Форум историка-любителя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум историка-любителя » Основной форум » «Нахи», Г.Дж.Гумба. Первая часть Первой главы (нахи)


«Нахи», Г.Дж.Гумба. Первая часть Первой главы (нахи)

Сообщений 31 страница 55 из 55

31

Граница Азиатской Сарматии с Картли (Иберией) От северного отрога Лихского хребта на восток южная линия Азиатской Сарматии проходит вдоль северной границы Картли, пересекая Сарматские ворота (см. выше). И здесь для определения пределов Азиатской Сарматии исключительное значение приобретает локализация Сарматских ворот Птолемея на границе с Картли. В научной литературе Сарматские ворота Птолемея обычно отождествляются с Дарьяльскими воротами (Н.Ю. Ломоури, Д.Л. Мусхелишвили и др.) или с проходом Панаури, находившимся недалеко от истоков Арагви (Г.Г. Мкртумян), что, как увидим ниже, противоречит данным Птолемея. Дело в том, что в связи с Центральным Кавказом Птолемей упоминает Сарматские ворота дважды, каждый раз локализуя их в разных местах. В этом нетрудно убедиться, если сравнить координаты ворот в обоих случаях: Сарматские ворота, находящиеся на границе Азиатской Сарматии, у северного предела Картли, имеют координаты 77° – 47°, а Сарматские ворота, расположенные уже не на границе, а во внутренних районах Азиатской Сарматии, имеют координаты 81° – 48° 30›75. Ясно, что Птолемей говорит о двух разных Сарматских воротах, расположенных в первом случае на южном, а во втором – на северном конце главной перевалочной дороги Центрального Кавказа Дарьяльского ущелья, соединяющего Северный и Южный Кавказ. Северные Сарматские ворота, находившиеся во внутренних районах Сарматии, соответствуют Дарьяльским воротам (Аланские ворота, Крестовый перевал), располагавшимся у Главного Кавказского хребта. А под Сарматскими воротами на южном конце перевалочной дороги подразумеваются ворота на границе Картли и Азиатской Сарматии.


Ясно вовсе не то, что Птолемей якобы говорит о двух разных Сарматских Воротах, ибо так не принято, чтобы два разных и близко расположенных один от другого географических пункта, получили бы одинаковое наименование. Всем, кроме одного лишь Гумба, здесь ясно совсем другое, а именно, что «эта строка вставлена здесь ошибочно», как и написано авторским коллективом в комментариях к русскому переводу труда Клавдия Птолемея. Вне всяких сомнений, что Сарматские ворота соответствуют одним лишь Дарьяльским воротам, что располагались на Большом Кавказском хребте, по которому и проходила граница Азиатской Сарматии и Кавказской Иберии.

0

32

На севере и северо-востоке от этих ворот, за пределами Иберии (Картли) Птолемей размещает санаров и тушин.


По санарам, даже не представляю, как Гумба определил место их обитания на «севере и северо-востоке от Сарматских ворот», когда Птолемей помещает их «выше Албании», не давая при том никаких координат. Почему «выше Албании», а северная границе Кавказской Албании была продолжительной, у Гумба равнозначно «северу и северо-востоку от Сарматских ворот» не понятно; по крайней мере на первый взгляд.

С тушинами немного легче. Они у Птолемея, под именем тусков и вместе с дидурами (дидойцы) находятся «между горой Кавказом и Керавнскими», и это действительно чуток восточнее, но не сказать что северо-восточнее, Дарьяла, то есть в «углу» Андийского (Керавнские горы) хребта и БКХ.

Можно попытаться посмотреть и более профессиональным методом. Обращаю внимание, что северо-восточную границу Албании Птолемей определяет на «устье реки Соаны» под 47 градусом широты. Следовательно, раз санареи (санары/цанары) «выше Албании», они либо тоже в пределах 47, либо на 48 широте. Что до координат Сарматских ворот, то их Птолемей определяет на той же 47 широте. Следовательно, поместить санар севернее Сарматских ворот тут можно, только с условием, что мы понимаем о каком объекте идет речь. Ибо Гумба считает Сарматскими воротами не только собственно Дарьял, но и пункт значительно южнее Дарьяла, у Цилкани, тогда как сам Дарьял он видит внутри («внутренние районы») пределов Сарматии. Это я уже рассматривал в предыдущем комментарии, где в качестве аргумента Гумба там делал упор на использование Птолемеем одного названия («Сарматские ворота») для двух различных топонимов. Поскольку для Гумба тут есть только один интерес, это всяческими уловками сдвинуть историческую границу Иберии с Дарьяла на Цилкани, то он ухватывается за эту, пусть и явную, помарку, и находит удобное для себя пояснение. Сарматские ворота у Птолемея, мол, были в двух экземплярах. Первые, вон, на 47 широте, а вторые севернее, на 48. Вторые это чисто Сарматия, это Дарьял, а первые, там где Цилкани, это уже граница между Сарматией и Иберией. На радостях от такого «подарка», Гумба по видимому не заметил какую совершил ошибку. Точнее, ошибка-то скрыта в самой работе, где разные топонимы (координаты так показывают) обозначены одним названием. И умные люди из редакции о том и предупредили. Но цель у Гумба не правдивую историю описать, а нарисовать красивую сказку. Поэтому он их предупреждение проигнорировал, намертво вцепившись за разные широты, как якобы свидетельство о разных проходах одной и той же дороги. Уцепиться-то за широты он уцепился, да только в экстазе забыл о долготе! А ведь это тут не менее важно. Путь что ведет от Дарьяла по Арагвскому ущелью на юг к Цилкани, он же почти под прямым углом, так, и следовательно долгота там должна быть одинаковая, у обоих пунктов. Но у Птолемея не так! "Первые" гумбовские Ворота расположены на 77 долготе, а "вторые" аж на 81! Отсюда вывод, что с таким соотношением координат, они не могут вместе (!) располагаться на обоих окраинах ущелья.

0

33

Местоположение Сарматских ворот на границе с Картли можно довольно точно определить по тексту «Ашхарацуйца». Как и Птолемей, армянский географ говорит о двух воротах, расположенных на северном и южном концах перевалочной дороги Центрального Кавказа: Аланские (Дарьяльские) ворота «Ашхарацуйца» соответствуют северным Сарматским воротам Птолемея, находившимся у Главного Кавказского хребта, а Цекенские (или Цилканские) ворота – южным Сарматским воротам Птолемея. Цилканские ворота (южные Сарматские ворота Птолемея) надежно локализуются в пределах территории проживания соименного племени цилкан (цикан), в районе слияния рек Арагви и Пшавская Арагви, рядом с местностью Жинвали (Жинвани). Если судить по сохранившемуся до наших дней в Мцхетском районе современной Грузии топониму Целкани, в те или иные периоды территория расселения цилкан (цикан) простиралась, видимо, южнее области Жинвали. Помимо местности Цилкани в этом районе древнегрузинским авторам были известны Цилканские горы и Цилканская дорога. Согласно «Ашхарацуйцу», именно через ворота Цилкан проходила пограничная линия, отделявшая Азиатскую Сарматию от Картли. Земли к северу от Цилканских ворот, на которых проживали цхаваты, гудамакары, хевсуры, пшавы (похи, пховы) и др., включены армянским географом в Азиатскую Сарматию, а области Мцхета и Базалети, примыкавшие к Цилканским воротам с юга, – в Картли.


Повторю, взяв ориентиры Птолемея, если по широте, то еще можно принять, что 47 и 48 градусам относится положение «южных и северных сарматских ворот» соответственно. Однако по долготе это ни в какие рамки не вписывается, что поймет любой, кто более менее знаком с географией Кавказа. Невозможно в узкий рельеф «северного и южного концов перевалочной дороги Центрального Кавказа» уместить 77 и 81 градусы по долготе обоих «сарматских ворот» Птолемея. Здесь доказательство заблуждения Гумба приравнивающего птолемеевские Сарматские Ворота с «Аланскими и Цеканскими проходами» Ашхарацуйц. Правильно будет сказать, что только одно из двух птолемеевских ворот равно только одному из двух проходов Ашхарацуйц.

0

34

Слова армянского географа о расположении обоих ворот – и Дарьяльских (Аланских), и Цилканских – в пределах Цанарии объясняются тем, что в соответствующем отрывке «Ашхарацуйца» отражено политико-административное деление Восточного Закавказья, сложившееся в период господства здесь Сасанидского Ирана. В этот период территория Цанарии наряду с Картлийским царством и персами была выделена в отдельную политико-административную единицу в составе кустака Кап-Кох (Кавказский край) Сасанидской империи. Территория княжества, а затем царства Цанарии с юга начиналась у населенного пункта Жинвали (Цилканские ворота), а на юго-востоке – у северо-западных границ Албании, и оканчивалась на севере областью, лежащей севернее Дарьяльских ворот, у современной станции Ларс Северной Осетии. В состав княжества Цанарии входили пшавы, хевсуры, гудамакары, цхаваты, чарталы, цилканы, цова-тушины.


К «кустаку Капкох» я еще вернусь, но сейчас меня интересует «княжество, а затем царство Цанария». Царство Цанария есть чистейшая выдумка Гумба. Никогда правители Цанарии, и она же Санария, не обладали статусом царей. Княжество – соглашусь, было такое, независимое Цанарское княжество, просуществовавшее несколько десятилетий в пределах VII-IX вв. Однако Гумба старается расширить срок его существования аж от времен Птолемея (II век). И пытаясь доказать длительное существование независимого цанарского государства, он обращается за помощью к Ашхарацуйц, документу, с самым поздним обновлением на VII век. Это значит, что с помощью Ашхарацуйц невозможно доказать существование Цанарского княжества, которое просто еще не появилось на свете. И действительно, в Ашхарацуйц мы не найдем никакой Цанарии. На Кавказе в качестве стран перечислены Агванк, Вирк и Егерк. С юга Великая Армения, с севера Азиатская Сарматия, она же Хазарский каганат (на VII век). Все прочие субъекты Кавказа обозначены как народности, в этот самый Каганат входящие. Так что нет никакой страны Цанарии по Ашхарацуйц, и тем паче в ее состав вовсе не «входили пшавы, хевсуры, гудамакары, цхаваты, чарталы, цилканы, цова-тушины». Они, согласно Армянской Географии, входили в состав Хазарии, куда, наравне с ними, входили и цанары. Наверно Гумба решил задним числом присоединить перечисленные народности в состав будущего Цанарского княжества, просто наугад, или по собственной прихоти, решив включить приглянувшиеся ему народности в его состав. Только вот не надо в этом деле ссылаться на Ананию Ширакаци. Он ни о чем таком даже не подозревал, поскольку не был способен видеть будущее. И поэтому в его труде нигде и никак не отображено нахождение перечисленных народностей в составе грядущей Цанарии.

0

35

Правомерность предлагаемой локализации южных Сарматских ворот Птолемея и Цилканских ворот «Ашхарацуйца» убедительно подтверждается и тем, что у Птолемея координаты южных Сарматских ворот совпадают с северной границей Иберии: «…следующий за ним [предел] идет по границе Иберии; здесь находятся: Сарматские Ворота 77°–47°, затем предел вдоль Албании до Гирканского моря». Таким образом, Сарматские ворота Птолемея и Цилканские (Циканские) ворота «Ашхарацуйца», по которым проходила пограничная линия между Азиатской Сарматией и Иберией, соответствуют горному проходу у Жинвали. Об укрепленных воротах возле Жинвали, на северной границе Картли сообщают многие древние авторы (античные, арабские, ранневизантийские, древнеармянские, древнегрузинские).


Византийские? Любопытно, какое бы толкование Гумба дал на цитату из «Хронографии» Феофана Исповедника, византийского автора VIII-IX веков, где тот Дарьял именует «Ивирийскими воротами». Получается, по Феофану, что северная граница Иверии заканчивалась на Дарьяле. Он сообщает, что из «Ивирийских ворот вытекает река Танаис», то есть Дон, и очевидно путает ее с рекой Терек, чей исток обнаруживается как раз в горах Дарьяла, где и начинается Иверия по Феофану. И ведь ни на какие кустакства и марзпанства уже не попенять - на дворе VIII-IX века, Сасанидская держава давно канула в лету. Зато Дарьялом, если верить Гумба, в это самое время владела Санария. Я-то тут с ним согласен, да только дальше у него Санария не грузинское, не иверийское государство, а нахское, кажется. Здесь уже мы с ним расходимся. Санария-Цанарети для меня всего навсего удельное княжество эпохи раннего феодализма в Грузии. Политически от Иверии суверенное, оно, тем не менее, этнически и культурно продолжало оставаться в иверийских пределах. Феофан Исповедник похоже держит мою сторону. При большом желании можно и другие цитаты найти, где по вопросу северной границы Иверии предоставляются сведения, полностью противоположные сведениям Птолемея и Ширакаци, или вернее той их трактовке, что выдвигает Гумба.

0

36

Плиний, к примеру, называет эти ворота Кавказскими, предупреждая, что не стоит путать их с Каспийскими: «…в этом месте, как раз напротив иберского города Гермаста, воротами разделены части света. От Кавказских ворот в Гурдинских горах живут валлы и суавы, племена не знакомые с культурой, однако умеющие добывать золото в рудниках. От них до самого Понта живет множество гениохийских и потом ахейских племен». Как видим, информация Плиния не только перекликается со сведениями Птолемея, но и существенно дополняет их в интересующем нас вопросе. По Плинию (который, кстати, при описании Центрального Кавказа опирался, по его же словам, «на присланные оттуда ситуационные карты»), Кавказские ворота находились «как раз напротив иберийского города Герместа», т.е. Армази, древней столицы Иберии, располагавшейся у слияния рек Арагви и Куры. На севере от этих ворот, в Гурдинских горах, по словам Плиния, проживали валлы и суавы. Валлы (талы) Плиния отождествляются с двалами, которые, как было отмечено выше, занимали южные склоны Главного Кавказа от Дарьяльского прохода до Сванетии. Суавы убедительно идентифицируются со сванами, проживавшими западнее двалов.


Гумба приводит отрывок из работы Плиния не полностью, старательно вычленив из него неудобные для себя места. Есть три перевода труда Плиния, и Гумба пользуется комментариями Василия Латышева. Чтобы быть последовательным, я тоже приведу этот отрывок из Латышева, хотя остальные две версии перевода, не отличаются от него существенно. Только приводить отрывок, а точнее 30 абзац 12 главы, я буду целиком, благо он не такой уж большой.

За ними находятся Кавказские ворота, многими очень ошибочно называемые Каспийскими, огромное создание природы, образовавшееся вследствие внезапного разрыва гор; самый проход огорожен обитыми железом бревнами; под ними посредине течет вонючая река, а по сю сторону ворот на скале лежит укрепление по имени Кумания, построенное с целью препятствовать проходу бесчисленных племен. Таким образом, в этом месте, как раз напротив иберского города Гермаста, воротами разделены части света. От Кавказских ворот в Гурдинских горах живут валлы и суавы, племена незнакомые с культурой, однако умеющие добывать золото в рудниках. От них до самого Понта живет множество гениохийских и потом ахейских племен. Таковым представляется один из наиболее славных уголков вселенной.

Итак, мои комментарии, по порядку. Первое. У Гумба эти «Кавказские ворота» это Жинвали. Но у Плиния они «огромное создание природы, образовавшееся вследствие внезапного разрыва гор»». Где на Жинвали он нашел огромные горы? Ведь именно в огромных горах и мог образоваться огромный проход. Ну есть возле Жинвали Гудамакарский хребет и хребет Ломиси. Но что они перед самим БКХ? И если эти хребты, как видимо полагает Гумба, Плиний посчитал огромными, то как бы он тогда должен был назвать сам БКХ и его Крестовый перевал на Дарьяле? Ясно, что под Кавказскими воротами у Плиния подразумевается проход, или перевал, именно через БКХ, в силу того, что он обозначен им (Плинием) как «огромный», и такой заслуженный им (проходом) эпитет, напрямую зависит от гор, в которых он образован. А такие огромные горы тут, на фоне всех остальных, только одни, и это Большой Кавказский хребет.

Второе. Топоним Кумания вообще проигнорирован. И это неудивительно, если учесть, что такой топоним не обнаруживается поблизости от Жинвали, что так надо Гумба, но зато обнаруживается не далеко от Крестового перевала, что для него неприемлемо. Сегодня есть такой крошечный населенный пункт, Кумлисцихе, или Кумлийская крепость в переводе с грузинского, расположенный чуть южнее Крестового перевала. С большой долей вероятности, он отождествляется с плиниевской Куманией, «лежащей на скале по сю сторону [Кавказских] ворот». Следовательно, эти Кавказские ворота Плиния следует локализовать на Дарьяле, а никак не у Жинвали.

Третье. Гумба пишет, что якобы по Плинию, «на севере от этих ворот в Гурдинских горах живут валлы и суавы». Но это неправда. Как видим, таких слов у Плиния нет. У Плиния дословно «от Кавказских ворот в Гурдинских горах живут валлы и суавы». То есть, от Дарьяла на юг, в горах Гудаури обитают двалы и сваны. Ибо под Гурдинскими горами я понимаю Гудаури. Поселок Гудаури расположен тут же, и между прочим входит в одну сельскую общину с тем же Кумлисцихе. Другое, более официальное на сегодняшний день название этих плиниевских Гурдинских (Гудаурских) гор – Двалетский хребет. Вот тебе и двалы. Кстати, от западных отрогов Двалетского хребта «рукой подать» до восточных Рачинского, где как раз начинается историческая Сванетия. Вот тебе и сваны. Но Гумба не мог «спустить» двалов южнее Жинвали, это было бы уж слишком. Поэтому он лишь признает что они где-то между Дарьялом и Жинвали, поскольку мысль, что на этих землях указаны хоть какие-нибудь не иверийские народности, его вполне устраивает. Но его не устраивает факт, что у Плиния они указаны южнее Дарьяла («От Кавказских ворот»), поскольку в таком случае, ему придется отказаться от идеи считать Жинвали Кавказскими воротами Плиния. Тут он попадает в дурацкое положение: если Кавказские ворота это Жинвали, то «от Кавказских ворот» означает южнее Жинвали; если же южнее Дарьяла, значит Кавказские ворота это Дарьял. Поэтому он находит такой выход. Он опускает слова Плиния «от Кавказских ворот» и заменяет их отсебятиной в виде «на севере». Плиний дескать сказал, что на севере от Кавказских ворот, в Гурдинских горах обитают сваны и двалы; и поскольку Гурдинские горы находятся на южном склоне БКХ, равно как и ареал обитания сванов и двалов, то Кавказские ворота тут однозначно идентифицируются с Жинвали. Но как видим, никакого «на севере» у Плиния нет. У него «от», и это значит «сюда», на юг. Например в следующем предложении, Плиний говорит, что «от них», то есть «от сванов», и «до самого Понта» живет множество ахейских и гениохийских племен. Следовательно, «от» у него здесь в любом случае означает южное, а не северное направление.

Четвертое. Фраза «напротив города Гермаста» пожалуй единственный серьезный аргумент Гумба. Действительно, «напротив» Армази может указывать в первую очередь на Жинвали, ибо он ближе чем Дарьял. Но это не противоречит и последнему. Плиний также мог иметь ввиду и Дарьял, если исключить Жинвали. Я хочу сказать, что во вторую очередь, напротив Армази находится Дарьял.

0

37

После падения Сасанидского Ирана цанары возглавили борьбу народов центральной части Южного Кавказа против Арабского халифата, завершившуюся образованием сильного цанарского царства, известного в арабских источниках как Санария, в армянских как Цанарк, в гру- зинских – Кахети.


Опять ложь, или точнее полу-ложь полу-правда. Да, у армян Цанарк, у арабов Санария. Но и в грузинских источниках знают цанар, и это государство называлось Цанарети. Более того, армяне и арабы познакомились с термином «цанар» от грузин, поскольку сама Цанарети в сущности была грузинской. Даже если арабы именовали Санарию «царством», это не отражало ни ее подлинный статус, ни титул ее правителя, который точно не равнялся царскому. Аль-Масуди называет правителя Санарии «корискусом», то есть корикозом по грузински, или хорепископом по гречески. Следовательно, Санария-Цанария была хорепископством, и никак не царством.

И наконец, а собственно при чем тут цанары? Или Гумба все таки решительно собирается и их зачислить в нахи? Тут я хочу припомнить одну свою заметку на пару цитат из Гумба, оставленную мною еще в начале комментариев на его книгу, в сообщении под номером 12.

Так, исследователями убедительно доказано бесспорное нахское происхождение этнонима нахчаматеанк (Նախճամատեանք), упомянутого древнеармянским географом в перечне племен, обитавших в Азиатской Сарматии… …Так или иначе, термин нахчаматеанк, встречающийся в тексте «Ашхарацуйца», несомненно, является нахским этнонимом…

Обратите внимание, среди множества народностей Азиатской Сарматии в Ашхарацуйц, Гумба указал исключительно на нахаматьян, как на «бесспорных» нахов, чье «нахское происхождение убедительно доказано», а сам «этноним несомненно является нахским». А ведь там в Ашхарацуйц, в перечне народностей присутствуют и цанары. Но видимо по цанарам, как и по остальным народностям, даже у Гумба нет такой уверенности. Открыто он это конечно не признает. Это сделало за него его подсознание, в виде вот этой вот оговорки, когда взяло да и отметило одних лишь нахаматьян, как истинных нахов в Ашхарацуйц, и проигнорировало тех же цанар. И тут я с ним полностью согласен. Более того, я иду дальше, и называю других нахов в Ашхарацуйц, а именно кустов и дурцков - кистин и дурдзуков.

0

38

Следовательно, Кавказские ворота Плиния нельзя отождествлять с Дарьяльскими воротами Главного Кавказского хребта. Несомненно, здесь речь идет о южных укрепленных воротах главной перевалочной дороги Центрального Кавказа в местности Жинвали. Об этой укрепленной линии, расположенной у слияния рек Арагви и Пшавская Арагви, скорее всего, ведет речь также и Страбон, описывая дорогу из Северного Кавказа в Иберию: «Со стороны северных кочевников ведет трудный трехдневный подъем, а за ним узкая речная долина вдоль реки Арага, требующая четырех дней пути для одного; конец пути охраняет неприступная стена». Очевидно, что неприступной стеной в конце дороги, спускавшейся с Дарьяльского перевала на юг, вдоль реки Арагви (Арага), Страбон называет укрепленные ворота (Цилканские ворота) возле Жинвали.


Собственно, а чем информация Страбона доказывает, что Плиний под своими Кавказскими воротами подразумевал Жинвали? Ну есть «неприступная стена» возле Жинвали у Страбона, дальше что? Он ее как-то обозначил, каким-нибудь названием? Он сказал, что это Дарьял, или он сказал, что это Кавказ, или как? Ничего такого. «Неприступная стена» Страбона у Жинвали не отменяет «Кавказские врата» Плиния у Дарьяла.

Зато другой отрывок из «Географии» Страбона не оставляет камня на камне от концепции Гумба о границе на Жинвали. Я имею ввиду 15 абзац 2 главы: «..Эта гора возвышается над обоими морями - Понтийским и Каспийским, перегораживая как бы стеной разделяющий их перешеек. Гора отделяет с юга Албанию и Иберию, а с севера - сарматские равнины..»

Какая это еще может быть «гора», кроме как БКХ? Ибо только БКХ перегораживает как стена перешеек между Каспием и Черноморьем, и только за БКХ начинаются «сарматские равнины». По Гумба, предел Иберии заканчивается на Жинвали. Но по Страбону, за северным пределом Иберии должны начинаться сарматские равнины. Но где равнины севернее Жинвали? Севернее Жинвали, по Страбону, «узкая речная долина вдоль реки Арага», и только затем, после «трудного трехдневного подъема [Дарьял!]», а затем, соответственно, спуска, начинаются равнины «северных кочевников». Таким образом, согласно Страбону, граница Иберии пролегала по БКХ.

0

39

Строительство укрепленной стены возле Жинвали древнегрузинская историческая традиция относит к началу II в. до н. э., когда здесь, у северных пределов Картли, были воздвигнуты укрепленные ворота (врата каменные) под названием Дарубал, и связывается это с деятельностью царя Картли Мирвана (конец III − начало II в. до н. э.).


Ну что-ж, давайте обратимся к Леонтию Мровели, и внимательно его изучив, определим, так ли все у него, как выставляет Гумба. Итак, по порядку, как я люблю.

Первое. При царе Саурмаге число дурдзуков «преумножилось» и «не вмещала людей Дурдзукети».

Второе. Саурмаг «тогда же привел с собой половину рода кавкасианов», то есть дурдзуков, и «некоторых из них сделал родовитыми, а остальных поселил в Мтиулети», то есть в горах Картли, «от Дидоэти до Суанети».

Третье. При приемнике Саурмага, царе Мирване, «позабыли дурдзуки о любви к ним Фарнаваза и Саурмага» и «воссоединившись с находившимися в Чарталети кавкасианами, явились жители Дурдзукети, и полонили Кахети и Базалети». Чарталети (Чартали) и Базалети, это, если кто не в курсе, топоним и гидроним в Мтиулети. Значит оставшаяся в Дурдзукети половина кавкасианов при Мирване вторглась в Картли и заняла в том числе и Мтиулети, где получила поддержку от местных кавкасианов, или той, другой половины, что была приведена и поселена здесь еще Саурмагом. Кроме этих чарталетских кавкасианов, все остальные картлийские кавкасианы «находились надежно во власти Мирвана».

Четвертое. Опираясь на этих преданных ему кавкасианов, Мирван стал отвоевывать захваченные кавкасианами-дурдзуками земли Картли. Решительная битва произошла на «перевальном пути», на «подступах к вратам неприятеля». Это никак не может быть Жинвали, потому что никакого перевала у Жинвали не было и нет. Но допустим на минуту, что я согласен. Это будет вариант 1. Два оставшихся варианта, это Дарьял (это 2), и 3 - это один из путей из горной Грузии в Ингушетию (Асса), или Чечню (Аргун).

Пятое. Дурдзуки потерпели поражение и «вошел Мирван в Дурдзукети, опустошил ее и Чартали. Затем воздвиг врата каменные и назвал их Дарубал». Итак. Если вариант 1, за который ратует Гумба, что Дарубал это якобы возле Жинвали. С каких пор у Мровели Мтиулети стала частью Дурдзукети, и с какой поры Чартали оказался в составе Дурдзукети? Нет, из Жинвали Мирван не мог попасть сразу в Дурдзукети. Попасть он мог только в Мтиулети, и как раз туда он сперва и вошел, опустошив для начала Чартали, как место скопления враждебных дурдзуков, и вернул, таким образом, Мтиулети под свой контроль. Не мог не вернуть. А вернув, не мог затем южнее Мтиулети, в Жинвали, строить каменные оградительные ворота, оставив часть своей территории за пределами этой ограды.

Следовательно, остаются варианты 2 и 3. Значит, победив дурдзуков на Дарьяле (2), либо где-то в горах на границе с Ингушетией, или Чечней, Мирван вошел в Дурдзукети, разорил ее, и ушел оттуда, не пожелав присоединять к себе эти чужие, негрузинские земли. Но на границе решил возвести укрепление, и это и есть Дарьяльские врата, или Дарубал. Вариант 3 тут очень маловероятный. Однако ряд специалистов полагает, что Дурдзукскими вратами можно считать часть крупнейшего ингушского укрепления Эгикхал. Но однако же комплекс Эгикхал это исконно нахское, дурдзукское сооружение, тогда как по Мровели, каменные врата Мирвана должны быть грузинским памятником.

Поэтому я же все таки склоняюсь к мысли, что это был Дарьял. Так что, на Дарьяле произошла решающая битва с дурдзуками; через Дарьял он вошел в Дурдзукети; и вернувшись через Дарьял, укрепил со своей стороны Дарьяльские врата, называемые грузинами Дарубал.

0

40

В литературе ворота Дарубал Леонти Мровели иногда неверно отождествляются с Дарьяльскими воротами, но, как справедливо отмечает в связи с этим Г.В. Цулая, «автор грузинской хроники хорошо осведомлен в географических названиях, прилегающих к Грузии районов, и потому он не … мог исказить название Дарьяльских ворот, которое ему хорошо известно».


А почему Гумба не объясняет, откуда у грузин взялось это название - Дарубал? И с чего это таким именем были названы врата у Жинвали? И как объяснить, что Дарубал так похоже на Дарьял? А сами Дарьяльские ворота как именовались грузинами, раз Дарубалом назывались другие врата? И наконец, как быть с крепостью Дариалан, куда, согласно тексту все того же Мровели, грузинами был заключен пленный армянский царевич Зарен? Получается, грузины владели какой-то крепостью на Дарьяле? Или мровелианский Дариалан равнозначен мровелианскому Дарубалу, и он, следовательно, также находился возле Жинвали? А ведь Дариалан пуще Дарубала близок по названию к Дарьялу. Вопросов много и ни на один из них не ответить, если принять тезисы Гумба о Дарубале как воротах у Жинвали.

0

41

Именно поэтому в древнегрузинских источниках данный проход известен также как Дурдзукские ворота.


Серьезно? А как быть с Цилканскими воротами? А с Дарубалом? Вообще, читая Гумба, я понял, что по грузинской традиции: во-первых, ворота у Жинвали имели аж целых три названия, и при том совершенно один от другого отличные - Дарубал, Дурдзукские и Цилканские; и во-вторых, Дарьяльские ворота вообще не удостоились никакого наименования в «древнегрузинской литературе» - их просто не существует у грузин.

0

42

Кроме того, Леонти Мровели ясно указывает на то, что ворота Дарубал были построены для сдерживания натиска дурдзуков. Для этой цели укрепления лишь Дарьяльских ворот было, разумеется, совершенно недостаточно, ибо в таком случае остались бы неприкрытыми дороги, шедшие с северо-восточного Кавказа и выходившие через Жинвали к Мцхета. И лишь укрепленные ворота у слияния Пшавской Арагви и Белой Арагви могли надежно закрыть все доступы со стороны как Центрального, так и Восточного Кавказа не только к Картли, но и к Албании и Армении.


Первое. Эти «ворота у слияния Арагви и Пшавской Арагви» не(!) «могли надежно закрыть все доступы со стороны Центрального Кавказа», что становится понятным, стоит лишь взглянуть на карту этого уголка Кавказа. Например из Чечни через перевал Юкериго можно проникнуть в Тушетию, а оттуда в Кахетию, и все это минуя Арагвское ущелье.

Второе. Гумба снова прав лишь наполовину. Одна из «неприкрытых дорог, шедшая с северо-восточного Кавказа и выходившая через Жинвали к Мцхета» как раз и была закрыта Дурдзукскими вратами. Только врата эти были построены и контролировались дурдзуками, для обороны их страны от вероятных проникновений с юга. И наоборот, для обороны от возможного проникновения с севера, грузины (если это были непосредственно грузины) соорудили в частности Дарьяльские и Цилканские ворота. Последние служили дополнительным рубежом.

Здесь все сходится и распутывается клубок от Гумба с его тремя разными названиями для одного топонима. Никаких трех для одного, но по одному на каждого из трех! Врата Дарубал (и Дариалан) для Дарьяла; Дурдзукские врата для высокогорной тропы, ведущей в Дурдзукети; и Цилканские врата для того прохода, что был у Жинвали, на случай прорыва сквозь Дарьял, а также для защиты от вторжения из дурдзукского направления.

0

43

Помимо всего прочего, нет каких-либо данных о вхождении в пределы Грузии в античный и раннесредневековый период не только территории Ассиновского ущелья на Северном Кавказе, но и земель, расположенных к северу от Цилканских ворот возле местности Жинвали.


Ну, по Ассиновскому ущелью, что это исконно ингушская земля, надеюсь никто из грузин и не спорит, и не претендует. При чем, я сейчас имею ввиду все ущелье, включая и ту его часть, что с некоторых пор попала под контроль хевсур, и сегодня находится в составе Грузии. Это Архотиони, Архотская Хевсуретия. Она «за хребтом» от Грузии, и для меня это тут главный аргумент, что хевсуры там пришлые, вытеснившие оттуда коренных ингушей. Сложно сказать когда точно это произошло, но видимо действительно после раннего средневековья. Так что тут по Ассииновскому ущелью в античный и раннесредневековый периоды, я с Гумба согласен. Похожая ситуация и с Аргунским ущельем, уже чеченской землей, также частично освоенной хевсурами и с той поры известной как Шатилиони.

А вот насчет земель, «расположенных к северу от Цилканских ворот» (и южнее БКХ), Гумба крепко ошибается. И чтобы не быть голословным и предоставить «какие-либо данные», обращусь-ка я за словом к такому авторитетному историку, как Прокофий Кесарийский (VI в.). Вот какой отрывок у него имеется, в его «Войне с персами»:

«Кто пройдет через пределы ивиров, встретит среди теснин узкую тропу, простирающуюся на пятьдесят стадий. Эта тропа упирается в круто поднимающееся и совершенно непроходимое место. Дальше не видно никакого прохода, если не считать как бы сотворенных природой ворот, которые издревле назывались Каспийскими. Далее идут равнины, удобные для езды верхом и орошаемые обильными водами, страна большая, ровная и удобная для разведения лошадей. Здесь поселились почти все гуннские племена, занимая пространство до озера Меотиды. Когда эти гунны нападают на земли персов или римлян, то они едут на свежих лошадях через эти ворота, о которых я сейчас упомянул, не делая никаких объездов и не встречая никаких крутых подъемов, кроме тех пятидесяти стадий, которые, как сказано, ведут в пределы Ивирии. Двигаясь какими-либо другими проходами, они должны преодолевать большие трудности и не в состоянии пользоваться одними и теми же лошадьми; ибо им поневоле приходится делать большие объезды, и при этом по крутизнам. Когда на это обратил внимание Александр, сын Филиппа, он выстроил в названном месте настоящие ворота и воздвиг укрепление. С течением времени многие им владели, в том числе Амвазук, родом гунн, друг римлян и василевса Анастасия. Достигнув глубокой старости и собираясь умирать, этот Амвазук, отправив к Анастасию доверенных лиц, просил дать ему денег, за что он обещал отдать римлянам укрепление и Каспийские ворота. Так как василевс Анастасий не умел, да это и не было в его привычке, делать что-либо необдуманно, рассудив, что ему невозможно содержать там солдат, в месте пустынном в лишенном всех жизненных удобств, где не было по соседству ни единого подвластного римлянам племени, он велел передать Амвазуку большую благодарность за его расположение, но самое предложение признал для себя неприемлемым. Немного времени спустя Амвазук умер от болезни, а Кавад, силой изгнав детей Амвазука, завладел воротами.»

Здесь, в сущности все. В этом отрывке не только ответ на вопрос «входила ли в пределы Грузии» рассматриваемая территория в «античный и раннесредневековый период», но и полное опровержение всей первой части первой главы книги Гумба, где один из основных мотивов, это перенос Дарьяльских ворот на юг, к Жинвали, на место Цилканских ворот, или точнее, попытка их, обоих этих ворот, отождествить.

Итак, согласно Гумба, Иверия в этот период заканчивалась на Жинвали и Цилкани. Согласно же Прокофию, «пределы ивиров» заканчиваются на «круто поднимающемся и совершенно непроходимом месте», куда ведет «узкая тропа, простирающаяся среди теснин». И вроде бы место и непроходимое, потому что «дальше не видно никакого прохода», но все же есть там «ворота, как бы сотворенные природой, которые издревле назывались Каспийскими». И уже после них, этих ворот, то есть с окончанием границ Ивирии, ибо Ивирия заканчивается там, где заканчиваются «пределы ивиров», а они заканчиваются там, где та самая «узкая тропа среди теснин упирается в Каспийские ворота», значит после них, после Каспийских ворот, «идет страна больших равнин» в которой «поселились почти все гуннские племена». Где южнее Жинвали-Цилкани найти такую узкую тропу среди теснин, упирающуюся в непроходимое место? Такой нет. Где севернее Жинвали-Цилкани найти страну больших равнин? Такой нет. Потому и не может быть никаких сомнений, даже малейших, что тут под Каспийскими воротами Прокофий, нечаянно перепутавший название с Дербентским проходом у Каспийского моря, имеет ввиду не Цилканские ворота, а Дарьял, с его Крестовым перевалом, за которым шел спуск к северным бескрайним просторам, в то время занятым гуннами. А его «узкая тропа среди теснин» ничто иное, как Арагвское ущелье. И это Арагвское ущелье находится у Прокофия «в пределах ивир».

Ну и еще один штрих. За всю свою книгу, византийский историк ни разу не упоминает о народе цанар/санар и стране Цанарети/Санарии. Это на случай, если Гумба начнет говорить, что эти земли всего лишь условно были включены в состав Иверийского марзпанства, но якобы по природе не являлись иверийскими. Прокофий четко определяет их в пределах ивир, а не просто в составе Ивирии. Да и сам Гумба должен был позаботиться об этом заранее. Вместо чего, взял да и отрезал, что «в пределы Грузии не входили», и таким образом исключил даже тот вариант, что возможно они входили в Иверийское марзпанство. И этим сам себя поставил в безвыходное положение, когда я теперь доказал, что все таки входили. Следовательно, когда Гумба в другом месте писал об арагвских землях, как о Санарии, насильно включеной Сасанидами в состав Иверийского марзпанства, он сам в это не верил, и просто выдумал это. Верил бы, тогда был бы последовательным и не противоречил самому себе, когда в одном месте убеждает что Арагвское ущелье в состав Иверии (пусть и марзпанства) входило, а в другом, то есть в рассматриваемом сейчас случае, что не входило.

Что до санар, то возможно в других книгах Прокофий и знает народ цанов/чанов, но это уже совсем другая местность. И возможно в другом месте я еще вернусь к этому вопросу.

0

44

Так, например, древние каменные укрепления в этом месте были разрушены в VII в. арабским полководцем Мурваном при его вторжении в Цанарию. И, видимо, совсем не случайно название укрепленных ворот (Циканские или Цилканские ворота) на нахских языках буквально означает кровоточащее (место) (цьий экан).


Во-первых, Мурван жил в VIII веке, и в Санарию он не вторгался. Во-вторых, крупное и известное вторжение в Санарию осуществил Буга, и произошло это в IX веке. Ладно, это еще не столь существенно. Суть того, что тут желает сказать Гумба, в другом. По его мнению, Цилканские ворота были под контролем нахов. Понимаете, да? Пока что, до этого эпизода, в ходе своего повествование он доказывал, что Цилканские врата служили для сдерживания натиска с севера. То есть, грузины, или те, кто в то или иное время хозяйничал в Грузии, укрепляли Цилкани для обеспечения безопасности со стороны северного прохода. Это однозначно должно указывать на то, что ворота контролировались с юга. К этому в принципе и вел нас Гумба, к версии, что главные ворота Центрального Кавказа располагались тут, у Цилкани и Жинвали, как пограничный рубеж против беспокойного севера. И вдруг, с бухты барахты он меняет свою концепцию, и Цилканские ворота теперь превращаются в рубеж северян, для прикрытия своего юга. А в силу того, что Гумба, для пущей убедительности, даже сочинил для топонима Цилкани нахскую этимологию, можно сделать вывод, что Цилкани изначально входил в зону расселения нахов. А это уже означает, что с самого начала данные ворота были построены и контролировались нахами, пока их будто бы не разрушил арабский полководец. Но раз так, то отсюда логический вывод, что волна набегов здесь шла не с севера на юг, как все это время казалось при чтении Гумба, но с юга на север. Иначе для чего нахам надо было ставить это ограждение.

Не знаю как кто, но лично я запутался. Я только понял, что для Гумба главное, это нивелировать где можно и как можно больше грузинских следов в истории, а роль самих грузин низвести до ничтожного уровня. И пусть это ведет к диким противоречиям - Гумба это похоже не заботит. Он гонит все это в расчете что большинство читателей не обратит на такие вещи внимания, но лишь запомнит его отрывочные готовые тезисы. К примеру: земля выше Жинвали в состав Грузии не входила, таких данных нет; но если найдутся сведения, что земля выше Жинвали входила в состав Грузии, то это она на самом деле не в состав Грузии входила, а в состав иранского субъекта, где была объединена с Грузией под ее именем. Или например: хоть сведения подтверждают, что Цилканские ворота находились в Грузии, в действительности их построили римляне, державшие там свои гарнизоны; но больше надо верить другим данным, по которым Цилкани это нахский топоним и санарийское укрепление. Хоть Иван Петрович, хоть Петр Иваныч, все сойдет, лишь бы никакого Тамаза Мерабовича не было.

0

45

Таким образом, Сарматские ворота Птолемея (Цилканские ворота «Ашхарацуйца»), через которые проходила граница между Азиатской Сарматией и Картли (Иберия), следует отождествлять с горным проходом у слияния рек Арагви и Пшавская Арагви, рядом с местностью Жинвали. От этих ворот на юго-восток граница Сарматии простиралась по северным пределам Албании. К сожалению, Птолемей, как и армянский географ лишь указывает на то, что граница Азиатской Сарматии пролегает по северным рубежам Албании, не давая при этом каких-либо дополнительных уточнений, что затрудняет точное проведение пограничной линии далее, до Каспийского моря. Определять южный рубеж Азиатской Сарматии от Жинвали до Каспийского моря лишь по северной границе Албании было бы опрометчиво, ибо границы Албании являлись весьма неустоичивыми и часто менялись. Так, например, в I в. до н. э. и в I в. н. э. античные авторы (Страбон, Плиний Старший и др.) проводят северо-западную границу Албании по реке Алазань, до впадения ее в Куру. Однако в данном случае нас интересует северная граница Албании, по которой Птолемей проводит южную границу Азиатской Сарматии. В отличие от Страбона и Плиния, Птолемей отображает ситуацию, характерную для II в. н. э, и северо-западную границу Албании отодвигает на запад, доводя ее до линии Жинвали – Тианети, а города, расположенные между реками Арагви и Алазани, включает в состав Албании. Следовательно, согласно Птолемею, от Жинвали на юго-восток граница Азиатской Сарматии шла по линии Тианети – Ахмета – Квел-Даба – гора Гутон Главного Кавказского хребта. Здесь следует отметить тот примечательный факт, что территорию Азиатской Сарматии, лежавшую к северу от Албании (то есть, от вышеуказанной линии), Птолемей называет Санарией.


Это мягко говоря неправда. Первое. Птолемей употребляет термин «санарии», то есть народ санарии. Никакой страны «Санарии» у него нет. Это в данном случае принципиально разные вещи, потому что в составе Азиатской Сарматии Птолемея нет стран, но есть одни народы, поскольку Сарматия сама по себе есть страна. Для сравнения, обозначая ее южных соседей (т.е. отдельные от нее страны), он уже прибегает к терминам «Колхида», а не «колхи», «Иберия», а не «иберы», «Албания», а не «албаны». Следовательно, никакой Санарии здесь априори быт не может, и ее и нет, но есть лишь санарии.

И второе. Не имеется никаких подтверждений в пользу отождествления птолемеевских санариев со средневековыми санарами-цанарами. Санарии Птолемея скорей всего являлись одной из лезгинских (напр. табасараны - [таба]са{нар}ии) или даргинских народностей, чье имя было дико искажено в описании Птолемея, что у него обычное дело. Так, и мы это уже знаем, сваны в одном месте у него фигурируют как «суавы». Или вот та же река Самур, пограничная для Албании и Сарматии, у Птолемея указана как «Соан». Так что, дагестанские санарии Птолемея, по чистой случайности обозначены тем же именем, что и грузинская Санария арабских источников.

0

46

Как отмечено выше, по «Ашхарацуйцу», Цанария занимала территорию от Жинвали на юге, где она граничила с Картли, до областей, лежавших к северу от Дарьяльского перевала, на севере. Таким образом, сведения греческого и армянского географов о Санарии (Цанарии) именно как о политическом образовании, охватывавшем территорию, расположенную к северу от Картли и Албании, полностью совпадают. Следовательно, данные Птолемея отодвигают образование Цанарского княжества к более раннему времени, чем считалось до сих пор в научной литературе. Во всяком случае, сейчас с достаточной уверенностью можно говорить о существовании политического образования Цанария (Санария) уже в первой половине II в. н. э., когда писал свой труд Птолемей).


В предыдущем своем комментарии я уже высказывался относительно мнения Гумба о птолемеевских санариях. Я высказал предположение, что говоря о санариях, как обитателях территории «выше Албании», Птолемей подразумевал одну из народностей Дагестана, видимо пользовавшейся в тот определенный период влиянием среди множества остальных местных народностей, и потому невольно добившейся права быть отмеченной в работе римского географа. Я даже попытался вычислить кто именно это могли быть, и пришел к выводу, что это табасараны, чье имя явно перекликается с именем санариев; да и область Табасаран располагается как раз прямо севернее от исконной Албании. Таким образом, на мой взгляд, санарии Птолемея не имеют ничего общего со средневековыми цанарами.

Но предположим на минуту, что Гумба прав, и благодаря Птолемею мы получаем право отодвинуть дату «образования Цанарского княжества к более раннему времени». Предположим также на минуту, что Птолемей, говоря о народе санариях в составе Азиатской Сарматии, в действительности подразумевал аж цельное «политическое образование», как это хочется Гумба. Пусть все будет так. У меня в связи со всем этим возникает справедливый вопрос: почему один лишь Птолемей? Ашхарацуйц не считается, ибо фиксация тамошнего народа «цанарк» относится к VII веку. А с тем, что цанары появились на исторической сцене в VII веке, добились самостоятельности и определенного могущества в VIII-IX веках, и в том же веке со сцены сошли, я ни с кем не спорю, но сам утверждаю что это так. Меня сейчас интересует «более раннее время», а именно, период со II по VI века, включительно. «Минута» пока не прошла и я продолжаю соглашаться с Гумба, что санарии Птолемея это все те же будущие цанары. Это значит, что они должны быть отмечены в письменных источниках со II по VI века. Меня устроят любые. Потому что, и я думаю со мною согласятся многие, что одного Птолемея тут недостаточно. Один автор один раз упомянул - а Гумба уже нарисовал целое княжество, или даже царство, ибо Гумба попеременно наделяет Санарию различными политическими статусами. И все это на основе одного слова у Птолемея. Нужно больше свидетельств о Санарии-Цанарии в период между Птолемеем и Ширакаци. Но их, увы, нет.

Взять вот хотя бы такого позднеантичного кита истории, как Аммиан Марцеллин, жившего в IV веке и этот IV век описавшего. У него много полезной и точной информации, в том числе и о событиях на Кавказе. При чем, в отличии от Птолемея, ему эту информацию не «привозили», но он отчасти и сам был свидетелем, в качестве непосредственного участника римско-персидских войн. И вот, читая Аммиан Марцеллина, знакомишься с таким странами Кавказа, как Армения и Албания, Лазика и Иберия, и все! Ни о санарском государстве, ни об одноименном народе, или вообще каком-нибудь народе, кроме упомянутых четырех, на Кавказе нет. На Иверийское марзпанство тут свалить уже не получится. По Гумба (именно по Гумба, так как на самом деле гораздо позднее), оно было образовано лишь в 387 году, а это значит, что большую часть четвертого столетия, гумбовское позднеантичное государство Санария должна была существовать, и существовать независимо от Иверии; и быть в таком статусе отмеченной в римских хрониках. Но для Аммиана Марцеллина такого народа как санары не существует. На их потенциальном месте он отмечает лишь иберийцев.

Много пишет о Кавказе IV века и такой выдающий армянский историк, как Фавстос Бузанд. Так, перечисляя наиболее видные на тот период народности северо-восточного Кавказа, он не называет цанар-санар. Зато присутствуют среди них табасараны, под именем таваспаров.

0

47

Прочерчивание границы Картли с Азиатской Сарматией по вышеназванной линии (северные отроги Лихского хребта – Жинвали – Квел-Даба – г. Гутон), на первый взгляд, противоречит сообщению того же «Ашхарацуйца», в котором говорится, что граница Картли простирается до Главного Кавказского хребта. Действительно, в «Ашхарацуйце» ясно указано, что северные границы Картли доходят до Аланских (Дарьяльских) ворот и Главного Кавказского хребта. В то же время, как было отмечено выше, племена, проживавшие к югу от Главного Кавказского хребта до Жинвали, исключены армянским географом из пределов Картли, но упомянуты в составе Азиатской Сарматии. Эти сведения, отмеченные исследователями (Д.Л. Мусхелишвили, Н.Ю. Ломоури и др.) как странные и противоречивые, на самом деле легко объяснимы. Дело в том, что в сообщении «Ашхарацуйца» о том, что северная граница Картли проходит по Главному Кавказскому хребту, речь идет не о собственно исторической Картли (или Картлийском царстве), а о марзпанстве Картли (Варджан), входившем в состав кустака Капкох (Кавказский край) Сасанидской Персии.


Я попробую дать собственное толкование на эти «странные и противоречивые сведения». Конечно я категорически не согласен с Гумба насчет природного различия между Иверийским (Картли) царством и Иверийским (Варджан) марзпанством. Речь в обоих случаях идет об одной стране, если брать этническое и культурное значение. Почему же тогда Ширакаци оставляет горские народности Иверии за ее границами? Очевидно, что тут отображена ситуация в период со второй четверти VI по первую четверть VII веков, время упадка иверийской государственности, когда не было царей и были марзпаны . Пока эти иранские наместники управляли Иверией, превращенной теперь в обычную провинцию Персии, ее горское население совершенно справедливо перестало признавать себя частью единого организма с равниной, попавшей под власть ненавистных иноверных и чужеземных захватчиков, с которыми еще совсем недавно так энергично боролся царь-герой Горгасал. И потому, пользуясь относительной неприступностью мест своего обитания, горцы-иверы отказались признавать власть марзпанов, а значит и власть этой новой, и ставшей теперь «чужой», Иверии, официальными управленцами которой иранские наместники и были. Получается, они отделялись не от Иверийского царства, они просто «ушли в свободное плавание» когда это царство было уничтожено. А новообразованное Иверийское марзпанство горцы просто отказались признавать своей страной. И напротив, они предпочли пользоваться покровительством могучих степных властителей севера, еще памятуя время, когда те выступали в союзе с Горгасалом против персов. К тому же те резко, и в лучшую сторону, отличались от деспотичных сасанидских шахов. Вот и отмечает Анания, что такие то и такие то народности от Хребта отныне живут в Азиатской Сарматии, то есть Хазарском каганате, преемнике царства гуннов, как раз активно помогавших Горгасалу, тогда как подлинная, природная граница Иверии простирается до самого Хребта. Противоречий тут нет, если посмотреть сквозь сегодняшнюю призму: де юре это все еще Иверия - так по крайней мере считают иранские марзпаны и думают равнинные иверы; но де факто это уже земли каганата - земли горцев, не принимающих власти шаха и предпочитающих быть вассалами «царя Севера». Судя по раскладу в Ашхарацуйц, вассалами этого царя были все народности БКХ. Гумба сам признает, что Армянская География грешит «наслоениями», когда в разных справках заключается информация из различных эпох. Так, к слову, Джавахетия в этом труде, в справке об Иверии, значится как провинция Иверии, а в справке, посвященной Армении, как уезд Гугарскской области Великой Армении. Следовательно, граница Иверии до БКХ отражает эпоху Вахтанга Горгасала (до 2/4 VI в.); а цхаваты, гудамакары и др. включенные в сферу влияния каганата, уже ситуацию на 1/4 VII века.

0

48

В 387 г. по договору с Византией Сасанидская Персия закрепила за собой Восточное Закавказье и Восточную Армению. В своих закавказских владениях Персия произвела новое административное деление, заметно перекроившее существовавшие тогда границы. Был создан ряд политико-административных единиц – марзпанства Армн (Армения), Атрпатакан, Варджан (Картли), Ран (Албания), Баласакан и другие, которые в свою очередь образовали кустак Капкох (кустак Кавказ) Сасанидской Персии. Именно эти административные изменения отражены в «Ашхарацуйце», о чем ясно говорится в следующем отрывке: «Կուստակ ի Կապկոհ, որ է կողմն Կաւկասու լերանւ, յորում են աշխարհք երեքտասան. Ատրպատական. Արմն՝ (որ է) Հայք. Վարջան՝ որ է Վիրք. Ռան՝ որ է Աղուանք. Բալասական. Սիսական. Առէ. Գեղան. Շանջան. Դլմունք. Դմբաւանդ. Տապարըստան. Ռւան. Ամոլ, որ պատմել առաջի կայ մեզ» («Кустак-и-Капкох, то есть край Кавказских гор, имеет 13 областей: Атрпатакан, Армн, то есть Армения, Варджан, то есть Иберия, Ран, то есть Албания, Баласакан, Сисакан, Арэ, Гелан, Шанчан, Длмунк, Дмбаванд, Тапарастан, Рван, Амол, о которых мы расскажем ниже»). Как видно из отрывка, армянский географ в начале определяет предмет своего описания – кустак Капкох (Кавказский край) Сасанидской Персии, дает общий обзор его политико-административных границ, а затем подробно описывает каждую из названных областей (марзпанств), приводя при этом персидское название Армении – Армн, Иберии (Картли) – Варджан и Албании – Ран. Приступая к описанию марзпанство Варджан (или Картлийского марзпанства), автор «Ашхарацуйца» устанавливает его политико-административные границы. В марзпанство Варджан, находившееся под непосредственным управлением персидского марзпана, входили собственно Варджан (Картлийское царство), Гугарк и Цанария, к которой принадлежали пшавы, хевсуры, тушины, чарталы и другие кавказские горцы, проживавшие к северу от Жинвали. Пограничная линия марзпанства Варджан (Картли) проходила «по восточной стороне Егр, по Аджаро-Имеретинскому хребту, по реке Квирила, включая область Шорапани, по Кавказским горам, Аланским воротам, по западной и южной границе Лбинка (последняя пролегала по реке Алван (Алазань) и по западной границе Албании). На юге Грузинское марзпанство граничило с марзпанством Армн», и граница эта проходила по южным окраинам бдешхства (области) Гугарка. Таким образом, в сообщении «Ашхарацуйца», где говорится о том, что Картли простирается до Кавказских гор, имеются в виду именно границы Картлийского марзпанства, действительно достигавшие Главного Кавказа. Что же касается собственно Картлийского царства, являвшегося частью Картлийского марзпанства, то армянский географ дает столь подробное его описание, что вряд ли можно усомниться в его хорошей осведомленности в данном вопросе. Всеобъемлющий анализ был проведен акад. С.Т. Еремяном, касались этого вопроса раннее и мы, так что подробно останавливаться на этом не будем и ограничимся лишь описанием интересующих нас северных и северо-восточных границ Картли. Итак, на западе граница Картлийского царства совпадала с границей одноименного марзпанства и доходила на севере до местности Цона недалеко от истока Квирилы, далее она шла на восток, до северного отрога Ломийского хребта, оттуда – на юг, по Ломийскому хребту и по северной окраине Картлийской области Базалети, до реки Арагви (южнее Жинвали), затем двигалась по течению Арагви до впадения ее в Куру. На севере и северо-востоке Картлийское царство граничило с другой политико-административной единицей Картлийского марзпанства Сасанидской империи – Цанарским царством.


Странно, почему Гумба не привел и следующие отрывки в оригинале. А то отрывок с 13 марзпанствами Капкохского кустака в оригинале на армянском им предоставлен, и это прекрасно. Мы в самом деле видим Варджан в составе одного из иранских кустаков, что в принципе общеизвестно и ни чьих возражений никогда не вызывало. Интересное начинается следом, с фразы «приступая к описанию устанавливает», и дальше то описание административно-территориальное устройства марзпанства Варджан, что дает нам Гумба, предоставляя это в русском переводе, при чем еще и в собственной интерпретации. Я попытался найти оригинал гумбовского пересказа в сети, и нашел, не без приятельской армянской помощи, кое-что на армянском сайте, и даже на иранском. В обоих случаях дается расширенная версия Ашхарацуйц, которой, к слову, нет на русском. Какая именно это копия, или там версия, я не в курсе, но никакого описания Варджана, тем паче такого пространного, как у Гумба, что-то я не нашел. Есть описание Капкоха, с Варджаном в составе, это правда. Как раз данный отрывок и приведен Гумба. Но где армянский оригинал, если он когда-либо существовал, описания уже собственно Варджана, Иверийского марзпанства, неизвестно. Я не утверждаю что его не существует в природе. Если он не найден мною, то это еще ничего не доказывает. Возможно просто не существует электронной версии, тогда как Гумба ознакомился с бумажной. А возможно он просто все выдумал. Как бы там ни было, вопрос пока остается открытым.

0

49

Эти две политические единицы – Картли и Цанария – входили в состав Картлийского марзпанства и находились в непосредственном вертикальном подчинении Картлийскому марзпану. Естественно, границы Картлийского марзпанства нельзя путать, а тем более отождествлять с границами собственно исторической Картли, или Картлийского царства. Однако, к сожалению, в исторической литературе территорию созданного Сасанидами Картлийского марзпанства (Варджан) обычно идентифицируют именно с Картлийским царством (Д.Л. Мусхелишвили, Н.Ю. Ломоури, М. Инадзе и др.), что, как мы видели выше, не соответствует действительности. Возможно, наблюдаемое в современной исторической литературе ошибочное отождествление Картлийского царства с Картлийским марзпанством связано с тем, что и Сасанидское марзпанство, и собственно Картлийское (Иберийское) царство официально именовались термином Варджан. В отличие от Армении, в которой царство было упразднено персами, Картлийское царство формально существовало до 532 г., хотя и находилось в подчинении у марзпана, официально именовавшегося марзпаном, или питиашхом (бдешх) Варджан. С укреплением персидской административно-территориальной единицы − марзпанства Варджан, произошла трансформация смысла, вкладывавшегося в понятие Варджан. Под страной Варджан стали понимать не собственно Иберию (Картли, или Картлийское царство), а марзпанство Варджан, куда входили Гугарк и Цанария, что, разумеется, нашло отражение в раннесредневековых источниках. Это, видимо, и вводит в заблуждение современных исследователей. Между тем, совершенно очевидно, что при изучении тех или иных вопросов, касающихся исторической географии Картли периода марзпанства, нельзя путать территорию Картлийского марзпанства с территорией собственно Картлийского царства. Обязательно нужно учитывать, что термин Варджан (Картли, Иберия) в марзпанский период употреблялся в источниках в двух смыслах и обозначал как созданное Сасанидами Картлийское марзпанство, так и собственно Картлийское царство.


В кои то веки я согласен с Гумба. И правда, нельзя путать границы марзпанства Картли с царством Картли, и отождествлять оба субъекта. Однако причина по которой нельзя так поступать, у Гумба вывернута наизнанку. Все ровно наоборот от того, как он это объясняет. Напомню, у него Горная Иверия (Арагвское ущелье и др. местности) - произвольно и исторически неправомерно (на отрезок IV-VII вв) обозначенная им как Цанария - существовала независимо от Иверии, или скажем так, Иверийского царства. Но вот, значит, Иверийское царство, после тяжелой борьбы под предводительством Вахтанга Горгасала, теряет свой суверенитет и становится обычной провинцией Персии. По Гумба, именно в это время Горная Иверия, или «Цанарское царство», непостижимым образом попало в состав этого новообразованного Иверийского марзпанства. Что это Цанарское царство делало все то время, пока Горгасал воевал с персами, где оно было когда армянские Мамиконяны вели упорную и героическую борьбу против сасанидского ига, непонятно. Непонятно, потому что никаких сообщений о ней, да хотя бы у тех же Елисея и Лазаря, двух армянских историков, в подробностях описавших эту непростую для кавказских христиан пору, не имеется. И как так получилось, что превратить армянскую и иверийскую страны в свои марзпанства, Сасанидам удалось только после тяжелой и долгой борьбы, а это таинственное Цанарское царство тихо и незаметно влезло в один субъект с упраздненным Иверийским царством; и через это Иверия получила в свой состав данную территорию?

Здесь, как я и сказал, все в точности до наоборот. На деле, Горная Иверия, населенная такими же этническими грузинами, как и равнинная, была органической частью Иверийского царства. Поэтому, когда страна Вирк мелькает у тех же армянских летописцев обозначенного периода, речь идет как об одном целом - будь то равнина, будь то горы. Зато с падением царства, Горная Иверия (и она по прежнему еще не Цанария!) отделяется от основной, «равнинной» Иверии, в силу того, что эта «равнина» теперь прочно оказывается в руках иранских марзпанов. Так что Гумба вывернул эту историю наизнанку. Не горцы вошли в состав Картли при персах, но горцы были в составе Картли до персов, и стали независимыми от Картли при персах, и скорее попали в зависимость от гуннов (сначала) и хазар (впоследствии), что и представлено в Ашхарацуйц. Далее, уже в VII веке здесь поселяется группа пришлых чанов (колхи), чей хорепископ в VIII веке поэтапно подчинит своей власти сперва всех окрестных горцев, а затем частью и равнинное население, в основном кахетинское. Так и возникнет Цанарское княжество. Это хоть и коротко, но четко и ясно описано у средневекового армянского историка Вардана Великого. Длительное полунезависимое существование Горной Иверии (вряд ли гунны или хазары создавали администрации на Кавказе) как раз и подготовило платформу для появления на ее землях сильного независимого княжества, или хорепископства, если точнее; чего бы не произошло, попади Горная Иверия в состав Иверийского марзпанства, как это представляет Гумба.

0

50

Таким образом, по «Ашхарацуйцу», этнические и политические границы Картлийского царства доходили до Жинвали, где, у слияния рек Арагви и соединена к созданному Картлийскому марзпанству, функции марзпана в первое время были возложены персами на бдешха (правителя) Гугарка, который стал именоваться также и бдешхом или питиашхом Картли (Варджан). В военно-административном отношении Картлийское царство и Цанарское княжество были непосредственно подчинены бдешху (питиашху) Картли. Резиденция марзпанства Картли находилась юго-восточнее Тбилиси, в местности Бостан-Калаки (востан-город). После упразднения Картлийского царства в 523 г. вместо бдешха Гугарка роль наместника Картлийского марзпанства Сасаниды была передана уже непосредственно персидскому марзпану, который присылался из Персии. Резиденция марзпанства была перенесена из Бостан-Калаки в Тбилиси, а в Мцхета вместо упраздненной царской династии теперь сидели правители Картли, которые носили титул «мамасахлиси».


Как обычно, по порядку. Питиахш в Картли еще не означает картлийский питиахш. Так во всяком случае в эпоху Сасанидов. А о более раннем периоде в эпоху Аршакидов, когда значение титула питиахша в Картли носило несколько иное значение, это уже отдельная тема. Так что, на протяжении пятого столетия, питиахшами в Картли были исключительно питиахши Гогарены, или бдешхи Гугарка, если по армянски. В основном это была отдельная должность, находившаяся в подчинении у царя Картли, подобно остальным эриставам, но, в отличии от них, пользовавшаяся большей самостоятельностью и сохранявшая определенное самоуправление в своей автономной вотчине, в Гогарене. Пару раз эта должность совмещалась картлийскими царями, и тогда понятия «питиахш в Картли» и «питиахш Картли» практически соединялись, так как одно и то же лицо в такой момент становилось и питиахшем Гогарены и царем всей Картли.

Когда царство было упразднено, и вместо картлийских царей управлять Картли стали иранские марзпаны, гогарские питиахши на время сохранили свою должность, равно как и свой прежний статус по отношению к той фигуре (марзпан Варджана) что отныне заняла место прежнего патрона (царь Картли). Но предполагаю, в течении шестого столетия, еще при марзпанах, Гогаренское питиахшство потеряло свой автономный статус, а сами питиахши сошли с исторической сцены.

Значит у нас вот что. По Гумба, в Картли с 387 по 523 год главными были питиахши Гогарены, которым подчинялись царь Картли и царь Цанарии. Все вместе они - Гогарена, Картли и Цанария - составляли иранское марзпанство Варджан, но пока без марзпанов. С 523 года наконец появились марзпаны, и появились они прямиком на месте картлийских царей, чей титул был упразднен. Чем помешали Сасанидам картлийские цари, что им непременно вдруг понадобилось их упразднять, особенно после того, как они терпели их существование полтора века, Гумба не поясняет. А то ведь царь Картли, у Гумба, должность в любом случае фиктивная; настоящие правители у него - питиахши. Но именно питиахшов Сасанидские шахи не трогают, а просто понижают в иерархии с первого места на второе. И если раньше на втором месте находились картлийский и цанарский цари, то теперь картлийский царь исчез, а к цанарскому царю спустили гогарского питиахша; ну и добавили представителя новой должности в Картли – картлийского мамасахлиси. Первое же место в иерархии, разумеется, заняли варджанские марзпаны. Что сказать? Все это на 90% не соответствует историческим данным и всего навсего выдумано Гумба.

На деле не было никаких царей Цанарии, а питиахши находились в подчинении у картлийских царей, подлинных владетелей Картли, а никак не наоборот. Другое дело, что для обозначения иранских наместников, или губернаторов-марзпанов, грузинские авторы (Мровели, Джуаншериани) использовали близкие по значимости термины из грузинского языка, а именно, питиахш и эристав. Это однако еще не делало марзпана питиахшем. С 523 года царей в Картли практически нет; разные ветви царской династии обосновались на окраинах страны. А на месте царей начинают сидеть марзпаны Варджана (Картли). Где-то в течение второй и третьей четверти века, видимо исчезают и гогарские питиахши. Наконец в последней четверти, должность марзпанов шахи вынуждены убрать, а на место правителя Картли теперь садится эрисмтавар.

Что касается Цанарского царства, то повторяю, что никакого царства там, в горной Картли, нет, и не будет, как и нет еще и самой Цанарии. Она появится только в следующем столетии. А пока там с 523 года, скорей всего родовой строй и горская демократия, и неподчинение власти марзпанов, но с сохранением духовной зависимости от Цилканской епархии Грузинской церкви.

0

51

Безусловно, обозначенные выше северные границы Картли и Колхиды не всегда совпадали с южной линией Азиатской Сарматии, так как само собой разумеется, что политические границы Картли и Колхиды не были постоянными и в те или иные исторические периоды менялись. По имеющимся в нашем распоряжении материалам, установление северной границы Картли древнегрузинская историческая традиция относит к началу II в. до н. э. Связывается это, как уже было сказано, с Картлийским царем Мирваном, который построил укрепленные ворота Дарубал на границе с Дурдзукети. По-видимому, к тому времени северная этнополитическая граница Картли доходила до этих ворот, называемых Дарубал, Цилканские ворота, Сарматские ворота, известных также как Укрепление Иберийской страны. Но немного позже – видимо, начиная с середины II в. до н. э., политическая граница Картлийского царства простирается уже до Главного Кавказа, о чем свидетельствует известное сообщение Страбона: «Равнину (Иберии) населяют те из иберов, которые более занимаются земледелием и склонны к мирной жизни, снаряжаясь по-армянски и по-мидийски, а горную (часть) занимает воинственное большинство, в образе жизни сходное со скифами и сарматами, с которыми они находятся и в соседстве, и в родстве, впрочем, они занимаются и земледелием, и в случае какой-нибудь тревоги набирают много десятков тысяч (воинов), как из своей среды, так из тех (народов)»


Здесь мы сталкиваемся с обычным подлогом, когда из текста вынимается кусок и вставляется отсебятина. При чем я ловлю Гумба на этом деле уже не первый раз. Итак, вот что в действительности написано у Страбона в последнем предложении, там где Гумба вставил свое «так из тех народов»: «..так и из числа скифов и сарматов..»

Сразу возникает резонный вопрос, в чем причина данного подлога. На это сам же Гумба и отвечает, в следующем предложении (которое я рассмотрю соответственно в следующем комментарии), где заявляет, что Иберия Страбона носила «собирательное значение для этнически различных жителей равнины и гор». То есть, в Иберии на равнине жили иберы, а в горах народности, этнически с иберами не связанные, и, как можно догадаться зная мотивы Гумба, скорее всего это были этнические нахи. Разумеется, оставь Гумба все как в оригинале, здесь просто не нашлось бы места нахам, которых Гумба непременно надобно сюда втиснуть. А так, по Страбону получается, вот тебе иберы равнины, а вон иберийские горцы, активно контактирующие с сарматами, и подпавшие под их культурное воздействие (так в дальнейшем и возникнут двалы, между прочим). И в случае войны, сарматы подключаются как союзники этих горцев Иберии. Так рассказывает Страбон. Тогда как Гумба, вычеркивая скифов и сармат, и заменяя их «теми народами», существенно меняет смысл слов Страбона. Если оставить сармат и скифов, то во-первых, сразу ясно, что подмога приходит от соседей, от конкретных народов - скифов и сармат, и во-вторых, это точно не нахские народы. Но если прочесть как написано у Гумба, то непонятно что это за «те народы», где они обитают, кем являются этнически. Идеальная возможность для спекуляций.

0

52

Использование древнегреческим географом термина Иберия в собирательном политическом ззначении для обозначения этнически различных жителей равнины и горцев, несомненно, говорит о том, что начиная с середины II в. до н. э. Картлийскому царству удалось, видимо, распространить свое политическое влияние на горское население на территории вплоть до Главного Кавказского хребта.


Достаточно рассмотреть описание Страбоном Кавказского Причерноморья, где он тщательно расписывает всю этническую пестроту региона, чтобы убедиться, что знаменитый античный географ в подобных вопросах был щепетилен. Имелось бы этническое различие между жителями равнинной и горной частей Иберии, это обязательно отразилось бы у Страбона в их четком разграничении: первых он просто назвал бы иберами, а вторых тем именем, каким они и назывались, в случае конечно если они были неким отдельным от ибер этносом. Но они не были отдельным этносом, и потому Страбон этого не делает, хотя возникает ощущение, будто он разглядывает Иберию сквозь увеличительное стекло, так подробно он раскрывает классовую структуру иберийского общества. Итак, будь горцы отдельным этносом, это непременно нашло бы свое отражение у Страбона. Но самое большее что нашел тут Страбон, это сильную культурную близость иберийских горцев с сарматами, и их физическое родство с ними (видимо через браки).

И наконец пару слов по фразе о распространении Иберией своего влияния на горское население во II веке до нашей эры. Гумба снова неправ. Дело в том, что II век до нашей эры, это век политического бессилия Иберии, и век могущества Армении. При чем, такое положение сохранялось и в следующем веке. Будь горское население в этот период независимым от Иберии, оно бы таковым и осталось, поскольку никаких силенок у Иберии этого времени не нашлось бы для «распространения своего влияния». Тут стоял вопрос как бы самой высвободиться из под армянского влияния.

0

53

Однако факт применения термина Санария (Цанария) автором II в. н. э. Птолемеем для обозначения территории между Албанией, Иберией и Дарьяльскими воротами, говорит о том, что уже в то время Санария (Цанария) была политически самостоятельной и границы ее с Картли на юге проходили по укрепленным воротам (Цилканские, Сарматские, Дурдзукские) у Жинвали.


Это наверно становится уже забавным, но Гумба снова заблуждается. Вообще, складывается ощущение, что он как будто нарочно все переиначивает наизнанку. В предыдущем комментарии я объяснил, что Иберия во II веке до нашей эры не могла ни на кого влиять, но сама находилась в тени своего более влиятельного южного соседа. Но именно на период бессилия Иберии, Гумба наделяет ее способностями и влиятельностью. И наоборот, говоря о II веке нашей эры, он выставляет Иберию, как неспособную удержать своих горцев. А ведь как раз в это время, в царствование Фарсмана Квели, Иберия резко усиливается. Иначе говоря, у Гумба, Иберия подчиняет горцев тогда, когда о ней (Иберии) известно, что она слаба; а выходят из под контроля Иберии горцы именно в период ее (Иберии) усиления. Ну не абсурд?!

И под конец, раз уж речь снова зашла о Цилканских воротах, какой уже раз отождествленных Гумба с воротами Дурдзукскими и Сарматскими, хочется обратить внимание на одну, возможно очень даже и немаловажную деталь. Действительно, если прочесть в русском переводе краткой версии Ашхарацуйц раздел об Азиатской Сарматии, там четко указано, что цанары владеют Аланскими (Сарматскими) и Цилканскими вратами. Гумба посчитал это сообщение настолько важным, что значительную долю своих тезисов об исконной, этнической границе Иверии по Цилкани, а не по Дарьялу, подкреплял именно этим фактом из Ашхарацуйц. И на первых порах я данный факт не отрицал, ибо что нам дано [в русском переводе] – то дано. Я доверился этой информации, безо всяких подозрений. Но каково было мое изумление, когда я обнаружил, что это сообщение в оригинальной [армянской] и расширенной версии Ашхарацуйц, звучит немного иначе, с различием буквально в одном слове. Итак, в русской краткой версии «у цанар проходы Аланский и Цекан», что уже многим, и без Гумба, давало повод сдвигать историческую границу Иверии VII века с БКХ на Цилкани, ибо «Цекан», хоть и с натяжкой, но еще можно сверить с «Цилкани». Но вот как эта фраза написана в расширенной армянской версии: «Ծանաւրք յորում Ալանաց դուռն եւ Ծիծեն դուռն» - «у цанар проходы Алан и Цицен [Дзидзен]». «Ծ ծ» – это буква «ча» армянского алфавита, и в зависимости от восточного или западного диалектов, произносится как «ц», или «дз» соответственно. Это «ի» - «ини», то есть русское «и»; это «ե» - «йеч», или русское «е», и наконец эта буква «ն» - «ну», соответствует русской «н». Итого имеем Цицен, если на восточном, или Дзидзен, если по западному; и как видим, здесь еще меньше фонетической близости с Цилкани, и любая «натяжка» тут уже не выдерживает и рвется. Зато со словом «чечен» сходство налицо. И тут кстати вспоминаются гумбовские Дурдзукские врата. Только если у него они опять навязчиво отождествляются со все тем же Цилкани, у меня это перевал на БКХ, соединяющий Арагвское и Ассиновское ущелья. Это как раз немного восточнее от Дарьяла. Неизвестно, знаком ли был термин «чечен» уже во время Анании Ширакаци, и он назвал этим словом, только в искаженной форме «цицен», и Дурдзукские врата, являвшимися пограничным пунктом страны нахов и страны ивер, или же «цицен»/«чечен» есть более поздняя вставка на месте «дурцук», ибо древние дурдзуки и современные чеченцы принадлежат к одной нахской этнической группе, и потому отождествление обоих слов не должно удивлять. Отдельное внимание заслуживает и паткановский перевод Ашхарацуйц с "объяснительными примечаниями" (от Патканова). У него данный отрывок в русском переводе выглядит вот так: "Цанарка, в земле которых находятся ворота Аланские и еще другия ворота Кцекен, названные по имени народа". Это дает мне еще один повод думать, что Цилкани в других версиях перепутано с Чечен, с воротами "названными по имени народа", т. е. чеченского народа.

Как бы там ни было, получаем следующую картину: цанары в VII веке поселились на северных склонах БКХ, и объединившись на первых порах с местными нахами, взяли под свой контроль перевалочные пути через Дарьял и через Дурдзукские врата. Первый, это известное Дар-Алан, или «Ворота Алан», и так оно и отображено в Ашхарацуйц; а аланы это те же сарматы, и потому это еще и Сарматские врата в иных источниках. Второй путь, по соседству, восточнее, известен как Дурдзукский, но в Ашхарацуйц, через запутанную трансформацию, стал Чеченским. Выходит, граница горных ивер с цанарами и нахами в VII веке пролегала по БКХ, а не по Цилкани. По Цилкани (хотя Цилкани в Ашхарацуйц, получается что и не упомянут вовсе!) возможно пролегала фактическая граница Иверийского великого княжества (эрисмтаварства) и Каганата, через этих самых горцев-ивер, вассальных хазарам. Но этническая граница Иверии как страны, чей этно-культурный ареал горцы в любом случае никогда не покидали, однозначно пролегала по хребту Большого Кавказа.

0

54

Спасибо!

0

55

Shalva написал(а):

Спасибо!

Приветствую Вас, уважаемый Шалва.

0


Вы здесь » Форум историка-любителя » Основной форум » «Нахи», Г.Дж.Гумба. Первая часть Первой главы (нахи)