героев! Мы пошлем им призыв о помощи в победе!
    Призыв действительно послали. В ходе крупномасштабного наступления немецкие части вышли к Цхинвали, и 21 августа 1942 года группа нацистских альпинистов поднялась на Эльбрус и установила на вершине горы имперский военный флаг. Об этом Геббельс немедленно раструбил на весь мир.

Потом, в 2018 году была опубликована статья Е. Черных "Злодея Гитлера "породил" композитор-мистик Вагнер", там такой отрывок:

Нужна была не столько бакинская нефть. Немцы стремились к священной вершине Эльбруса и району Цхинвала. Здесь, по данным эсэсовских ученых "Аненербе", находилась воспетая в операх Вагнера Вальгалла - чертог мертвых, место упокоения душ нордических героев. Летом  эсэсовские альпинисты водрузили на Эльбрусе знамя со свастикой. Фюрер верил: после овладения священной горой триумф неизбежен.

Любой, кто более или менее знаком с ходом этой войны, а также хоть немного разбирается в географии Кавказа, знает что, во-первых, немцы не достигали Цхинвали, даже близко к нему не подступали. В Закавказье, к которому относится Цхинвали, немцы сумели проникнуть в Бзыбское и Кодорское ущелья Абхазии, откуда вскоре были вытеснены, а союзные им румынские части смогли дойти до Анапы, где их остановили. На других участках Большой Кавказский хребет немцами преодолен не был.

И во-вторых, Цхинвали не находится поблизости от горы Эльбрус, не имеет отношения к региону Приэльбрусья. Очевидно, что "в ходе крупномасштабного наступления немецкие части" не "вышли к Цхинвали". С тем же, что "21 августа 1942 года группа нацистских альпинистов поднялась на Эльбрус" спорить не стану. Веденеев просто перепутал с Цхинвали один из населенных пунктов, располагавшихся западнее, северо-западне или севернее Эльбруса, и взятого ими при наступлении в район горы.

Трудно понять почему им допущена такая ошибка, это тем более странно, что тогда и Цхинвали не существовал под своим именем, он назывался Сталиниром. Быть может, автор спутал Сталинир со Сталинградом, имея ввиду немецкое наступление на Сталинград. Как бы там ни было, но второй автор, Черных, явно опиравшийся на данные из книги Веденеева, повторил его оплошность. Мало того, он пошел дальше, и от себя добавил то, чего у Веденеева не было. В веденеевском источнике, фюрер считал "местом успокоения душ нордических героев" только Эльбрус, Цхинвали у Веденеева лишь лежал на пути к этой цели. Черных же, в зону "устремления немцев" помимо собственно "священной вершины Эльбруса" включил и "район Цхинвала".

Вот так, методом испорченного телефона Остаев поверил в сакральную значимость обыкновенного грузинского городка, каким и был большую часть своей истории Цхинвали.

Цхинвал с древних времен имеет важное стратегической значение. Веками через него проходил путь, связывающий Закавказье и Северный Кавказ.


В крайнем случае это мог быть путь из Гори через Цхинвали в Рачу и оттуда сквозь Мамисонский перевал в Осетию. Но это был второстепенный путь, главным путем, связывавшим центральное Закавказье с Северным Кавказом, был путь по Арагвскому ущелью через Крестовый перевал в Дарьяльское ущелье реки Терек. Повторю, лишь несколько десятилетий назад, после прокладывания тоннеля в Роки, из Северного Кавказа открылась прямая дорога на Цхинвали.

Именно через Цхинвал пронесли тело предательски убитого соправителя Тамары царя Сослана-Давида, шедшего в свое время мимо городских укреплений с аланской конницей и копейщиками маршем на помощь Грузии.


Узнать бы еще те исторические источники, из каких Остаеву стали известны такие подробности: что Давид Сослан шел на помощь Грузии маршем с аланской конницей и копейщиками, и что марш этот был совершен через Цхинвали; что Давида Сослана предательски убили, и что его тело пронесли через Цхинвали.

В Цхинвале, кстати, в свое время было и родовое имение семьи Иосебашвили, потомков последователя Христа Иосифа Аримафейского. Один из них раввин Елизар привез в Мцхета хитон распятого Христа, где он позже был заложен в основание храма Осетисцховели, позднее переименованный грузинами в Светисцховели. В пути из Иерусалима его охраняли аланы во главе с предводителем Лонгиозом.


Для начала, первого звали не Елизар, но Элиоз. Второго звали Лонгиноз (Лонгин), а не Лонгиоз, и никаким "предводителем аланов" он не был, Лонгин тоже был грузинским евреем. Вообще, никакие аланы не охраняли хитон в пути в Картли, это не подтвержденная источниками выдумка.

Теперь насчет "храма Осетисцховели, позднее переименованного грузинами в Светисцховели", этой уже всем известной осетинской мульке. Наряду с Самтавро, Светицховели является одним из двух первых христианских храмов Грузии, построенных царем Картли Мирианом во Мцхете, столице страны. Разумеется, ни тот ни другой памятник не сохранил своего первоначальнного вида. Изначально это были небольшие раннехристианские базилики, в средневековье перестроенные в величественные купольные соборы.

Сперва для отличия их обозначали как Верхняя церковь и Нижняя церковь, при чем, Нижняя по значимости ставилась выше, она и построена была на много лет раньше Верхней. В честь чуда со столпом, изготовленным из здесь же срубленного священного (у язычников) кедра, Нижнюю церковь впоследствии назвали Светицховели, в переводе "Столп Животворящий". Мириана и его супругу-царицу погребли в Верхней церкви, отчего ее прозвали Самтавро, то есть место упокоения господ. При том при всем, оба собора обрели и официальные названия, соответствующие православной традиции.

Насчет Осетисцховели. Что этим хотят сказать, что храм строили осетины, или что он принадлежал осетинам, или что построен на осетинской земле? Объяснений не дают, просто тупо повторяют, что грузины переименовали Осетисцховели в Светицховели, и поступили так будто бы из желания стереть память о связи храма с Осетией.

Разберемся по порядку. Для тезиса о переименовании из Осетисцховели в Светицховели нужно привести аргумент, хотя бы в виде какого-нибудь исторического документа, где присутствует такое слово - Осетисцховели. Документа подобного нет, ни одного. Напротив, в источниках всегда Светицховели. Потом, у Светицховели есть история, пусть легендарная, но она имеется, это не просто храм с именем, но у постройки храма и обретения им соответствующего имени есть стройная история. И между прочим, осетин в этой истории нет, ни одного. Далее, термин "Осетисцховели", как видно, в любом случае грузинский: Овсети есть грузинское название Иристона, страны иров, то есть осетин; цховели (устар. "живительное"; совр. "живность"), ясное дело, слово тоже грузинское. Как же так получилось, что этот храм, если он действительно принадлежал осетинам, носил грузинское имя, где его осетинский оригинал? Словами "переименованный грузинами" Остаев желает подвести к мысли, что сначала храм получил другое имя, и получил он его не от грузин. Однако, даже это гипотетическое исконное имя храма является грузинским, что значит, что имя это ему дали грузины. Раз так, то ежели его затем и переименовали, так были вольны поступать подобным методом - кто дал имя, тот вправе и переименовать. Наконец, что за бессмысленное имя подобрано для храма, как его понять? "Осетис цховели" - в такой форме в переводе звучит как "Животное Осетии", что это такое?

Допустим, Остаев до конца не вник в тему, поможем ему, напишем Овсетицховели и переведем по старинному как "Осетия Животворящая". И в таком случае звучит причудливо. Откуда взялось название Животворящий Столп (свети) подробно описано в Обращении Картли и Житии Святой Нино, здесь есть объяснение. Зато в словосочетании "Осетия Животворящая" и в придании его в качестве имени храму, нет ни смысла ни пояснения. Ощущение, что автор тезиса об Овсетицховели/Осетисцховели (это скорей всего был не сам Остаев) просто тупо обыграл схожесть между звучанием слов "свети" и "Овсети".

Цхинвал в свое время был также своеобразным пограничным пунктом в историческую область Двалети. Необходимо отметить, что составной частью формирования юго-осетинской общности, являются двалы (туал).


"Пограничным пунктом в историческую область Двалети" я бы все же назвал Джаву, но если таким пунктом непременно должен считаться город, то ближайшим пунктом на пути в Двалети действительно был Цхинвали. Впрочем, и Цхинвали и Двалети итак находились в составе Картли. Уже упомянутый Гильденштедт, перечисляя "самые значительные места" провинции "Средней, или Внутренней, Картвели (Чина Картвели)" отмечает среди них Цхинвали, этот населенный пункт безусловно находился в пределах Средней Картли. Далее он подробно описывает округа Средней Картли, где Цхинвали отмечен среди населенных пунктов округа "Магран Двалети и Меджунскеви" (Меджунскеви видимо ущелье реки Меджуды). Южная половина Двалети - Магран Двалети - та, что располагалась на южном склоне Кавказского хребта, также находилась в пределах Средней Картли. В описании "княжеских фамилий провинции Картвели" им указано, что в Цхинвали тогда правили Тактакишвили. Значит в третьей четверти 18 века Цхинвали не только был неотъемлемой частью Грузинского царства, но непосредственно контролировался грузинским князем.

Реалии жизни всегда были определяющими в формировании этнического состава населения Цхинвала. Городская жизнь предполагала в древности в городе, находящемся на таком геополитическом переплетении, прежде всего, существование торговли и ремесел. Надо ли говорить, что это направление на Южном Кавказе традиционно было в сфере интересов евреев и армян. Поэтому, помимо непосредственно коренных осетин, здесь издавна жили евреи-сефарды и армяне. В начале XX века сюда начинают переселяться и евреи-ашкенази, которые отличались иным культурно-образовательным уровнем от своих соплеменников. Противоречия между двумя еврейскими общинами были настолько существенными, что они даже молились в разных синагогах, браки между ними не практиковались. Армяне, как упоминалось, в Цхинвале были представлены также многочисленным населением. При этом можно отметить две волны заселения армянами Цхинвала. Последняя волна произошла после армянского геноцида в Турции. Что касается грузинского населения, то оно было представлено в городе позднее и в основном преподавателями гимназии и обедневшими князьями с их челядью.


Похоже, Остаев представляет этно-демографические процессы в Цхинвали следующим образом. Изначально Цхинвали населяли осетины, он снабжает их эпитетом "коренные", что делает их более древними обитателями города, нежели все прочие этнические группы. Затем в Цхинвали начали селиться армяне и евреи-сефарды. Потом, уже в 19 веке, здесь появляются евреи-ашкенази, и еще "позднее" (т.е. позже осетин, армян и евреев) небольшая прослойка грузин. Наконец, в начале 20 века сюда добавляется еще одна волна армян. Итого у нас осетины, они старожилы города, у нас по две группы армян и евреев - ранние группы и группы поздние (19-20 вв.), и кучка грузин, вселившихся в Цхинвали позже всех. Было еще совсем небольшое количество представителей других этносов, о ком Остаев говорит дальше. Обратимся к историческим фактам, выясним, в точности ли Остаев обрисовал этно-демографические процессы в Цхинвали. Для этого обращусь к книге Паруйра Мурадяна "Армянская эпиграфика Грузии", к разделу, касающемуся Цхинвали:

В экономической жизни позднефеодальной Грузии заметную роль играли еще два картлийских торговых поселка-города — Цхинвали и Тамарашени, расположенные в верховьях реки Большой Лиахви. В начале XVIII в., т. е. когда их описывал Вахушти, оба эти города населяли и грузины, и армяне, и иудеи, с той лишь разницей, что при характеристике Цхинвали (в источниках с вариантами: Крцхинвали, Кцхилвани, Крцхилоани и т. д.) в первую очередь названы грузины, а затем армяне и иудеи, а Тамарашени последовательность другая — армяне, иудеи и грузины [93, IV, с. 370]. Такая перестановка, видимо, вызвана соотношением этнических групп, их количественной характеристикой. И хотя Цхинвали и Тамарашени определяются как «мцире калаки» (т. ё. малые города), однако, по справедливому замечанию Ш. А. Месхиа, «между упомянутыми у Вахушти «маленькими городами» были определенные различия. Поэтому некоторые из них в более поздних источниках вообще не упоминаются как города (например, Опрети, Болниси, Цинцкаро, Тамарашени и др.), часть же их в источниках уже называется городами. Это обстоятельство нужно объяснить тем, что некоторые из «маленьких городов» времен Вахушти позже, в особенности в 60—70-х гг. XVIII в., усиливаются. Таковыми были Сурами и Цхинвали» [157, с. 112]. К сожалению, по крайне фрагментарным упоминаниям древнегрузинских источников невозможно восстановить целостную историю названных поселений. Высказано предположение, что «Цхинвали является одним из самых древних населенных пунктов в Грузии» [157, с. 113], доказательством чего является обнаруженная здесь селевкидская серебряная тетрадрахма, принадлежащая Антиоху Эвергету (138—129 гг. до н. э.). Северные районы Верхней Картли сделались предметом особого внимания грузинской феодальной знати с тех пор, как постепенно на юг стали спускаться осетинские племена, часть которых, а именно проживающие в Ксанском ущелье, в XIII—XIV вв. вошли в состав грузинского государства [ср. 175, с. 60—61]. В эпоху Давида Строителя и Тамар (т. е. в течение целого столетия), наряду с привлечением других народностей и племен, оказывавших поддержку в военных походах, обращали внимание и на укрепление пограничных зон. Очень возможно, что это обстоятельство привело к усилению военно-стратегического значения Цхинвали и появлению новых населенных пунктов-укреплений. Во всяком случае, название «Тамарашени» указывает на эпоху царицы Тамар, если, конечно, в топонимике не нашло отражение фольклорное стремление связывать то или другое строительство с именем прославленной царицы. Одно то, что Цхинвали и Тамарашени населены были как грузинами, так и армянами и иудеями, переселенными или приглашенными сюда из низменных областей страны, может служить достаточно веским доказательством заинтересованности представителей феодального общества в развитии края, в его укреплении. {С ссылкой на II том «Хроник» Жордания [85, с. 197] Ш. А. Месхиа считает Цхинвали «населенным купцами пунктом» в 40-е гг. XV в., однако в указанном источнике (грамота царя Александра (Великого? Имеретинского?), которая датируется по-разному (1392 г. — Ф. Жордания и И. Долидзе; 1398 г. — составители «Материалов по истории, географии и топонимике Грузии» ; 1438 г. — П. Мурадян) всего лишь говорится, что Мцхетской церкви принадлежал также «иудей Элиозидзе со своим имением в Крцхинвали» [85, II, с. 197; ср. 98, III, с. 179]. Если даже допустить, что обладатель имения иудей Элиозидзе действительно был купцом, то опять-таки нет основания заключить, что Цхинвали был тогда «населенным купцами пунктом».} В 70-е гг. XVIII в. город Цхинвали был одним из трех «наиболее значительных мест Картли» наряду с Гори и Сурами [68, I, с. 267], но и в те годы население города едва доходило до 600 душ. В 1794 г. в нем проживало 116 дымов, что, по подсчетам И. А. Джавахишвили и Ш. А. Месхиа, равно 580 душам [377, с. 39; 157, с. 143]. Разумеется, в Тамарашени их было еще меньше. Из документов XVII в. узнаем, что в Тамарашени жили грузинские азнаури Гугунашвили, Кебадзе, Бабуцидзе, иеромонах Кобахидзе и другие, принадлежащие Кайхосро Мачабели. В 1644 г. царем Ростомом ему же был пожалован тамарашенский армянин Бадура [79, с .100; 95, с. 188, 189]. Чем в основном занималось местное население — земледелием, скотоводством, ремеслом или торговлей, — трудно сказать, быть может, тем и другим? Отличались ли этнические группы своим занятием и тем самым социальным составом, — тоже не можем сказать. Одно несомненно, что каждая из проживающих в Цхинвали этнических единиц имела свое культовое сооружение. Развалины древней армянской церкви сохранились недалеко от здания Областного комитета. Памятников армянской эпиграфики до начала XIX в. фактически не сохранилось. Местная традиция армянской называет церковь, построенную в. начале XVIII в. и дошедшую до нас в хорошей сохранности. На западной стене колокольни имеется графема է (есть, бог сущий!). {По мнению Р. Меписашвили и В. Цинцадзе, колокольня возведена позже строительства церкви [156, с. 139].} Строительная надпись составлена на грузинском языке и находится на плите южной стены: ქ აღვაშენეთ მღვთის შეწევნითა საყდარი ესე ყაველაწმინდის ჩვენ გიორგის შვილმ(ა)ნ ქა(ი)ხოსრომ(ა)ნ და ჩემან ძმამან ფარნადანმა და ჩემან შვილმან გივმან ცოდვათა ჩვენთა შესანდობლად ძისა ჩვენის სად(ღე)გრძელოთ და ვინც წაიკითხ(ო)თ შენდობა მბძანეთ. გევედრები ყოველთავე ვი(ნც იხი)ილოთ მამა ჩემს გიორგის დედა ჩემს მარეხას შენდობა ბძ(ა)ნეთ თქვენც ღ(მერ)თ(მა)ნ შეგინდოს. მეფობ(ა)ს ვახტანგისასა ქ(რონო)კ(ონ)ს უვ. Перевод:«С божьей помощью построили эту церковь Всесвятой мы — сын Гиорги Каихосро, брат мой Парсадан и сын мой Гиви — во имя прощения грехов наших, долгоденствия сына нашего. И кто прочтет — благословите, прошу всех вас; кто увидит — благословите отца моего Гиорги, мать мою Мареха, вас же да помилует бог. В царствование Вахтанга, хроникона 406 (= 1718 г.)». Как и другие значительные торгово-ремесленные центры Картли, Цхинвали считался собственностью царской семьи, был «сахасо» грузинской царицы. В нескольких документах XVII в. царица Мариам то дарит из своих (крепостных в этом городе), то освобождает от пошлины. Административно и экономически г. Цхинвали был связан с близлежащими картлийскими пунктами; в 1695 г. Мамука Унадзе был назначен мамасахлисом (старшиной) как Цхинвали, так и Леванисхеви, Ачабети. В те же годы Йотам Амилахвари в качестве моурава управлял одновременно городами Гори и Цхинвали [79, с. 227]. В последнем промышляли оружейники, кузнецы, котельщики, ткачи, шербетщики, гребенщики и т. д. [157, с. 129]. К какому социальному сословию принадлежали и чем занимались строители нашей церкви — трудно определить. Возможно, они были ремесленниками, или купцами, но особой состоятельностью не отличались, ибо построенная ими церковь с точки зрения декора весьма скромна. Позже, в 1866 г., над входом в стену вставлена мраморная плита с изображением Богоматери с младенцем. Само изображение обрамлено орнаментом, а в нижней части высечена грузинская поминальная надпись: ჩყჲვ. შევწირე სული(ს) სახსენებლათ მიხეილ შერმაზანოვის მეუღლე ელისაბედ. Перевод: «1866. Пожертвовала на память души супруга Михеила Шермазанова Элисабед». {Последнюю публикацию надписи см. [156, с. 139]. В издании имеется ряд отхождений от подлинника.} Факт высечения надписей на грузинском языке указывает на то, что к началу XVIII в. цхинвальская армянская община становилась грузиноязычной, а это значит, что она не пополнялась новыми потоками переселенцев. Со второй половины XIX в. в силу определенных обстоятельств (появление новых потоков поселенцев-армян, активизация деятельности культурно-просветительных учреждений, возросший интерес к национальным традициям и т. д.) армянский язык вновь становится не только понятным, но и применяемым в письменных памятниках. На это указывает наличие нескольких армянских или армяно-грузинских эпитафий вокруг армянской кладбищенской церкви на левом берегу реки. Пространная эпитафия, к примеру, С. Мебурнутянца и его супруги Нанебай, составлена на приличном литературном языке, с некоторой архаизацией оборотов и форм. В ней, в частности, сообщается, что их сын Иованнэс ревностно исполнял обязанность попечителя местной школы и училища (ՔՐՏՆԱԹՈՐ ԵԿԵՂԵՅԻՈՅՆ ԵԻ ՈՒՍՈՒՄՆԱՐԱՆԻ). Следовательно, с 80-х гг. прошлого века в Цхинвали функционировало учебное заведение - ուսումնարան. Оно-то и способствовало распространению литературного армянского языка. {В 1884 г. в Цхинвали проживало 130 дымов грузин и 110 дымов армян. «Танутэром» города (т. е. мамасахлисом) являлся Шермазянц, очевидно тот же Михеил Шермазанов, супруга которого оставила поминальную надпись (ср. Մեղույաստանէ, 1884, № 70, с. 3). В 1912 г. число проживающих в Цхинвали армян увеличилось до 200 дымов. Армянский священник города обслуживал также общины, близлежащих деревень Мегврекиси и Шиндиси (см. ՀՍուրհանդակ, 1912, № 520. с. 4).} Существование армянских поселений в окрестностях г. Цхинвали, и вообще в этих краях, нашло отражение в здешней топонимике и микротопонимике. Так, по словам цхинвальцев, известны места под названием «Сомихстон» (т. е. «место, где бытуют армяне», «Армения»), «Сомихсгом» и т. д. Те же цхинвальцы утверждают, что в с. Роки, в ущелье Джоманское и других населенных пунктах сохранились армянские надписи, в частности эпитафии. Насколько достоверны эти сведения и являются ли они отзвуком исторической действительности — трудно сказать (бывают случаи, когда «асомтаврульные» грузинские надписи воспринимаются как армянские). Как бы то ни было, для проверки этих сведений потребуется организация специализированной экспедиции.

По ознакомлению с материалом Мурадяна возникает ощущение, что Остаев просто заменил грузин осетинами, отчего и получилось у него, будто осетины исторически важнейший, старейший и крупнейший этнос в Цхинвали. Фишка, к которой осетинские авторы прибегают нередко, например безапелляционно объявляя осетинами тех или иных фигур грузинской истории. Как видно из работы Мурадяна, основанной на исторических фактах, присутствие и влияние осетин в Цхинвали до 20 века было ничтожным. Похоже, в 15-16 веках это был поселок грузинских евреев, в 17-18 Цхинвали стал городом, кроме евреев, населенным армянами и грузинами. Подобный расклад сохранялся и в 19 веке, указанные три этноса продолжали в нем доминировать. До русских, город непосредственно принадлежал Багратионам, здесь сидели их чиновники - моуравы и мамасахлисы. Раз так, то упомянутый Гильденштедтом князь Тактакишвили был не владетельным помещиком в Цхинвали, но назначенным Багратионами управленцем-чиновником. До середины 19 века сохранялась полная гегемония грузинского языка, что отлично показано Мурадяном, цхинвальские армяне долгое время обращались к грузинскому языку при создании своих эпитафий и строительных надписей. Несомненно, что и разговорным языком цхинвальских евреев оставался грузинский. Разве что, переселившиеся в Цхинвали в конце 19 века восточно-европейские евреи не знали и не говорили первое время по грузински, равно как и анатолийские переселенцы-армяне того же времени.

Кроме того, в городе жили представители славянской национальности, занятые в технических специальностях, а также греки, азербайджанцы (тюрки). На левом берегу города было даже поселение аварцев-дагестанцев, называвшееся Лекис-убани (букв. квартал леков).


Перечисленные группы (исключая дагестанцев) появились в Цхинвали лишь в 20 веке, и их численность всегда оставалась незначительной, это легко узнать по данным переписей. Что касается дагестанцев, район Лекисубани (Дагестанский квартал) в самом деле имеется в Цхинвали и видимо правда связан с былым присутствием здесь леков. Странно то, что о наличии общины леков в городе не сообщал ни Вахушти, ни документы 19-20 веков не свидетельствовали о проживании в Цхинвали дагестанцев.

Рискну предположить, что леки проникли и осели в Цхинвали во время так называемой осмалобы (османщины) в Восточной Грузии, непродолжительного периода в рамках первой половины 18 века, когда османское иго на грузинской земле достигло своего пика. Альянс османов и леков на основе суннизма известен. Пользуясь ситуацией, леки легко могли обосноваться в одном из районов Цхинвали. Окончанию засилья османов в Восточной Грузии способствовала активность Надир-шаха, кроме всего прочего выступившего и заклятым врагом Дагестана. С уходом из Восточной Грузии османов, Цхинвали, как место, ставшее теперь неблагоприятным для леков, даже опасным (их могли перебить местные грузины, или вырезать сарбазы Надира), был ими покинут, после них осталось только имя занимаемого ими квартала (убана).

Любопытно вот еще что. Сам термин Лекисубани грузинский, именно грузины называли дагестанцев леками, как и "убани" слово из грузинского языка, как и сама форма словосочетания леки-с-убани сугубо грузинская. Несомненно, что название Лекисубани имеет грузинское происхождение, его могли дать грузины, точнее, грузиноязычные жители города, чьими соседями оказались обитавшие тут леки. Остаев, пытавшийся выставить грузин поздними пришельцами, старавшийся нивелировать значение грузинского языка в истории Цхинвали, даже не обратил внимания на явную грузинскую этимологию термина Лекисубани, одного из кварталов города, о котором сам же и упомянул.

Сами осетины населяли город ввиду разных обстоятельств. Помимо коренных, в десятки коленах, осетины часто становились жителями Цхинвала, благодаря, скажем, наградам за доблестную воинскую службу властям, как, например, Дасцыко Хетагуров, получивший в черте города земли; другие, как лесопромышленник Сави Парастаев и богатей Тикун Карсанов, основавшие гильдию осетинских предпринимателей в Цхинвале. Селились здесь по экономическим мотивам. Пора Джиоев, известный просветитель, для реализации в Цхинвале своих профессиональных навыков. Осетины были представлены во всех сферах жизни столицы.


В биографии Парастаева сообщается, что родился он в Джаве, жил и предпринимательской деятельностью занимался в Тифлисе. В Цхинвали он переехал лишь после установления в Грузии советской власти и образования ЮОАО, чьим административным центром и сделали Цхинвали. С той поры началось массовое заселение города осетинами, и Парастаев был в этом потоке. С тем, что осетинская доля населения выросла в советское время, в принципе никто и не спорит. Насчет Парастаева нужно знать, что в Цхинвали он стал жить только при коммунистах, как и большинство остальных цхинвальских осетин. В сущности, в Тифлисе Парастаеву делать было больше нечего, большевики отобрали его имущество, разорили дело. В противном случае, при грузинских меньшевиках, он так и остался бы тифлисским промышленником осетинского происхождения.

Статус города, в нашем нынешнем понимании, Цхинвалу восстановили лишь после образования Юго-Осетинской Автономной области. Понятно, что для этого недостаточно было одного решения вышестоящих властей. Необходимо определенное количество населения, культурной прослойки, административные структуры, соответствующая городская инфраструктура. С приходом Советской власти были созданы все условия для воплощения указанных факторов. Что было важно в особенности после геноцида 20-х годов. Именно тогда происходит очередное возрождение Цхинвала. И он из небольшого городка, где проживали торговцы, ремесленники, учителя постепенно превращается в промышленно-культурный центр с заводами, фабриками, театром, музеем, институтом, многочисленными училищами.


Здесь, завуалированно Остаев говорит то, о чем давно пишут грузинские авторы. Действительно, именно советская власть искусственными методами постепенно превратила этот небольшой грузинский поселок в относительно крупный осетинский город, с той целью, чтобы искусственно созданная автономная область не выглядела совершенно неполноценной.

Еще в июне 1920 года Джугели в своих записках "южно-осетинской столицей и сердцем Южной Осетии" называл Джаву, никак не Цхинвали. И считал он так, потому что Джаву своей столицей считали тогда в первую очередь сами красные осетины, ибо Джава тогда была крупнейшим осетинским селением по южную сторону Кавказского хребта. Объявить столицей Цхинвали, равно как и включить в ЮОАО Ахалгорский район, было решением Москвы, где прекрасно понимали, что ограниченная одной Джавой и Джавским районом юго-осетинская автономия так и останется совершенно неполноценной.

Осетинская интеллигенция, в порыве возрождения древней столицы, зачастую предпочитает работать и жить в Цхинвале, редко прельщаясь возможностью выезда, в том числе и в Россию, в более благоприятные условия. И это зачастую касается не только осетин юга страны.


Древняя столица? Древней столицей какого государства был Цхинвали?

Надо сказать, что, несмотря на все попытки Грузии на протяжении столетий, осетины никогда не воспринимали Цхинвал как один из городов царской или советской Грузии, а всегда непосредственно как административный центр юга Осетии, столицу своей страны, древнее национальное наследие.


Странное дело, Остаев расписывает как "осетины никогда не воспринимали Цхинвал как один из городов царской Грузии", как считали его "столицей Осетии, древним национальным наследием", тогда как осетинские предания говорят о другом. В самом деле, откуда известно Остаеву как воспринимали средневековые осетины Цхинвали?

Про советский период спорить не стану, тут скорее он прав, да и время недавнее, есть память о настроении тех поколений, есть осетинские документы. Да, в советский период цхинвальские осетины видимо и вправду не воспринимали себя частью Грузии, или по крайней мере всецело органической ее частью. Это тем более правдоподобно, учитывая тот факт, что Цхинвали пополнялся за счет кадров из Северной Осетии, где вполне естественно смотрели на Грузию как на чужую, соседнюю республику, и привносили такое восприятие с собой в Цхинвали.

Но как там по поводу более раннего времени, в частности, периода позднего средневековья, откуда до нас дошли устные народные предания Осетии? Остаев тогда не жил, и никто не жил, чтобы безосновательно судить о том какие настроения бытовали в осетинском обществе, в частности, что там думали о Цхинвали, смотрели на него как на город Грузии, или полагали, что он часть Осетии, для этого ничего иного не остается, как обратиться к осетинским преданиям. Так вот, в этих преданиях не находим подобных фактов, будто в 15-18 веках осетины считали Цхинвали своим городом и "национальным наследием". Остаев всего лишь выдал желаемое за действительное.

Ни навязывание грузинского языка, ни пропаганда грузинской культуры, ни проведение отдельных мероприятий, не сделали Цхинвал грузинским городом.


Топоним Цхинвали (Крцхинвали) грузинский, запросто переводится с грузинского языка, и кроме того, он зафиксирован в средневековых документах; а армянский автор пишет, что в армянской цхинвальской церкви начала 18 века строительная надпись выполнена на грузинском, и это при том, что у армян была и есть собственная письменность - и не взирая на такие факты, Остаев твердит о "навязывании грузинского языка" и "пропаганде грузинской культуры", будто ни грузинской культуры в Цхинвали не было, ни грузинский язык в нем не доминировал, будто все это хотели навязать извне, из Тбилиси, и навязать недавно, когда ЮОАО входила в состав ГССР.

Остаев заявляет, что ничто не сделало Цхинвали грузинским городом, он подводит к мысли, что таковым он никогда и не был, но напротив, Цхинвали город исторически осетинский. Тогда пусть объяснят, какие исторические следы остались от осетин в Цхинвали? Армянскую (19 в.) и грузинскую (18 в.) эпиграфику мы рассмотрели, это следы пребывания обоих народов; есть свои следы и у третьего традиционного этноса этого города, у евреев.

Есть версия, что в Цхинвали когда-то существовало семь синагог, из них до сегодняшнего дня к сохранилась только одна, хотя и одной в данном случае достаточно. В конце 19 века в Цхинвали поселился литовский раввин Авраам Хволис, он открыл здесь школу и синаногу. Ныне здание этой синагоги находится в заброшенном состоянии, еще и со следами повреждений от военных действий, в опустевшем еврейском квартале города. Но факт, что синагога эта функционировала еще в позапрошлом столетии, что свидетельствует о наличии значительной еврейской общины.

Какие следы пребывания в Цхинвали осетинского этноса раннее 20 века может предоставить Остаев? Даже дагестанцы смогли оставить после себя след в виде имени кратковременно обжитого квартала. Для тезиса об осетинском городе Цхинвали (до 20 в.) нужны аргументы, их Остаев так и не предоставил.

0

18

Осетины в Грузии

05.10.2008

Анзор Тотадзе, доктор экономических наук, профессор.

Первоначально появление в Грузии осетин было обусловлено их разгромом монголами и Тамерланом на равнинах Северного Кавказа. В результате этих походов осетины вынуждены были покинуть места своего проживания и искать убежище в высокогорных ущельях Центрального Кавказа.

Во второй половине XIII в. нашествие монголов и установление их господства значительно ослабили Грузию, резко сократилось население равнин, что способствовало проникновению в окрестности Шида Картли (Внутренней Картли) осетинских военных отрядов. Это отвечало и интересам монголов, которые считали осетин опорной силой для проведения захватнической политики в Грузии. Действительно, как пишет грузинский летописец Жамтаагмцерели, в 1292 г. «начали осетины разорять, уничтожать, грабить и заполнять Картли».

В начале XIV столетия грузинский царь Георгий Блистательный осуществил важные мероприятия для установления мира в стране, очистив ее от монголов, а также уничтожил и изгнал осетинские военные отряды. После этого в течение двух столетий в грузинских источниках не упоминаются компактные массы осетин. Как выясняется из соответствующих литературных источников, новые поселения осетин в горной Картли появились в конце XVI в. Это подтверждает и сообщение русского посла в Грузии о поселении в этих местах около 200 осетин. В XVII–XVIII вв. осетины постепенно расселяются в горной Картли, хотя здесь были скудные земли и весьма неблагоприятные условия для жизни. Историк первой половины XVIII в. Вахушти Багратиони отмечал, что в этих местах «плодородие… скудное», осетины зерновые «не могут сеять в большом количестве из-за безземелья и каменистости». Поэтому естественным было стремление осетин к югу. Этому способствовало и то, что в постоянных боях с врагом население равнинной Картли уменьшилось и его пополнение происходило за счет жителей горной местности. Покинутыми ими жилищами в свою очередь завладевали осетины. Такой процесс наблюдался и в ХХ в. Известно, что в результате массового переселения грузин в долины из горного региона Восточного Кавкасиони начались самовольные переселения сюда населения из регионов Северного Кавказа, приводившие к попыткам захвата грузинской территории.

Указанный процесс подтверждается и соответствующими источниками. В частности, согласно одной купчей первой половины XVII в., население села Верхняя Джава по какой-то причине оказалось истребленным и впоследствии князья Мачабели заселили его осетинами. Этот процесс не остался вне поля зрения и Вахушти Багратиони. «В местностях этой горы сколько мы осетин записали, до них обитали здесь грузинские крестьяне. Затем владетелями мест этих переселены были сюда осетины, и грузины спустились на равнину, поелику от врагов на равнине человеки уменьшились» (1) (!)

Таким образом, в этот период в горных районах Картли в брошенных грузинами домах обосновываются осетины. Анализируя карты Вахушти Багратиони, доктор исторических наук Дж. Гвасалиа справедливо указывает, что «компактных поселений осетин в предгорных районах Внутренней Картли и долинах не существовало, такие поселения были только в начале ущелий». Территория, заселенная осетинами, в тот период охватывала только горный северный регион так называемой Юго-Осетинской автономной области.

Поселение осетин на внутренних равнинах Шида Картли началось с конца XVIII в., и процесс этот продолжался вплоть до последнего времени. Этому способствовали, кроме стремления осетин поселиться на плодородных равнинах Картли, интересы грузинских феодалов: им необходимо было пополнять в своих владениях поредевшее в результате вражеских вторжений и межфеодальных войн крестьянское население. На это указывает и свидетельство, приведенное в «Жизни-завещании» секретаря царя Ираклия II Иэсе Бараташвили: «Отправил я человека к осетинам, дабы сыскать осетин. Много истратился, обещают, да не видать пока что ничего, - может, умножатся работники».

Неподкупные цифры

Осетины в XVII–XVIII вв. и в первой половине XIX в. в Грузии проживали в незначительном количестве. Массовое их переселение из нынешней Северной Осетии – их исторической родины – началось с 1860 г. Достоверные сведения об этом приведены в энциклопедии Брокгауза и Ефрона. В частности, в 1860 г. число осетин в Северной Осетии равнялось 47 тысячам, в Грузии же, в горной Картли, проживало 19 тыс. осетин. Следовательно, в Северной Осетии в тот период насчитывалось более чем в 2,5 раза больше осетин, чем в Грузии. Известно также, что в 1833 г. в Российской империи проживало 36 тыс. осетин, и, если принять во внимание приведенную пропорцию, в 1833 г. в Грузии численность осетин составляла 14 тыс. человек. По другим источникам того же периода, в Грузии проживали 14 тыс. осетин (2).

В связи с переселением в Грузию осетин интересно также сведение, приведенное в той же энциклопедии о числе осетин 1880 г. Так, численность осетин в Северной Осетии достигала 59 тыс. человек, в Грузии – уже 52 тысяч. Таким образом, за 20 лет – с 1860 по 1880 г. – число осетин в Северной Осетии возросло на 12 тысяч, т.е. в 1,2 раза, в Грузии же – на 33 тысячи, или в 2,7 раза.

Заслуживает внимания то, что проживающие в Северной Осетии 47 тысяч осетин за 20 лет увеличились на 12 тысяч, проживающие же в Грузии 19 тысяч осетин – на 33 тысячи. За всю историю человечества ни в одну эпоху и ни в одной стране такой естественный прирост населения за столь короткий период не имел места. Это указывает лишь на то, что именно в этот период из Северной Осетии в Грузию осетины переселяются на жительство в большом количестве. Можем точно определить их число. В частности, известно, что в конце 70-х годов XIX в. в Грузии на каждую тысячу осетин в среднем в год рождалось 35,7 ребенка и умирало 14,3 человека (3). Следовательно, естественный прирост среди осетин на каждую тысячу населения составлял 21,4 человека. Если в 1860 году в Грузии численность осетин равнялась 19 тыс., а в 1880 – 52 тыс., то в этот период в Грузии в среднем ежегодно проживало приблизительно 35 тыс. осетин. Следовательно, естественный пророст осетин за год составлял 749 человек (35…21,4), а за 20 лет – 14 980 чел. Таким образом, если в 1860–1880 гг. число осетин в Грузии возросло на 33 тыс. человек, при этом естественный прирост равнялся 14 980 чел., то ясно, что остальные 18 020 осетин переселились сюда из Северной Осетии, т.е. почти столько же, сколько проживало в Грузии в 1860 г. Вместе с тем необходимо принять во внимание одно существенное обстоятельство. Уже отмечалось, что в 1870-е годы на каждую тысячу осетин, проживающих в Грузии, в год умирало 14,3 чел. Для того периода это очень низкий показатель смертности, поскольку на каждую тысячу представителей других национальностей умирало почти вдвое больше. Для объяснения этого явления надо учесть, что из Северной Осетии в Грузию переселялись в основном люди молодые и среднего возраста, среди которых смертность низкая.

Следовательно, в 60-е годы XIX .в. осетины массово переселяются из Северной Осетии в Грузию. Они селятся на равнинах Картли, не испытывая при этом никаких притеснений. Компактные поселения осетин появляются на правом берегу Куры (Мтквари) в нынешнем Карельском р-не, в Боржомском р-не (например, в Бакуриани в 1885 г. проживал 71 осетин) и др.

Интенсивное заселение осетинами картлийских и кахетинских равнин продолжается и в XX в. Если в 1926 г. число осетин в Грузии равнялось 113 тысячам, из которых 60 тыс. проживали на территории так называемой Юго-Осетинской АО, а 53 тыс. – за ее пределами, то в 1989 г. их число возрастает до 164 тыс., из них 65 тыс. проживали на территории области, почти 100 тыс. – за ее пределами, в основном в городах и районах Восточной Грузии.

Анализ приведенных выше данных показывает, что за 1926–1989 гг. численность осетин в так называемой Юго-Осетинской АО повысилась незначительно – на 4,8 тыс., или на 8%, осетин же, проживающих за ее пределами, – на 47 тыс., т.е. на 87%. Это результат того, что осетины из Северной Осетии и так называемой Юго-Осетинской АО переселились в города и районы Грузии. Следовательно, этническое освоение осетинами территории Грузии на протяжении XX в.происходит весьма интенсивно. Возросло число осетин и в Тбилиси. Если в 1886 г. в Тбилиси проживало 314 осетин, в 1922 г. – 1446, то в настоящее время – уже 33 тыс., т.е. за столетие их численность столице республики увеличилась в 105 раз, а за последние 60 лет – в 23 раза. Действительно, как показали материалы переписи населения 1989 г., половина проживающих в Тбилиси осетин (16 тыс.) родилась в Тбилиси. В самом Цхинвали, столице так называемой АО, в прошлых веках осетины никогда не проживали. Цхинвали всегда был грузинским городом.

Из истории Цхинвали

Археологические раскопки в Цхинвали и его окрестностях свидетельствуют о том, что это был один из древнейших населенных пунктов Грузии. По мнению профессора Ш. Месхиа, известного исследователя истории городов и городского уклада феодальной Грузии, Цхинвали являлся важным населенным пунктом и в дохристианскую эпоху.

Название Цхинвали происходит от грузинского названия граба – «рцхила». В древнегрузинском это дерево именовалось «крцхила», поэтому в древних грузинских источниках Цхинвали упоминается как Крцхинвали. В одной грамоте 1344 г. он назван пунктом, населенным купцами, чему, несомненно, способствовало его расположение. Как город Цхинвали впервые упоминается в Мцхетской грамоте 1392 г. По сведениям исторических источников, в XIV–XVI вв. в Цхинвали проживали крепостные монастыря Светицховели. Еще в XVIII в. мцхетскии католикос имел в Цхинвали крепостных купцов.

Согласно Вахушти Багратиони, в первой половине XVIII в. в Картли было 14 значительных торговых пунктов, главнейшими из которых были два города – Тбилиси и Гори. Остальные двенадцать были “малыми городами”, из них особо выделялся Цхинвали. Грузинский политический деятель второй половины XVII в. А. Амилахвари в своей “Истории Грузии” упоминает о Цхинвали как о “всегда картлийском городе” и ставит его на второе после Гори место по своему значению. В тот период Цхинвали считался царским городом.

Цхинвали как город имел крепостные сооружения. В соответствующих документах упоминается Цхинвальская крепость и “крцхинвальская крепостная стена”, укрепленная специальным рвом. Как отмечает проф. Ш. Месхиа, к городам позднефеодальной Грузии, защищенным, кроме крепости, городскими стенами и другими крепостными сооружениями (рвы, башни), относились Тбилиси, Гори, Ахалцихе, Кутаиси, Цхинвали.

Интересно, что, согласно Вахушти Багратиони, известный грузинский полководец Георгий Саакадзе являлся “моурави Тбилиси, Цхинвали и Двалети”. Вместе с тем цхинвальское моуравство в течение довольно долгого времени было даровано царем членам княжеского рода Амилахвари, однако иногда Цхинвали обходился без моурави, обязанности которого выполнял какой-нибудь чиновник.

С учетом вышеуказанного и множества других исторических документов можно с уверенностью утверждать, что Цхинвали наряду с другими городами активно участвовал в экономической жизни Грузии.

Сведений о численности населения Цхинвали в XVIII в. и более ранние периоды почти не сохранилось. Известно лишь, что по переписи 1770 г. в Цхинвали было 700 дымов. Однако из литературных источников и документов различного периода нам точно известен этнический состав населения города. В частности, здесь с древнейших времен проживали грузины, евреи, позднее появляются армяне. Представители других народов никогда не проживали в Цхинвали. Как отмечал Вахушти Багратиони, «на берегу Большой Лиахви есть небольшой город Крцхинвали, с благодатным климатом, живут в нем грузины, армяне, евреи» (4). Аналогичные сведения о национальном составе населения Цхинвали встречаются и в «Дастурламали» царя Вахтанга VI. В частности, цхинвальское население обязано было ежегодно поставлять царю 28 кувшинов вина, обрабатывать виноградники помещика и др. Вместе с тем они «иногда должны были поставлять куницу, и грузин, и армянин, и еврей; и урожай, который они получают, привозить» (5). Цхинвали и в целом Шида Картли во всех грузинских источниках рассматриваются как неотъемлемая часть Картли. Например, у Вахушти Багратиони читаем: «И стоял царь Луарсаб (речь идет о царе Картли Луарсабе II, царствовавшем в 1606–1614 гг. – А.Т.) в Крцхинвали, твисни (6) всех стран придут молиться (7).

Несколько слов о том, что обусловило проживание в Цхинвали еврейского и армянского населения.Цхинвали, как и Они (8), где также в большом количестве проживали евреи, находился на перекрестке дорог, ведущих из Северного Кавказа в Картли, Верхнюю Рачу и потому с самого начала являлся значительным торговым пунктом. В грузинских же городах, как известно, торговля находилась в основном в руках армян и евреев.

Национальный состав населения Цхинвали не изменился на протяжении всего XIX в. Как подтверждают переписи населения и другие документы, в Цхинвали проживали опять же только грузины, евреи и армяне. В этот период он уже не именуется городом, его всюду упоминают как грузинское село. В частности, об этом сообщают русские чиновники, проживающие в Грузии в XIX в.

Еще в первой половине XIX в. русские генералы неоднократно упоминают в официальных документах о разорении грузинских сел осетинами, грабежах, насилиях и убийствах грузин со стороны осетин Для искоренения этого зла они считали необходимым проведение соответствующих мер. Так, генерал Тормосов в 1809 г. приговаривает к смертной казни через повешение пятерых осетин-разбойников. Позднее, в 1824 г., генерал Хонев докладывает генералу Ермолову: «Для того, чтоб прекратить беспрестанные нападения и грабежи со стороны осетин, предоставить жителям Карталинии защищать себя от хищников, подобно как жители Кахетии защищаются от лезгин, т.е. силою оружия; а за убийство ими хищника не подвергать преследованию законом, а посему и внушить как помещикам, так и жителям Карталинии, чтобы они безбоязненно преследовали злодеев, не страшась за то ответственности, но с тем, чтобы о каждом случившемся происшествии немедленно сами доносили местному начальству для произведения только дознания, что такой-то осетин точно убит при нападении и во время грабежа. Мщения же за кровь со стороны осетин жители Карталинии не должны страшиться, ибо ручаться можно, что осетины, видя их неустрашимость и всегдашнюю готовность отразить силу силою, никогда не посмеют и посягать на их жизнь»(9).

Как видно, убийства, грабежи, пленение людей со стороны осетин совершались в Горийском уезде столь часто, что генерал Ахвердов в рапорте, посланном генералу Тормосову, считает необходимым, «чтобы осетины, имеющие надобность быть в селениях грузинских, а особливо в селе Цхинвали, где они производят торговлю их изделиями, впускаемы были по билетам кн. Реваза Мачабели, а казенные кн. Эристова» (10).

Таким образом, русские генералы называют Цхинвали грузинским селом, в которое доступ осетинам был запрещен без специального разрешения.

Конкретные данные переписи населения отражают количество и национальный состав населения Цхинвали. В частности, согласно посемейным спискам в 1886 г., в Цхинвали проживало 3832 человека, из них 1135 грузин, 1953 еврея и 744 армянина (11).

Национальный состав населения Цхинвали изменился лишь в начале 1920-х годов, особенно после 1922 г., когда была создана Юго-Осетинская автономная область, столицей которой объявили Цхинвали. По переписи населения городов Грузии, проведенной в 1922 г., в Цхинвали проживало уже 613 осетин, прибывших в основном из горных сел. Это видно и из того, что, согласно переписи, большая часть осетинского населения пришлая и треть его не проживала в Цхинвали и одного года (12). Все население Цхинвали равнялось 4543 человекам, большинство из них опять же составляли грузины (1436), евреи (1651) и армяне (765). После этого начинается активное заселение Цхинвали осетинами. Это уже было обусловлено необходимостью комплектования национальными кадрами органов управления автономной области, разместившихся в столице Цхинвали, и ее преобразованием в политический, экономический и культурный центр. Уже в 1926 г. население Цхинвали составляло 5818 человек, из них 1920 грузин, 1152 осетина, 1772 еврея и 827 армян. Согласно данным этой переписи, число грузин, проживающих в Цхинвали, намного превышало численность осетин, однако в последующие годы количественное соотношение между ними быстро изменялось в пользу осетин.

В 1959 г. в Цхинвали проживали 4652 грузина и 12 432 осетина, а в 1989 году – лишь 6905 грузин и 31 537 осетин. Таким образом, раскинувшийся «на берегу Большой Лиахви» древнейший грузинский город искусственно почти полностью стал осетинским. В нем, помимо резкого нарушения количественного соотношения, следует принять во внимание и тот факт, что Цхинвали как столица автономной области превратился в центр только осетинской культуры.

Чего хотят грузины?

В настоящее время в результате «деятельности» осетинских экстремистов и искусственно созданного этноконфликта Цхинвали совершенно изменился. Неизвестно точное число покинувших город жителей, известно только, что на сегодняшний день грузин в Цхинвали почти нет.

Грузины требуют от осетин лишь мирного сосуществования, и это, естественно, вполне справедливое требование. Они верят, что разрешение всех противоречий вполне возможно в условиях взаимного доверия и доброй воли. Приведенные выше данные о населении Цхинвали ясно показывают, что грузины радушно приняли осетин в Цхинвали и были им добрыми соседями. По словам Якова Гогебашвили, «и сегодня грузины … ничего, кроме добра, другим не желают и просят только, чтобы им воздавали той же мерою, какою они отдавали другим».

Естественно, возникает вопрос, чем обусловлено создавшееся ныне положение в так называемой Юго-Осетинской автономной области? Прежде всего это результат того, что на протяжении десятилетий не уделялось должного внимания накопившимся острым проблемам в национальной и межнациональной сфере, явно игнорировались исторические факты. Наглядный пример тому – искусственное создание Юго-Осетинской автономной области и столь же искусственное определение ее границ. Осуждалось все, что было сделано в годы существования независимой Грузии для укрепления грузинской государственности. Обвинялись грузинские меньшевики за предпринимавшиеся ими меры против выступлений осетинских экстремистов, направленных против независимости Грузии.

Деформацию претерпел и осетинский национальный патриотизм. В течение десятилетия осетинская пресса заполнилась статьями, пронизанными национальным высокомерием и сознанием собственного преимущества. Почти все грузинские фамилии окрестили осетинскими. Многие видающиеся деятели Грузии было объявлены осетинами. Даже Георгия Саакадзе сочли осетином по происхождению. Правда, и «дым Отечества приятен», но всему есть предел.

Ложно понятый патриотизм привел к тому, что сегодня осетинские сепаратистские силы и осетинские экстремисты делают все, чтобы нарушить территориальную целостность Грузии, пытаются натравить друг на друга грузинский и осетинский народы. Это – и результат того, что на протяжении десятилетий на научном уровне мы не решали национальные проблемы, не говорили правды об объективных причинах расселения других народов на нашей территории, все рассматривали лишь с позиций «интернационализма». Это было почти равносильно преступлению и, как сказал один философ, одно преступление повлекло за собой другое. Из-за осетинских экстремистов грузины Самачабло на своей родной земле стали беженцами. Тысячи грузин были вынуждены покинуть землю своих предков и искать убежище в районах Картли и Тбилиси. Их дома были или полностью разрушены, или сожжены дотла. Так были вознаграждены грузины за свою историческую терпимость по отношению к осетинам, за предоставленную тем возможность селиться и обустраиваться на грузинской земле, за то, что на протяжении многих лет замалчивались необоснованные претензии осетин. Против нас же и обернулся завет нашего предка: «Вражде со своими соседями я опять же предпочел терпение». Эти терпение и уступчивость и то, что в свое время не была сказана правда, привели к тому, что мы имеем на сегодняшний день.

К сожалению, именно в это время российские средства массовой информации вещали, и по сей день вещают только о том, как грузины притесняют, истребляют осетин, уничтожают население Цхинвали, грабят общественные здания и др. Они в свое время не хотели называть явления своими именами и замалчивали факты зверского убийства первобытными методами грузинского населения и грузинских милиционеров, в частности, то, как хватают живущих там безвинных грузин, обливают бензином и заживо сжигают, как продевают веревку через пятку и, привязав к лошади, пускают ее вскачь (1990–1992 гг.).

Умалчивание, поощрение крайне опасного деяния экстремистов и выворачивание фактов наизнанку продолжаются по сей день.

Маленький экскурс к «берегам Дона»

Как известно, дон – "осетинское" слово и означает воду. Говорят, отсюда произошло и название реки Дон, а также названия протекающих по исторической родине осетин рек Гизельдон, Фиагдон и Ардон и соответственно Ардонского ущелья. Также "осетинскими" по происхождению считают названия рек Днестр и Днепр. Фантазия некоторых «ученых» простирается еще дальше: они и название Лондона объявляют осетинским по происхождению. Это их дело. Дон, Ардон, Фиагдон, Лондон… Пусть все на свете «доны» и все на свете слова, включающие в себя частицу «дон», будут осетинскими. Нас это не касается. Тем более, что в Грузии нет ни Дона, ни Ардона, ни Гизельдона, Фиагдона и вообще топонимов с этой частицей. Да и не может быть, потому что они распространены только на территории исторической родины осетин в Северной Осетии.

Это еще одно свидетельство того, что исторически осетины никогда не проживали в Грузии. На главном водоразделе Кавказского хребта сохранились осетинские топонимы лишь у рек, которые берут начало на северной его стороне. К югу, на территории Грузии, нет ни одного названия реки, включающего частицу «дон», и все названия суши и рек обозначены грузинскими словами.

Надо отметить, что до XIX в. не существовало ни одного исторического документа, где горные районы Шида Картли назывались бы Юго-Осетией. Проживающим тогда в горной Картли осетинам и в голову бы не пришло утверждать, что они живут в Осетии, ибо им было хорошо известно, что они пришли на грузинскую землю «хизанами», т.е. крестьянами, добровольно обязавшимися выплачивать помещику барщину. Шида Картли всегда была неотъемлемой частью Грузии. В одном из документов Ираклий II предупреждает вероломных осетин, что если они не подчинятся его приказу, «на вас обрушится такой мой гнев, какой еще не испытывал человек, и в наше отечество ваш род впускать не будем». Да, Шида Картли всегда была «нашим отечеством», но чиновники существовали во все времена, и в 1860-е годы они преднамеренно придумали два термина – «Северная Осетия» и «Южная Осетия», которые и пустили в обращение. Таким образом, определенные силы всегда были заинтересованы в таком разделении Осетии для проведения колониальной политики. Именно эти силы вызвали нынешний конфликт в Самачабло. Как справедливо отмечают, если следовать этой логике, то районы Грузии, населенные армянами, надо называть Северной Арменией, населенные азербайджанцами – Западным Азербайджаном, а населенные греками – Восточной Грецией. Существует лишь одна Осетия, она находится на Северном Кавказе и ей необходимо вернуть историческое название без всякого определения.

Представители СМИ обязаны учесть все, о чем мы говорим и документально убедиться (к счастью, это нетрудно, поскольку мы указываем источники) в нашей правоте и не способствовать обострению межнациональных отношении в нашей республике, объявляя нам настоящую информационную войну. Крайне обидно, что средства массовой информации России, скорее, ее экстремистские силы, до сих пор продолжают эту войну. Они выступают в роли защитников якобы законных интересов осетин, дестабилизируя ситуацию, обостряя положение не только в Грузии, но и на южных рубежах собственной страны.

Часто недобросовестным журналистам совершенно безразлично, кто исторически проживал на той или иной территории, каковы перспективы развития коренных народов на их родине, какова их дальнейшая судьба. Однако, согласно известному изречению, если выстрелить в прошлое из ружья, будущее ответит пушечным выстрелом.

Чем мы обидели осетин?

В Грузии всегда уделяли внимание развитию осетинского языка и литературы, преподаванию в школах на осетинском языке. Еще в XVIII в. грузинские миссионеры проявляли заботу о просвещении осетинского народа. Именно в результате их усилий в 1764 г. во вновь возведенной крепости Моздок открылась первая в истории осетинского народа школа. Эта школа была единственной не только во всей Осетии, но и на всем Северном Кавказе. Как отмечает осетинский историк Г. Тогошвили, «авторами прогрессивной идей открытия школы были грузинские деятели. Она имела прогрессивное значение в культурной жизни осетинского народа. Осетины, воспитанные в этой школе, сыграли положительную роль в деле развития культуры осетинского народа» (13).

Забота грузинского народа о развитии осетинского языка и литературы, об обучении в школах на родном осетинском языке не прекращалась и в ХХ в.Нельзя забывать и о том, что в ХIХ в. в Горийском и Тбилисском духовных училищах и семинариях обучалось большое количество осетинской молодежи. Впоследствии многие из них стали видными общественными деятелями и внесли значительный вклад в школьное образование и в культурную жизнь народа на своей исторической родине.

Известно и то, что в первой половине XIX в. по приказу Ираклия II Иоанн Иалгузидзе, впоследствии наиболее известный осетинский деятель того времени, получил образование в Грузии. Он вначале изучил грузинскую грамоту у архимандрита монастыря Иоанна Крестителя, затем в монастыре Давид-Гареджи овладевал грузинской грамматикой, риторикой, физикой, метафизикой, литературой. Можно привести много подобных фактов, однако достаточно отметить, что грузинский писатель Даниэл Чонкадзе, будучи знатоком осетинского языка, преподавал его в Тбилисской духовной семинарии. Ему принадлежит большая заслуга в деле собирания осетинского устного народного творчества. Записанные им образцы были изданы в Петербурге в 1868 г. Кроме того, он перевел на осетинский язык несколько произведений грузинской художественной литературы.

Неоценимый вклад в изучение и развитие осетинского языка внес грузинский ученный, академик Георгий Ахвледиани, большинство научных кадров осетин подготавливались в тбилисских научных учреждениях. Следует отметить и то, что основанное в 1906 г. в Тбилиси «Общество осетинского издательства» в 1907 г. выпустило в Тбилиси осетинскую газету «Ног цард» («Новая жизнь»). Для проживающей в Тбилиси осетинской молодежи им была создана школа, в которой обучение велось на осетинском языке. Этим же обществом был организован драматический кружок, в 1906 г. показавший зрителю первый спектакль. Примечательно и то, что первый осетинский государственный драматический театр был создан в Грузии в 1931 г. при содействии грузинской общественности. В 1932 г. в Сталинири (нынешний Цхинвали) был открыт педагогический институт, что было значительным событием в культурной жизни осетинского народа.

Несмотря на такое внимание и заботу грузинской общественности о развитии осетинского языка и осетинской культуры в целом, с первых дней создания Юго-Осетинской АО осетинский ЦИК принимает множество незаконных решений, направленных против Грузии. Например, в 1923 г. было принято постановление ЦИК «О принятии осетинского языка как государственного в пределах автономной области». В постановлении было указано: «Постепенно ввести внутри Юго-Осетинской автономной области родной осетинский язык во всех государственных и партийных учреждениях. Языком межреспубликанского общения оставить русский язык и потребовать от республики вести взаимоотношения с Юго-Осетией на упомянутом русском языке». Таким образом, на исторической территории Грузии был отвергнут грузинский язык. Многие аналогичные факты «не замечали», что создавало благотворную почву для деятельности сепаратистских сил. Именно поэтому вопросы, возникавшие в сфере межнациональных отношений, лишь накапливались, но не решались, что впоследствии проявилось со всей силой.

В настоящее время имеется возможность восстановить истину. Как отмечает осетинский историк Т. Тогошвили, в XVIII в. грузинский язык и грузинская письменность были широко распространены среди осетин, особенно в высших социальных кругах. Если в наше время раздался призыв «вести отношения с Юго-Осетией на русском языке», то в XVIII в. письма осетин к русской администрации зачастую писались на грузинском языке. Осетины знали грузинский язык, писали по-грузински и употребляли грузинскую графику не только в Грузии, но и на своей родине – в Северной Осетии. Небезынтересно, что в 1747–1753 гг. при переводе грузинских духовных книг на осетинский язык была использована грузинская церковная графика. Грузинский историк М. Джанашвили указывал, что при царе Ираклии II грузинским церковным шрифтом на осетинском языке были изданы духовные книги и он лично видел изданную таким образом в 1753 г. осетинскую книгу.

Следует отметить что влияние грузинской культуры и грузинского языка на осетинскую культуру многосторонне и значительно. Об этом свидетельствует и тот факт, что терминология, связанная с христианством, в осетинском языке практически вся грузинская: дзуар (осет.) – джвари (груз.), куири – квира, Таранджелос – Мтаварангелози, мархо – мархва, Микалгабирта – Микел-Габриэл, Чиристи – Христэ, Мариам – Мариами, деканози – деканози и множество других слов.

Население Грузии многонационально. Естественно, развитие языков всех проживающих в ней народов не может стать предметом равной заботы грузинского государства. Оно должно уделять внимание всестороннему развитию лишь грузинского и абхазского языков. Заботы об этих двух языках мы не можем потребовать ни у одной другой страны, несмотря на то, живут ли в ней грузины и абхазы или нет. Что же касается языков остальных проживающих в нашей республике народов, должно быть обеспечено их свободное употребление. Это значит, что те представители других народов, которые не владеют свободно грузинским языком, имеют право на ознакомление с необходимыми документами на их родном языке с тем, чтобы они могли выступать на этом языке на различных собраниях, по радио, телевидению и в прессе. Все это обеспечено.

В частности, на языках других народов, проживающих в Грузии, в республике выходят журналы, газеты, на этих языках работают театры и т.д. Аналогичное можно отметить относительно осетинского языка, основным очагом развития которого должна быть Северо-Осетинская республика.

Ввиду вышесказанного моральным и юридическим долгом проживающих в Грузии «близких нам горных осетин», как говорится о них в одном из источников XVII в., является отстаивание интересов нашей республики, борьба вместе с грузинским народом за укрепление ее независимости и за благополучие нашей страны.

***

Замечательный осетино-абхазский нартский эпос заканчивается тем, что каждый из нартов сам роет себе могилу. Таков трагический конец, который предопределила им судьба. То, что происходит сегодня в так называемой Южной Осетиии, как раз и есть рытье могилы себе осетинскими экстремистами, только с той разницей, что они не щадят ни грузин, ни осетин, не хотят видеть историческую истину, пытаются направить нации по пути агрессии. Они напоминают одного из персонажей эпоса – Сырдона, погубившего нартов. Народ должен пресечь всякую подобную попытку.

Трудно забыть все, что происходит сегодня, но главное – грузинский народ не связывает деяния абхазских и осетинских экстремистов с абхазским и осетинским народами и хочет верить, что происшедшее не выражает общего настроения всех абхазов и осетин.

В критические моменты истории могущество грузинского, абхазского и осетинского народов всегда определялось в первую очередь преданностью друг другу. Если мы хотим заботиться о своем народе и своей стране, то должны быть по-прежнему верны этой идее. Каждый из нас всегда должен помнить, что рознь и упрямство никогда не принесут счастья нашим нациям.

В заключение следует отметить: если бы абхазов (так же, как и осетин), среди которых число мужчин в возрасте от 16 до 50 лет составляет приблизительно 18 тысяч, не поддержали реакционные силы извне, невозможно представить, чтобы они начали такую несправедливую войну против грузин, ведь у абхазов не только армии и вооружения, но и ни одного танка никогда не было . Наивно утверждать, что войну вызвало передвижение в Абхазии, т.е. в пределах своего же государства, грузинских вооруженных сил, скорее, экстремистские силы России поддерживали абхазов военной техникой, живой силой и материальными ресурсами. Однако в приведенных выше цитатах царских генералов больше сочувствия к грузинам, чем у телевидения России и некоторых средств массовой информации, причем мотивы этого совершенно очевидны.

Но все это не должно помешать вечной дружбе русского и грузинского народов, которую бережно поддерживают представители русской и грузинской интеллигенции. Вот что писал, например, в своей книге, изданной в 1902 г. в Санкт-Петербурге, И.К. Канадпев, проживший двадцать лет на Кавказе: «Должно ли правительство допустить, чтобы погибло грузинское дворянство, оказавшее так много важных услуг России со времени присоединения к ней Грузии?…Присоединение Грузии… принесло ей огромную пользу в том отношении, что границы ея пришли в соприкосновение с Турцией и Персией, дав возможность русскому правительству оказывать непосредственное влияние на оба государства. Кроме того, с присоединением Грузии Кавказские горцы оказались окруженными со всех сторон, что неминуемо должно было вести к покорению их, а следовательно, и к прекращению условий, препятствовавших мирному, культурному развитию Северного Кавказа» (15).

Можно в чем-то не согласиться с автором этих строк, однако в них звучит доброе отношение к грузинам. Вообще лучшие представители русской интеллигенции всегда с сочувствием относились к справедливой борьбе нашего народа против колониальной политики царизма. В опубликованных в 1887 г. в Петербурге «Кавказских очерках» читаем: «Мы, русские, никогда не должны забывать, что не завоевывали Грузию мечом, что мы равноправные братья грузин, а не могущественные властители. Мы не должны забывать, что грузины вошли в нашу семью для того, чтобы остаться грузинами, поэтому мы должны уважать все грузинское, достигнутое историей, каждым грузином, любую национальную святыню, любые обычаи ихние, ровно как уважаем и поддерживаем все свое. Союз между братьями заключается в том, чтобы братски помогать, сочувствовать друг другу, а не в том, чтобы уничтожать друг друга».

Именно такое сочувствие к национальным проблема, взаимное уважение и общие горести заложили основу замечательной дружбы русской и грузинской интеллигенции, сплачивая ее как в прошлом, так и на протяжении 70 советских лет. Сохранение, дальнейшее развитие и расширение этой дружбы – обязанность нашего поколения.

Примечания

1. Вахушти. История царства Грузинского. Тбилиси, 1973. С. 363–364.

2. Тифлисские ведомости. 1830. № 72.

3. Сборник сведений о Кавказе. Т. IX. Тифлис, 1885. С. 238, 267.

4. Вахушти. Указ. соч. С. 37.

5. «Дастурламали» царя Вахтанга VI. Тбилиси, 1888. С. 122.

6. Твисни – груз. сородичи, свои.

7. Вахушти. Указ. соч. С.421.

8. Они – небольшой город в грузинской провинции Рача.

9. Акты Кавказской археографической комиссии. Т. VI. Тифлис, 1870. С. 690.

10. Акты Кавказской археографической комиссии. Т. IV. Тифлис, 1870. С. 460.

11. Свод статистических данных о населении Закавказского края, извлеченных из посемейных списков 1886 года. Тифлис, 1893.

12. Итоги переписи населения городов Грузии от 30 ноября 1922 г. Ч. I. Вып. 2. Тбилиси, 1923. С. 36.

13. Статистические материалы об экономическом и социальном развитии союзных и автономных республик, автономных областей и округов. М., 1989; Народное хозяйство СССР в 1989г. М., 1990.

14. Тогошвили Г. Грузино-осетинские взаимоотношения в XV–XVIII вв. Тбилиси, 1969. С. 241 (на груз. яз.).

15. Канадпев И.К. Очерки закавказской жизни. Баку, 1990. С. 80. Последнее обновление (19.09.2008 г.)

0

19

У подавляющего большинства осетин Грузия ассоциируется не с культурным влиянием, а с Гамсахурдией и Саакашвили. Вот в этом и вся проблема.

0


Вы здесь » Форум историка-любителя » Основной форум » Осетино-грузинские отношения