Форум историка-любителя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум историка-любителя » Основной форум » «Нахи», Г.Дж.Гумба. Первая часть Пятой главы (Передняя Азия)


«Нахи», Г.Дж.Гумба. Первая часть Пятой главы (Передняя Азия)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Глава V НАХСКО-ПЕРЕДНЕАЗИАТСКИЕ ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ СВЯЗИ 1. О нахско-переднеазиатских этнотопонимических параллелях. Исследователи уже давно обратили внимание на то, что этнонимы и топони- мы, распространенные в древности в Передней Азии, находят параллели в вайнах- ской этнонимике и топонимике. При этом речь идет не о единичных случаях, а о множестве древних переднеазиатских названий, поразительное сходство которых с нахской этногеографической номенклатурой поражает так, что вряд ли можно объяснить это простой случайностью. Значительная часть нахских этнонимов и топонимов, в той или иной степени имеет параллели в ономастике Урарту, где они встречаются компактно на одной и той же территории и образуются сходственны- ми характерными чертами. Число таких названий-двойников существенно увели- чивается в последнее время, причем все они получают надежное объяснение в нах- ских языках и привлекают к себе пристальное внимание ученых1 . Именно к таким топонимам-двойникам относится и название отмеченной нами ранее области, именуемой в урартских источниках Цупа(ни), Цуба(ни) (KURŞupani – Şupa), а в древнеармянских – Цопк (Ծոփք), локализуемой на левобе- режье Евфрата, в районе его слияния с рекой Арацани, а также на сопредельных территориях. И.А. Джавахишвили, Г.А. Меликишвили, а вслед за ними и значи- тельная часть исследователей название Цупани (Цоп, Цов) сопоставляют с вай- нахскими цовами (цова-тушинами) и с местностями Цоб и Цоп, расположенны- ми в Марнеульском районе современной Грузии2 . В хеттских надписях указанная область называется Исуа-Исува, в ассирийских – Ишуа (KUR||URUIšua), в античных же источниках − Софена. Название реки Арацани (Арцаниа), протекавшей по об- ласти Цоп, также находит параллель в нахском гидрониме Араца (Арца) в Цова- Тушетии. 1 В научной литературе уже не раз говорилось о широком распространении в районах Центрального Кавказа, особенно в горах Чеченской и Ингушской республик и в горной части современной восточной Грузии, двойников урартских этнонимов и топонимов. К таковым относятся, например: Киехуни, Зазабаха, Ишала, Тунибуни, Эланни, Арар- на, Хубушкие, Нахчаван, Ассы (Аззи), Армхи (Архи), Таргим (Торгом), Хабхи, Уллуби, Химе, Луха, Ардини, Шатой (Шатик), Варанда, Акки, Бушту, Эллили, Зикирту, Харачой (Корчайкх), Энзите, Манна, Харун, Сухме, Гильзани, Арлаини, Замани, Эрджиша, Заран- да, Арцабка и др. 2 Джавахишвили И.А. Основные историко-этнологические проблемы… С. 47–49; Ме- ликишвили Г.А. Наири-Урарту... С. 401; Его же: К истории древней Грузии... С. 167–168. 210 Глава V. Нахско-переднеазиатские этнокультурные связи Далее, на юге, в районе слияния Западного и Восточного Тигра, по сосед- ству со страной Алзи (Алзни), известной еще как страна мушков, располага- лась страна Бабанахи (Бабхи) (KURBabanahi – Babhi(u) – Papanahi)3 , название которое связывают с самоназванием чеченцев и ингушей – нахи4 . Неподалеку от Бабанахи, в долине реки Батман, притока Тигра, источники упоминают также область Нахрина (Нахирия) и одноименный город (URU||KURNah(i)rina, Nih(i)ria)5 . Как полагают исследователи, термин бабхи на хурритском и урартском языках означает горцы, и в таком случае Бабанахи, возможно, следует понимать как горские нахи, в отличие от Нахирия – равнинные нахи. В этой связи стоит также упомянуть местность Нохараста в горной Чечне, название которой созвучно урартскому Нахарина. Северо-восточнее Бабанахи и восточнее Алзи, в долине Восточного Тигра находилась страна Мокк. От области Бабанахи, примыкая с юга к стране Мокк, пролегала горная цепь, известная как Кордук (Кордуена), название которой ча- сто использовалось для обозначения жителей окружающей территории (горной и предгорной). В названии Мокк, как уже отмечалось, усматривается нахское слово мохк (муохк) – страна, а в имени Корд//Корт – нахское слово вершина. С самоназванием чеченцев нахчи//нохчуо исследователи связывают город На- хчаван и соименную область на западном побережье оз. Урмия, город-область На- хчеван на левобережье Аракса, город Нахчаван в Кыгызманском районе Карской области, средневековый город Нахчиван в верховьях р. Алазани. А на юго-вос- токе Урмийского озера, по соседству со страной Зикирту и Манейским царством, находилась страна Дурдукка (URUDurdukka), или Зурзукка (URUZurzukka), название которой сопоставляется с древнегрузинским именем нахов – дурдзуки. Все отмеченные выше параллели давно уже вошли в научный обиход, хотя надо отметить, что их правомерность в тех или иных случаях вызывает у иссле- дователей сомнения. Тем не менее, закономерность и объективность подобных сопоставлений подтверждается вновь и вновь обнаруживаемыми этнонимами и топонимами урартских областей, имеющими аналоги в нахской этнической и гео- графической номенклатуре. Помимо вышеперечисленных, выявляются и другие этнонимы и топонимы, имеющие ярко выраженный нахский облик: к области Дурдукке с юго-запада примыкала упоминаемая урартскими источниками область Меишта (URUMeiśta) с одноименным центром6 . Ее название находит прямую параллель в названии че- ченской горной области Меишта//Меиста; название поселения Кабани на пра- вобережье Евфрата к юго-западу Цопа (Цопани), перекликается с наименовани- ем расположенной на Центральном Кавказе местности Кобан (соврем. Северная 3 АВИИУ, 5, 6, 7, 10 (II, 16; IV, 7); УКН, 28, стк. 5–11. 4 Бабахян Л.О. К вопросу о некоторых пранахских топонимах и этнонимах Передней Азии, Закавказья и Северного Кавказа // Вопросы исторической географии Чечено-Ингу- шетии в дореволюционном прошлом. Грозный, 1984. С. 5–15. 5 АВИИУ, 40 (6); УКН. 156DI, стк.11–13. Город Нахирина отождествляется с поздним Тигранакертом (соврем. Сильван). 6 УКН, 24, лиц. стор., стк. 5–7, 10–12; АВИИУ, 35, HCS, стк. 51-52. Нахско-переднеазиатские этнотопонимические параллели 211 Осетия); самоназвание урартийцев биайни (биайнили) созвучно названию чечен- ского тейпа Беной, а также топониму Биениста в области Малхиста. С нахским этнонимом кисты (кусты) можно сопоставить древние названия следующих местностей: Кистах (Киста-хи) в Сасунских предгорьях Западной Армении, в 35 км юго-западнее г. Муш; Кистусджвари (Кист(ус)-джвари) в 14 км юго-восточнее г. Ахалцихе, недалеко от реки Посх (Поцх), впадающей в Куру7 . С.Т. Еремян связывает с нахским этнонимом куст также и название местности Кусти, расположенной в Тавушской области (Тавуш-Шамшадин) на северо-вос- токе Армении8 . На территории вокруг озер Ван и Урмия и к югу от них, в верховьях Тигра9 и Большого Заба, а также в областях, прилегающих к Верхнему Евфрату, т.е. там, где обнаруживается концентрация топонимов, тождественных нахским, урарт- ские и ассирийские источники упоминают ряд горных хребтов, названия которых имеют основу арц//арс, которая, как уже отмечалось выше, в нахских языках оз- начает лесистый хребет. Так, к западу от Большого Заба, между областями Ху- бушкиа и Мусру была известна могучая гора Арсиу (ŠADUArsiu)10, на северо-восто- ке от Ванского озера – горная цепь Арцабиа (ŠADUArşabia) и одноименная область, а на утесах горы Арцабиа насчитывалось 146 поселений, окружавших 21 укре- пленный город. Названия многих городов-крепостей, располагавшихся на утесах Арцабиа, перечислены в надписи ассирийского царя Саргона II: Хурнуку, Харда- ниа, Гизу-Арцу, Шашзисса, Хундурна Верхняя, Уаднаунза, Арацу, Шадишциниа, Хундурна Нижняя, Эл(…)нак, Цитту-Арцу, Зирма, Сурзи, Элийадиниа, Даг(…), Цурзи-Алдиу, Армуна, Кинаштаниа11. Само название Арцабиа ассирийской над- писи сохранилось в названии древнеармянской крепости Арцоваберд (укрепле- ние (крепость) Арцабиа12). По мнению Я.А. Манандяна, некоторые из вышепри- веденных наименований урартских укрепленных городищ, а именно Хундурна, Кинаштаниа, Цитту-Арзу и Харданиа, дошли до наших дней и отразились в на- званиях современных селений Гюндурма, Джендурма (← Хундурна), Камусатан (← Кинаштаниа), Шатыр-Кенды (← Цитту-Арзу), Хердаблан (← Харданиа13). На юге от горы Арцабиа, в Васпуракане располагалась древнеармянская об- ласть Арцруник с одноименным городом, и ее, вероятнее всего, следует связывать с упоминаемым урартскими источниками в этих местах городом-областью Ар- цруниуине (Арцруниунеани) (KUR||URUArşruniuine14). На юго-восточном побережье 7 См.: Словарь топонимов Армении и сопредельных стран. Т. II. Ереван, 1988. 8 Еремян С.Т. Опыт восстановления… С. 271. 9 Река Тигр по-хурритски называлась Аранцахи, что переводится с нахских языков как равнинная река (см. Нунуев С.-Х. Нахи, пророки, судьба... С. 294). 10 АВИИУ, 49(309). 11 АВИИУ, 46 (109), 49 (233); Арутюнян Н.В. Топонимика Урарту. С. 43–44. 12 Манандян Я.А. О местонахождении древних стран Армянского нагорья Уруатри и Наири. Труды. Т. 5. Ереван, 1984. С. 480. 13 Там же. 14 К урартскому Арцруниуини (Arşruniuini) следует, видимо, возводить и происхож- дение известного древнеармянского нахарарского рода Арцруни, создавшего в раннем 212 Глава V. Нахско-переднеазиатские этнокультурные связи оз. Ван, южнее города Тушпа была известна гора Арциду (ŠADUArşidu), и здесь же, «на уступах больших гор», располагалась область Арцугу (URUArşugu15). На южном побережье оз. Ван, в стране Мокк находилась (на одноименном утесе) крепость под названием Арцвакар16, где кар – по-армянски камень; западнее же Ванского озера, на правобережье Арацани, была расположена древнеармянская крепость Арцвик, которую Г.А. Халатянц связывает с упоминаемой в этих ме- стах в одной урартской надписи областью Арсуани (KUR||URUArşuani) с соименным центром. Следует также отметить урартскую крепость Арцуни (древнеармян- ская Арцви-Берд) в Сасунских горах, недалеко от Муша, и городище Арцуруни (KURArşuruni) на склоне горы, в области Тарон. Как уже отмечено выше, названия горных хребтов, а также построенных на горных утесах поселений и городищ с нахской основой арц//арс (лесистый хребет) встречаются и на Ерзрумском (Ар- црумском) плоскогорье, в верховьях Евфрата и Куры, в бассейне Чороха и цен- тральных районах Кавказа. В ономастике Урарту и близлежащих областей выявляются также уже отме- ченные суффиксы, характерные для нахских языков, в частности суффикс ск// шк, встречающийся в древних топонимах Центрального Кавказа (см. гл. II). При этом обращает на себя внимание практически полная идентичность некоторых переднеазиатских топонимов с суффиксом шк//ск, с нахской топонимикой Кав- каза, например: город Тумеишки (URUTumei-ški) урартских надписей, локализуе- мый на берегу Евфрата, по соседству с Цопани (Цопк), и нахские топонимы Те- мишка (Ичкерия) и Тамиска (Северная Осетия, Алагирское ущелье); Хубушкиа (KUR||URUHubuškia), область с соименным центром в стране Мокк, на юге Ванского озера, и Хубушка в Ичкерии; Шашки (Šaški) – название племени и области в стране Диаухи (Дайиэни), и Шешки в Ичкерии, а также Шишки в Кабардино-Бал- карии; город-страна Арцашку//Арзашку (URU||KURArzašku17) на северном побережье озера Ван и местность Ерзашка в Ичкерии; Адаррашка, Амурашка в стране Баба- нахи, Ардишка в стране Мусасир и др.18 В топонимике Урарту встречаем и другой характерный для нахских языков суффикс – ла (л, ла). Среди них следует выделить города Сарбалиа//Сирба-лиа (URUSarbalia) и Дидуала (URUDiduala), локализуемые между Хабхи и Мехри, у подножья Кордуенских гор.19 По всей видимости, урартское название Сарбалиа имеет связь с нахским этнонимом сьерби, упоминаемым в центральных районах Северного Кавказа еще Страбоном, а также с названием местности Сарбала в Шаро-Аргунском ущелье Ичкерии. средневековье Армянское царство Арцрунидов (Страна Арцрунидов, известная еще как Васпураканское царство). 15 АВИИУ, 49 (280). 16 Здесь найдены урартские клинописные надписи, высеченные на стенах пещер. Со- гласно армянским преданиям, в этих местах жили хури-перины. 17 Город Арзашку//Арцашку был столицей Урарту при первом урартском царе Ар(р) аме.18 УКН, 156BI, стк. 13–29. 19 АВИИУ, 20. Нахско-переднеазиатские этнотопонимические параллели 213 На левобережье Евфрата, вблизи областей Алзи и Бабанахи, находилась терри- тория урартского племени Шадали(ехи) (Šada΄liehi) с поселениями Шуришили(ни) (URUŠurišilini) и Тархигама (URUTarhigama20). Урартское название Шадали(ехи) так- же практически идентично нахскому названию местности Шатили (Шедала) в Хевсуретии (ср. также Тархигам и село Таргим в Ингушетии). Суффикс л (ла) следует также выделить в следующих названиях: укрепленно- го города Шуандаху-л (URUŠuandahul), размещавшегося к юго-востоку от Урмий- ского озера, по соседству с Дурдуккой и Зикирту; поселения Диул-ла (URUDiulla) в Сасунских горах, на горе На-ла (ŠADUNal(a); имени Изал-ла//Ицал-ла//Ишал-ла (KUR\SADU\URUIzalla-Işalla-Išalla), упоминаемого в источниках с детерминатива- ми город, гора, страна на территории между Евфратом и Тигром, по соседству с горами Амадани (водораздел между Евфратом и Западным Тигром); местно- сти Умала//Умалиа (URUUmala), расположенной у подножья горы Амадану; горы Шерабе-ли (ŠADUŠerabeli) − между горами Амадани и Тархуна; области Хали-ла (KURHalila) в районе верхнего Тигра, рядом с горами Кашийари; поселения Наба- ла (URUNabala), располагавшегося вместе с Адаррашкой в Хабхи; городов-кре- постей Цинишпала (URUŞinišpala) и Айале (URUAiale) в стране Армарили, Аеалиа (URUAealia) – в стране Цийадхи, на восточном побережье Ванского озера и др.21 Кроме того, тот же суффикс имеют следующие топонимы: Уаштал (Uastal) – на- селенный пункт в стране Сухма на правобережье Верхнего Евфрата, по соседству с Цупани; Цудала (URUŞudala) – укрепленный город в местности Бузуниа, рас- полагавшейся между областями Игани (Ийани) и Эриахи, на юго-востоке озера Чалдыр; Эратели и Эратели-ули (букв. Эратели-другой) (URUErateli) – города в области Игани (Ийани), локализуемой у южного побережья оз. Чалдыр; Хилдихе- рули – племя и город в стране Диаухи; Шашила (URUŠašiluKUR-ni – страна города Шашилу) – царский город страны Диаухи, и т.д.22 Весьма примечателен тот факт, что топонимы с суффиксами л (ла) и ск//шк встречаются вокруг озер Ван и Урмия, а также на юге от них, в верховьях Боль- шого Заба и Тигра, на берегах Верхнего Евфрата и верхнего и среднего течения Аракса (Эрасха), в долине Чороха и далее в районах Центрального Кавказа, на тех территориях, где выявляется древняя ономастика, образованная характерны- ми сходственными чертами, имеющие параллели в этнотопонимике Ингушетии и Чечни и в большинстве случаев довольно прозрачно объяемые на нахских языках. Среди значительного числа древних этнонимов и топонимов Передней Азии, сходных с нахскими, особый интерес вызывают названия с основой малх: Малхи- си (Малх-иси) – местность в Мусасире (Муцацир), упоминаемая в надписи асси- рийского царя Салманасара III (859 – 824), составленной в 828 г. до н.э., во время военного похода на Урарту; Малхис (Малх-ис) – поселение между Хубушкией и Мана, встречающейся в рассказе о походе на Урарту ассирийского царя Салма- 20 УКН, 28. 21 АВИИУ, 46 (32); 42 (23); 10 (IV, 43); 23 (III, 92); 49 (269); УКН, 28, верхн. стор., стк. 9-12. 22 АВИИУ, 27 (II, 45); УКН, 155F, стк. 6-12; УКН, 127, III, стк. 56-58; УКН, 36, стк. 7-8; 37, стк. 2-3. 214 Глава V. Нахско-переднеазиатские этнокультурные связи насара IV (781–772); Малхован (Малх-ван, современная Малкава), поселение в области Ван, в 47 км к востоку от города Ван23. Область Малхина в Наири-Урарту упомянута и в надписи ассирийского царя Ашшурнасирапала II (884 – 859) в связи с его походом на Наири-Урарту в 879 г. до н.э. Как свидетельствует надпись на каменном монументе из Тушхана, этот маршрут пролегал из города Тушхана на север, через перевалы Сасунских гор к долине Арацани, где Ашшурнасирапала II и вступил в страну Малхина (Malhina)24. Таким образом, землю Малхина, встречающуюся в надписи Ашшур- насирапала II, следует локализовать в Сасунских предгорьях, в пределах страны мушков Пурулукузи. Однако, если в надписи Ашшурнасирапала II Малхина упо- минается рядом с Катмухи25, в другом источнике, где описывается более ранний поход Ашшурнасирапала II в Наири-Урарту, соседняя с Катмухи страну Малхина именуется страной мушков26. Данный факт позволяет предположить, что Мушки и Малхина являлись, возможно, разными названиями одной и той же страны, но за неимением дополнительных сведений, подтверждающих это, не представ- ляется быть в этом уверенным. Название урартской области Малхина было из- вестно в этих местах и в античный период. Так, в Певтингеровой таблице (Tabula Peutingeriana) при описании дороги, соединявшей древнеармянские города Ти- гранакерт (урартская Нахрия) и Арташат, на левобережье Арацани, в Сасунских предгорьях указан город Малхия (Malchia) (др. вариант – Молхиа)27. Рассматриваемый древний топоним сохранился также в наименованиях мест- ностей Малхо в Малатии (область Харберд на правобережье Евфрата), Малхос (Малк-ос) в Карсской области, в 30 км северо-восточнее города Олти и, наконец, Малхоте в районе Баязета (Ерзерумская область28), причем в последнем случае обнаруживается поразительное сходство с названием древнего святилища Маго- те (Махъоте) в Ингушетии. Конечно, вышеприведенные факты сами по себе еще не могут служить до- статочным основанием для связи урартских топонимов, имеющих основу малх (Малхина, Малхован, Малхоте и др.), с нахским малхами (Малхи-ста) Кавказа, но пройти мимо столь очевидных совпадений, разумеется, было бы нецелесоо- бразно, тем более что подобные совпадения встречаются довольно часто. Обра- щает на себя внимание и то обстоятельство, что на территории распространения термина малхи в Урарту и близлежащих областях наблюдается скопление этно- топонимов и теонимов, имеющих прямые аналоги в нахской этнотопонимии и теонимии. Следует отметить, что между нахским Малх и переднеазиатским Малх просле- живается не только формальное сходство, но и функциональное совпадение. На 23 См.: Словарь топонимов Армении и сопредельных стран. Т. III. Ереван, 1991. 24 АВИИУ, 26 (обор., 36 сл.); 23 (II, 2). 25 Страна Катмухи лежала в верхнем течении реки Тигр, к северу от гор Кашияэри (совр. Тур-Абдин, античный Масиж). 26 АВИИУ, I, 23 (I, 69). 27 Itineraria Romana…, 745–748. 28 См.: Словарь топонимов Армении… Т. III. Нахско-переднеазиатские этнотопонимические параллели 215 Древнем Востоке бог Ма был олицетворением божественной гармонии, великого закона вселенной, который властвует над всеми, отводя при этом каждому опреде- ленное место. В основе такого взгляда лежит зародившаяся в очень раннюю эпоху идея об обществе как отражении космического порядка. Божество, являющееся во- площением высшего закона, хатты и хуррито-урарты называли Ма, шумеры – Ме и Мошде, египтяне – Маат. В Передней Азии в древности существовали культо- вые центры божества солнца Ма (например, центр поклонения Ма в Малатии, на правобережье Евфрата, Мазака – в Каппадокии и др.). С этим же божеством был связан и культ плодородия29. По-видимому, упомянутые выше местности Малхина, Малхия, Малхоте, Малхован и др. являлись именно культовыми центрами покло- нению божеству солнце, что совпадает с функциями нахского божества Малх. На сходство названия самого большого из древних солнечных могильников Ингушетии Мохде с шумерским Мошде и древнеегипетским Маат в свое время обратили внимание Ф.И. Горепекин, Н.Я. Марр и В.П. Кобычев30. Безусловно, типологические параллели между нахским именем Малх (Матх, Марх) и Малх (Ма, Малхина), относящися к мифологии древних народов Передней Азии, пред- ставляют значительный интерес еще и в контексте прямых кавказских (абхазо- адыгских, нахско-дагестанских) и древневосточных лингвистических и мифоло- гических сопоставлений, число которых заметно увеличилось в последнее время, и не исключено, что имя Ма (солнце), восходящее, возможно, к пракавказскому (исконнокавказскому) языку, было заимствовано другими народами и таким об- разом получило широкое распространение в древневосточной мифологии31. Од- нако степень достоверности подобных сопоставлений нуждается в специальном исследовании, которое выходит за рамки настоящей работы. Вместе с тем, независимо от того, какими будут результаты подобного иссле- дования, вполне допустима связь между древними переднеазиатскими названи- ями с основой малх и нахским именем Малх (Марх, Матх, Мага). Возможность такой связи подтверждают и обнаруженные среди памятников кобанской архе- ологической культуры изображения малоазиатской богини Ма (или Иштар32). 29 Не исключено, что имя божества Ма лежит также в основе имени хурритов – маи- тани (матианы, или матиены поздних греческих источников) и созданного ими государ- ства Маитания. Во фрагментах надписи, относящейся ко времени египетского фараона Тутмоса I, впервые упоминается имя, которым называли эту страну сами ее жители, – Маиттани (позже Миттани). 30 См.: Кобычев В.П. Историческая интерпретация… С. 75. 31 По мнению Н.Я. Марра, имена героев армянского и грузинского народного эпоса Мхер (Me-her) и Амирани (А-мир-ан – от абхазского Амра-н) означают солнце и являются яфетическим (кавказским) пластом в армянском и грузинском языках. Сказания о Мхере и Амиране ученый рассматривает как одно из древнейших яфетических сказаний о боге солнца, превратившемся – как в армянском, так и в грузинском эпосе – в эпического героя (Марр Н.Я. О языке и истории абхазов... С. 74–75). 32 Петренко В.А. Изображение богини Иштар из кургана в Ставрополе // КСИА, № 162, 1980. В хаттской религии богиня Ма, олицетворявшая культ солнца, была супругой бога плодородия и нередко называлась аккадским именем Иштар. 216 Глава V. Нахско-переднеазиатские этнокультурные связи В данном контексте особый интерес представляют известные кобанские памят- ники VII в. до н.э. – бронзовые нагрудники, или пекторали, которые использова- лись как солярный символ и являлись частью культового облачения, олицетворяя, несомненно, верховное божество нахов Малх. Отмечая бесспорную генетиче- скую связь их с местной культурой, исследователи указывают на сходство ко- банских пекторалей с луристанскими (Северо-Западный Иран) и более ранними, урартскими. В частности, М.Н. Погребова уверена, что «где бы ни зародились первоначально эти схемы, их присутствие на Кавказе и Луристане означает не только общность представлений у населения этих регионов, но, скорее всего, и непосредственные контакты33». Предлагаемое сопоставление нахского божества Малх с переднеазиатским Малхом становится более обоснованным, если принять во внимание тот факт, что в нахском языческом пантеоне существует и ряд других божеств, тождествен- ных с хуррито-урартскими, например: Тушпа (Тушоли, Теишейба, Тешуб34) и Цу (ЦIу) (ср. деление тушин бацбийцев на туш-бацой – тех, кто поклоняется боже- ству Туш, и цу-бацой – тех, кто поклоняется божеству Цу), а также Алале (Ала- лай), Эштар (Эштра), Нана, Эл и др.35 Таким образом, мы имеем дело не с отдельными хуррито-урартскими этнони- мами и топонимами, звучание которых сходно с нахскими, а с достаточно боль- шой группой ономастики Передней Азии, в которой не только содержится лек- сический материал, созвучный с нахским, но и демонстрируются характерные для нахского языка способы словообразования. О близком сходстве, а порой и тождественности ряда хуррито-урартских и нахских религиозных верований, в свою очередь, говорит палеоэтнографический материал. Все это, особенно поч- ти полная идентичность ряда божеств, проявляющаяся как в их именах, так и в связанных с ними ритуальных обрядах, практически исключает вероятность случайных совпадений. Необходимо также подчеркнуть, что нахские этнонимы дурдзук, нахча, малх, цоб, кист, мосох, меишта и др. – не хаотично разбросаны по территории Перед- ней Азии, а сконцентрированы в определенных местах: в области Мусасир на юго-востоке оз. Ван, в верховьях Заба, вокруг оз. Ван, в предгорьях Сасунских гор, в долине Арацани и в верховьях Евфрата, в районах Карса и Ерзрума, в вер- ховье и срединном течении Куры, в Мосхийских горах, бассейне рек Лиахви, Арагви, Алазани и Иори, центральных районах Кавказа. Все вышеприведенные 33 Погребова М.Н. Закавказье и его связи с Передней Азией в скифское время. М., 1984. С. 183. 34 Согласно К.З. Чокаева название урартского города Тушпа, образованный от имени бога Туш, переводится с нахких языков как место (поселение) бога Туш; па (пхьа) в слове Туш-па на нахских языках означает место, поселение (Чокаев К.З. Из топонимии Чечено- Ингушетии... С. 144–153). 35 См.: Дешериев Ю.Д. Сравнительно-историческая грамматика нахских языков… С. 75–87; Семенов Л.П. Археологические и этнографические разыскания… С. 57; Крупнов Е.И. Средневековая Ингушетия. М., 1971. С. 75–79; Нунуев С.-Х. Нахи, пророки, судьба... С. 270-273. Нахско-переднеазиатские этнотопонимические параллели 217 свидетельства убеждают в существовании довольно тесных этнических и куль- турных контактов населения урартских областей с нахскими племенами Кавказа. Но какими были эти контакты? Являются ли факты, приведенные выше, до- казательством наличия устойчивых политических и этнокультурных связей Урар- ту с кавказскими, в том числе и северокавказскими, областями, или они говорят лишь о переселении групп населения с Кавказа на юг или, наоборот, с юга, с урартских территорий, на Кавказ? В настоящее время нет достоверных сведений о расширении границ Урартского царства до Северного Кавказа, но при этом хорошо известно, что сфера политического и культурного влияния Урарту рас- пространялась далеко за пределы этой великой страны, а значит, в периоды наи- высшего ее могущества вполне могла охватывать и районы Северного Кавказа, особенно центральные, по которым пролегала одна из главных перевальных до- рог Кавказа. В этом нет, конечно, ничего неожиданного, более того – было бы совершенно неправомерно считать, что в древности Кавказ существовал изоли- рованно от могущественных держав Передней и Малой Азии. Народы Кавказа с древнейших времен испытывали – в той или иной степени – политическое и культурное влияние крупнейших древневосточных государств и находились в тесных контактах с их жителями. Фактический материал, объем которого посто- янно увеличивается, также достаточно определенно указывает на то, что Кавказ входил в ареал древневосточной цивилизации, и не исключено, хотя, конечно, полной уверенности в этом нет, что политические границы Урартского царства в периоды его наивысшей мощи простирались далеко на север − достигали райо- нов Центрального Кавказа. Расширение сферы господства Урарту, безусловно, сопровождалось усилени- ем его культурного и религиозного влияния на подвластных территориях, и имен- но этим может быть объяснено, например, сходство между многими урартскими и нахскими божествами. Следует также учитывать, что на обширной территории от Северного Кавказа до Месопотамии в древности проживали родственные пле- мена, принадлежавшие к одной языковой группе (восточнокавказской), имевшие общие этноязыковые и культурные корни. Вместе с тем, большой объем разнохарактерного материала, полученного в последние годы, дает основание говорить о том, что переселение племен из урартских областей на север, к Кавказским горам, действительно имело место. Сведения об этом сохранились также и в этногенетических преданиях нахских народов (см. выше). В этих преданиях уверенно заявляется о том, что предки на- хов прибыли из стран Шема и Забба (по другим версиям – Мыср//Муср, Нахча- ван), а также из местности Хана Ана, что на берегу реки Рахъ36. Названия Шема 36 «В стране Шема (варианты: Муср, Нахчаван) в царстве Пилкар правили два брата. В то время было принято, чтобы каждый, кто вырастил троих сыновей, одного отдавал князьям, которые отправляли их на девять лет на берега большой реки Рахъ в местности Хана Ана оберегать свои рубежи. В те далекие времена отношения между мужчинами и женщинами не были слишком строги. К молодым воинам, охранявшим рубежи, раз в год на некоторое время отправлялись женщины, что бы поддержать и укрепить их дух. Это считалось необходимым. 218 Глава V. Нахско-переднеазиатские этнокультурные связи (Шама), Забба, Мыср, Нахчаван и др., обозначающие в преданиях либо точки, из которых началось перемещение жителей, либо места, через которые проходил их путь на Кавказ, хорошо известны по данным древних источников: например, име- нем Шема (Шама) в древности называлась Сирия, а Мыср (Муср) исследователи традиционно сопоставляеют с Египтом (Мыср). Однако в ассирийских надписях раннего периода под именем Мусру//Муцру (в отличие от Мусру-Египта поздних источников) выступала страна Мусру//Муцру (KURMusru//Muşru) (то же, что Муса- сир//Муцацир) с одноименным центром, лежавшая юго-восточнее озера Ван, в верхнем течении Большого Заба, на караванной дороге из долины Большого Заба к озеру Урмия37. Наиболее раннее упоминание страны Мусру относится к ХIV в. до н.э., ко времени правления ассирийского царя Ададнерари I. Мусру//Мусасир с его древ- нейшим храмом культа бога Халди специалисты-востоковеды рассматривают как главный очаг, центр политической и религиозно-культурной жизни (доисториче- ский центр) урартских племен в древнейшую эпоху. Перемещение этого центра на север, в район Тушпы произошло в более позднее время38. Однажды, когда девушки гостили у «пограничников», многочисленное войско вра- гов сумело переправиться на берег, но воины стойко сражались, и недругам не удалось их одолеть. Одной из молодых женщин приглянулся парень из вражеского стана, и она тайно имела с ним связь. Она указала врагам, как победить ее родственников (мотив, ча- сто встречающийся в чеченском фольклоре). К несчастью, в свое время она разродилась мальчиком, который унаследовал от матери коварство. Лицом он походил на родствен- ников по матери, а все остальное унаследовал от отца. Возмужав, он завоевал царство Пилкар, убил старшего из правивших братьев, а дочь его заставил жить с собой (младший брат успел скрыться). Он стал править по своим диким законам, не отличая истину от лжи, добро от зла. Оставшийся в живых младший брат решил принять предложение части своих бывших противников, бежавших от завоевателя и возвращавшихся к реке Рахъ, царствовать над ними, подчинившись року. В честь прародины этой семьи правитель получил имя Пир’а. Сыновья старшего брата долго скитались, ожидая удобного случая отомстить за жестокую смерть отца, что они и сделали со временем. Воспоминания о случившемся сильно удручали их, и видели они, как сильно изменились нравы людей (по одной из версий, их сестра родила завоевателю семерых сыновей, которые к моменту совершения кровной мести уже правили страной; ни мстить племянникам, ни воздействовать словом на уже сложившихся мужчин они не могли). По этой или по другой причине благовос- питанные братья со своими потомками и сторонниками решили удалиться в местность Забба. Оттуда наши предки переселились к Зорхи, после – в Басха, затем – в Нахар (всего восемь раз)». 37 АВИИУ, 28 (174); Дьяконов И.М. АВИИУ, 2, прим.9; 10, прим. 63; УКН, 19. Город Мусру (Муцру, Мусасир) ассирийских клинописей в специальной литературе, обычно, отождествляется с современным поселением Муджесир, расположенным в 5 км к западу от Сидекана. 38 Меликишвили Г.А. К вопросу о древнейшем очаге урартских племен // ВДИ, № 4, 1947. С. 29; Его же: Наири-Урарту... С. 97; Мирйо Сальвини. Распространение влияния государства Урарту на Востоке // «Древний Восток», вып. 4. Ереван, 1983. С. 224. Счи- тается, что Мусасирский храм урартов предшествовал древнейшему греческому храму Нахско-переднеазиатские этнотопонимические параллели 219 Забба нахских этногенетических преданий вполне правомерно сопоставить с названием реки Заб, в верховьях которой (Большой Заб) и располагалась страна Муср, а местность Хана Ана – с древним городом Ханаан на берегу реки Евфрат (Рахъ?). Если учесть, что страна Мусру находилась рядом с Хубушкиа, Меишта и Дурдукка, названия которых также сохранились в нахской этнотопонимике, по- чему бы не предположить, что район Муср//Мыср, обозначенный в преданиях как начальная точка пути нахских племен, следует отождествлять не с Мыср- Египтом, а с урартской областью Мусру//Муцру в верховьях Большого Заба39. Выйдя из Мусра и верховьев Забба, племена, выступающие в преданиях как братья, со своими потомками и сторонниками переместились в Хана Ана (Ханаан ?), в долину Евфрата и нижнего течения Арацани, т.е. в области Цоб (Цупани), Тиль-Гарима (Тогарма) и т.д. Прежде чем достичь Кавказа, переселенцы побы- вали в Нахчаване и Кыгызмане, затем у халибов на берегу Черного моря и т.д.40 Таким образом, согласно нахским преданиям, племена из Мысра (Мусра) и Заба переместились на восток, в долину Евфрата, в области Цоба (Цупани) и То- гарма (Тиль-Гаримма), откуда одна их часть продвинулась на север, к Черному морю, а другая – в Араратскую долину – Нахчаван, Кагызман, а затем также к берегам Черного моря, к халибам, после чего все они достигли центральных об- ластей Кавказа41. Каким бы невероятным это ни показалось, но дошедшие до наших дней уст- ные этногенетические предания нахов согласуются с данными ассирийских и урартских письменных источников. Как известно, правители Ассирии и Урарту практиковали переселения больших масс людей. Так, по сообщениям ассирий- ских и урартских клинописей, цари обоих государств неоднократно переселяли жителей Дурдукка, Меишта, Мусру, Манна и др. на запад, в долину Евфрата и Арацани, на земли Хатти, Цопа, Ангех (Ангех-тун), Алзи, Тогарма и др. Напри- более чем на 300 лет, и его архитектура послужила основой для древних греков, которые впоследствии начали строить свои храмы. 39 Согласно новейшим исследованиям, использование названия Маср (Мицр, Мыср, Муср) для обозначения Египта связано именно с переселенцами, пришедшими в Египет из междуречья Евфрата и Тигра. Название Маср//Мицр является производным от эпитета, которым был наделен предводитель шумерских завоевателей, вторгшихся в долину Нила в начале III тыс. до н.э. и основавших первую династию фараонов (см. Дэвид Рол. Генезис цивилизации. М., 2005. С. 459). 40 «…Из Нахчавана (или Муср, Шам) трое братьев перекочевали в Кагызман, где жили родственники их отца, в том числе дядя. Там умер их младший брат. Оставшиеся в живые двое братьев отправились затем в Арцрум, где прожили шесть лет. Там умер второй брат. Оставшийся старший брат побывал после этого у халибов, которые жили на берегу Чер- ного моря. Здесь он прожил некоторое время со своим семейством, состоявшим из жены, трех сыновей, четырех дочерей и племянника. Племянник женился на дочери «неверных» и остался у халибов, а сам с семейством перекочевал на место, где протекал Бахсан. От- туда его потомки расселились в сторону нынешней Чечни». 41 Поразительное сходство нахских этногенетических преданий с абхазскими и адыг- скими, а также совпадение названий Ма, Тха и др., является, безусловно, свидетельством общности этнокультурных и исторических судеб этих народов. 220 Глава V. Нахско-переднеазиатские этнокультурные связи мер, согласно надписи ассирийского царя Саргона II, в 719 г. до н.э. население Дурдукка и Шуандахуля было перемещено в Тиль-Гаримму, а в 714 г. до н.э. из Мусасира (Мусру) на запад, в страну Хатти42, переселились еще 6170 человек43. Урартские клинописи сообщают, что по мере расширения северных границ Урарту в сторону Южного Кавказа, в долину Аракса, для строительства новых городов-крепостей ссылались также жители Цоба (Цопа), Хатти и близлежащих областей, расположенных в долинах Арацани и Верхнего Евфрата. Например, при основании города Эребуни (Ереван) урартский царь Аргишти I поселил там 6600 человек, перемещенных из стран Хате (Малатия) и Цупани (Цоп44). Если сравнить известные по ассирийским и урартским источникам маршру- ты переселения жителей областей Муср, Дурдукка, Меишты, Шуандахул и дру- гих восточных провинции Урарту на запад, в долину Евфрата и Арацани (Цоба, Хати), а оттуда в долину Аракса (Айрарат), в Нахчаван с отраженными в нахских этногенетических преданиях маршрутами, по которым двигались из Мусры на Кавказ (Муср – Забба – Цова (Цоба) – Нахчаван – центральные районы Кавказа) нахские племена, то обнаруживается их поразительное сходство. Таким обра- зом, данные ассирийских и урартских источников почти полностью согласуются с информацией, сохранившейся в этногенетических преданиях нахских народов. Перед нами довольно редкий случай совпадения устных и письменных свиде- тельств, возраст которых составляет 2700–2800 лет, причем совпадение это столь поразительно, что не остается ничего другого, как поверить в достоверность обе- их версий. Здесь будет уместно вновь напомнить о том, что нахские предания, в кото- рых упоминаются названия древних стран, реально существовавших в Передней Азии, были записаны и опубликованы в середине и во второй половине ХΙХ в., т.е. задолго до того, как были найдены и дешифрованы урартские и ассирийские надписи, благодаря которым эти древние названия стали известны. Все это, без- условно, повышает степень достоверности информации, заложенной в нахских этногенетических преданиях, и делает ее весьма ценной с научной точки зрения. За неимением дополнительных данных сейчас трудно судить о том, отголоски каких именно событий нашли отражение в нахских сказаниях об исходе из Мус- ры – тех, которые зафиксированы в ассирийских и урартских источниках, или тех, которые имели место раньше или позднее. Столь удивительное совпадение 42 Под страной Хатти ассирийские тексты этого времени понимают, обычно, Сирию, Финикию, а также Малую Азию. В данном случае страна Хатти упоминается в узком смысле – это царство Каркемиш в верховьях Евфрата (см. Дьяконов И.М. Предыстория армянского народа... С. 67). 43 АВИИУ, III, 46 (32); АВИИУ, III, 46 (121); АВИИУ, III, 49 (346); См. также: Бакаев Х. Дурдзук, сын Тирета, потомок Кавкаса // Независимый интернет-портал ANGUSHT. COM. URL:http: //angusht.com/news/index.php? news=32756. 44 «По велению бога Халди Аргишти, сын Менуа, говорит: город Ирпуни я построил для могущества страны Биаинили (и) для усмирения (?) вражеской страны. … Могучие дела я там совершил. 6(?)тысяч 600 воинов стран Хате (и) Цупани я там поселил» (УКН; см. ВДИ, 1953. № 3. С. 237). Нахско-переднеазиатские этнотопонимические параллели 221 заставляет все же думать о том, что, речь, скорее, идет об одних и тех же собы- тиях, но независимо от этого в своей совокупности нахские этногенетические предания донесли до наших дней сведения о реальных исторических событиях. Подтверждает такое предположение и тот факт, что именно в районах, указанных в преданиях (Муср, Заба, Цоп, Нахчиван, Кыгызман, Халиб и др.), обнаруживает- ся наибольшая концентрация этнонимов и топонимов, тождественных нахским. Далее в настоящей работе хотелось бы обратить внимание на параллели, вы- являемые между нахской топонимикой и топонимикой Араратской долины, На- хчаванской области (Кыгызманский район). Так, значительная часть обширной территории Араратской равнины – начиная на юго-западе с района Аргиштихи- нили (Армавир-Блур и Давти-Блур), расположенного на левом берегу Аракса и заканчивая на северо-востоке районами Тейшебанини-Кармирблура и Эребуни- Аринберда, составлявшая, вероятно, часть Эриахи45, в урартских надписях име- новалась страной Άза (Ἇza), и в ней проживало одноименное племя ‹аза (áza46). Название племени и страны в Араратской долине (‘Аза) вполне допустимо сопо- ставить с именем нахской богини ‘Ази − покровительницы долин и нив. Большой интерес представляет также и название Ширак. Область с таким именем расположена на северо-западе Армении, в долине реки Ахурян, левого притока Аракса, у подножия горы Арагац (административный центр г. Гюм- ри, бывший Ленинакан). Обладая сетью коммуникационных систем, которые вели в глубь Южного Кавказа и далее на Северный Кавказ, Ширак уже на ран- них этапах развития эпохи бронзы, выполнял роль своеобразного «культурного посредника» в контактах ближневосточных очагов цивилизации с кавказски- ми областями47. Процесс этот обнаруживает тенденцию к дальнейшему (более бурному) развитию, особенно в I тысячелетии до н.э., что, наряду с археологи- ческими фактами, находит свое отражение и в свидетельствах античных исто- риков48. Еще в конце XIX в. К.П. Патканов высказал предположение, что происхожде- ние названия данной области может быть связано с сарматским народом сираки49, и с его легкой руки это мнение закрепилось в научных кругах, переходя из одной работы в другую, хотя в дальнейшем и было выявлено что происхождение назва- ния Ширак не имеет никакого отношения ни к этнониму сирак, ни к племени си- раков50. При сопоставлении топонима Ширак с этнонимом сирак исследователи часто ссылаются также на авторитет известного арменоведа Н.Г. Адонца. Однако Н.Г. Адонц сходство слов ширак и сирак рассматривал как один из возможных ва- 45 По мнению ряд ученых, название города Ереван образовалось из eri(a)+awan, т.е. страна еров, что должно было, согласно армянской фонетики, с переходом ia (> еа) в е, стать поздним Erewan (Ереван). 46 УКН, 142, стк. 1-2; 127, IV, стк. 72-74; 128 В2, стк. 42–42. 47 Мартиросян А. А. Армения в эпоху бронзы и раннего железа... С. 16, 21, 22. 48 Пиотровский Б. Б. Ванское царство (Урарту). М. 1959. С. 99, 112, 116, 232. 49 Патканов К.П. Ванские надписи и значение их для истории Передней Азии // «Жур- нал министерства народного просвещения». ССХХХ, отд. 5. СПб., 1881. С. 112. 50 См.: Петросян С.О «Ширакских амбарах». ВОН, № 3. Ереван, 1982. С.74–79. 222 Глава V. Нахско-переднеазиатские этнокультурные связи риантов объяснения происхождения термина ширак, отнюдь не считая его более верным, чем другие версии, высказанные по этому вопросу им же самим. Более того, он фактически поставил под сомнение наличие какой-либо связи между то- понимом Ширак и сарматским этнонимом сирак, выдвинув далее предположе- ние, что ширак, возможно, означает поле51. Дальнейшие исследования показали, что именно эта догадка известного ученого была наиболее близка к истине. Своим названием область Ширак на самом деле обязана именно плодородным землям, расположенным в бассейнах рек Карс-Чай, Ахурян и Аракс, которые бла- годарные земледельцы нарекли именем покровителя земледелия, божества посе- ва и жатвы Шаро52. Мовсес Хоренаци, возводя название Ширак к эпониму Шара – имени правнука легендарного родоначальника армян Гайка (hАйк). Армянский историк отмечает, что внук Гайка Арамаис «сына…своего Шара, многодетного и прожорливого, отсылает со всем его людом и скарбом в ближнюю долину… Говорят, что по его имени и область получила название Ширак. Этим, видимо, и объясняется поговорка, принятая среди крестьян: «Коль у тебя глотка Шара, говорят, то у нас не ширакские амбары53». Как известно, в древнем мире понятие обжорства было связано с изобилием зерна, и у многих народов название ритуального хлеба совпадает с именем бо- жества жатвы. Поэтому и связь названия области Ширак с именем бога посева и жатвы, покровителя земледелия Шара оправдана. С древнейших времен Ширак- ския степь известна как самая богатая плодородными пахотными землями, и се- годня в этих местах Армении пашня занимает более половины всех сельскохозяй- ственных угодий (такого преобладания пашни нет ни в одном из других районов Армении). Это особенно относится к Ширакскому плато (Карсское плоскогорье), где поля возделываются буквально всюду54. Именно здесь, на плодородном пло- скогорье между реками Карс (Карс-Чай) и Ахурян (Арпа-Чай), по древним пре- даниям, жил покровитель земледелия Шаро55. Урартские письменные источники отмечают Ширакское плато как богатую да- рами земледелия и славящуюся своими зернохранилищами. Например, в одной из надписей урартского царя Сардури II (764–735 гг. до н.э.) говорится, что при вступлении в Эрасхи царь захватил 150 тайных зернохранилищ. Для хранения зерна и других сельхозпродуктов питания в этих местах служили пещеры, коими изобилует Ширакское плато. Найденные в них предметы, относящиеся к периоду 51 Адонц Н.Г. Армения в эпоху Юстиниана... С. 424, примеч. 3. 52 Подробно см.: Петросян Э. Шара и Астхик – верховные боги Ширака // «Историко- филологический журнал», № 3. Ереван, 2007. С. 206. 53 Мовсес Хоренаци. I, 12. 54 Ширак, славящийся своими черноземами, – главный район Армении по производ- ству зерна и сахарной свеклы. На относительно небольшой его территории сосредото- чено более четверти всей пашни, 23% посевов зерновых культур и около 3/4 посевов сахарной свеклы республики. 55 Ханаланян А. Мифология. Ереван, 1969. С. 39 (на арм. яз.); Бунятов Гр. Памятники древности в окрестностях селения Баш-Шурагел // СМОМПК, вып. XIII. Тифлис, 1892. С. 141. Нахско-переднеазиатские этнотопонимические параллели 223 бронзы и раннего железа, свидетельствуют о том, что пещеры эти широко ис- пользовались для хранения продуктов еще со II тысячелетия до н.э., а потому, как полагают исследователи, население данного региона в древности вполне могли называться пещерники56. Пещеры-зернохранилища Ширакского плоскогорья, со- гласно сохранившимся преданиям, принадлежали проживавшему здесь Шаро, и жители этих мест называли их амбарами Шаро57. Покровитель земледелия Шаро имеет хурритское происхождение и являет- ся сыном хурритского бога грозы Теишуба и его божественной супруги Хепат58. Атрибутика хуррито-урартского божества Шаро присутствует на ритуальных изо- бражениях, найденных в урартском городе Тейшебани, а также на рисунках III тыс. до н.э., относящихся к Северной Месопотамии (Кюль-Тепе59). Известен Шаро и в шумерской мифологии – как правитель города Уммы и сын «владычицы небес», «звезды утреннего восхода» Инанны. Во II тыс. до н.э. культ божества Шаро (вари- анты: Шарма, Шарума, Саруванис, Сара, Сармас) уже широко распространен среди народов Малой Азии, что не удивительно, поскольку в среде земледельцев исклю- чительное значение всегда имели обряды, благоприятствующие посеву и жатве60. Так, в обряде Килам, который проводился в храме бога зерна в городе Хаттусе Хеттского царства, одним из основных персонажей выступал жрец бога Шара (Ша- рума, Шарма61). Во время церемонии людям раздавались двадцать хлебов хали, два закусочных хлеба йагама (vagama), пятнадцать хлебов шарама (sarama//ṡarama62). Последнее название связывается как раз с именем бога Шара63. По-видимому, к хурритскому божеству посева и жатвы Шаро также восходит и название ṣeri//ṣari (шери//шари), часто встречающееся в хурритской ономасти- ке64. С ним же следует, наверное, связывать и название упоминаемой в урартских клинописях области Шериази (Шара – Ази ?) в стране Диаухи, локализация ко- торой может соответствовать позднему Шираку. Имя бога Шаро отразилось так- же в следующих названиях: Шарур, долина, простирающаяся от горы Арарат до Нахчавана; область Шарван (Ширван) в долине Куры; Ширак (Ширакское пло- скогорье) в междуречье Алазани и Иори; Шарой, историческая область Чечни; 56 Петросян С. Шара и Астхик… С. 74. 57 Ханаланян А. Указ. соч. С. 39; Бунятов Гр. Указ. соч. С. 141. 58 Герни О.Р. Хетты. М., 1987. С. 126. 59 Пиотровский Б.Б. Указ. соч. С. 87; Герни О.Р. Указ. соч. С. 173, рис.21. 60 У армян до настоящего времени сохраняется пляска Шаран (Шарафан, Шараван), которая является отголоском древнего ритуального танца творения, связанный с покло- нением божеству посева и жатвы Шаро (см. Петросян Э. Указ.соч. С. 201–205). 61 Ардзинба В.Г. Ритуалы и мифы древней Анатолии. М. 1982. С. 102. 62 Там же. С. 30, 40. 63 Сохранившаяся до настоящего времени абхазская пляска с припевом иаирума ша- рума, иаирума чагарума, иаирума иагарума, дып-дып, дап-дап и т.д., по видимому, также восходит к древнему малоазиатскому ритуальному танцу, посвященному божеству по- сева и жатвы. В припеве слышится имя божества Шаро//Шарума, в слове чагарума, ча (а-ча), вероятно, абхазское хлеб, а в иаирума чагарума – наименование божества vagama. 64 См.: Меликишвили Г.А. Диаухи. ВДИ, 1950. № 4. С. 32. 224 Глава V. Нахско-переднеазиатские этнокультурные связи Шаро − имя одного из крупных подразделений чеченского народа (тухкум); река Шаро-Аргун (Шаро-Орга) в Чечне65. Таким образом, топонимы с основой шаро (саро) имели распространение как на Южном, так и на Северном Кавказе. Во всех случаях использования названий с основой шаро(а) перед нами плодородные земли, возделываемые местным на- селением с древнейших времен, что еще раз подчеркивает связь этих названий с именем хурритского божества Шаро. Возможно, присутствие имени божества Шаро в топонимике и этнонимике об- ширной территории – от долины Аракса до Северного Кавказа, является хуррит- ским наследием. В то же время нельзя не заметить, что во всех местах, где выяв- лены топонимы с основой шаро, встречаются топонимы и этнонимы, которые так или иначе связаны с нахской этнонимикой и находят объяснение в нахских языках. Совершенно не случайным кажется и то, что в чеченском гидрониме Шаро-Ор- га значение первой его части шаро, означающий на армянском – свирепый, мя- тежный, грохочущий, ревущий, шум ливня, грохот колесницы, камней, идентично значению второй части, представляющей собой нахское слова орга66. Также нель- зя не отметить напрашивающуюся аналогию между пещерниками (хранителями зерна в пещерах), проживавшими на Ширакском плато, в верховьях Аракса, и пе- щерниками (троглодитами), упоминаемыми Страбоном в центральных районах Северного Кавказа67. Весьма примечательно, что Страбон, говоря о троглодитах (пещерниках) Центрального Кавказа, особо подчеркивает наличие у них большого количества зерна, что делает предлагаемое сопоставление весьма уместным68. Среди древних топонимов Ширакской области, имеющих двойников в цен- тральных районах Кавказа, большой интерес представляет и название местности Дигор, на берегу одноименного правого притока реки Ахурян, древней крепости Дигор (Дигори берд – Дигорская крепость). Топоним Дигор (Тикор) встречается также в Кыгызманском районе Нахичеванской области исторической Армении (ныне Нахичеванская Автономная Республика в составе Азербайджана), а также южнее современного Ахалцихе, на левом берегу реки Посх, у подножья Арсиан- ского хребта (соврем. село Дугур69). Название Дигор (Тикор) имеет аналоги как в раннесредневековой, так и в современной северокавказской этнонимике. Со- 65 И.А. Джавахишвили производит термин сармат (шармат) от основы шаро и делит его на два элемента – шар и мат. При этом первый элемент, шара, он считает этническим обозначением, которое встречалось в более древние времена в различных областях Кав- каза (Джавахишвили И.А. Основные историко-этнологические проблемы… С. 42). 66 Этимология слова шаро не имеет удовлетворительного объяснения. Существует не- сколько версий, например: от арабского sahr – луна, молодой месяц, от индоевропейского шар – круг, клубок и так далее. 67 Str. ХI, V, 7. 68 Дальнейшие исследования археологов, историков, лингвистов, этнографов с при- влечением широкого круга различных источников, и прежде всего данных языка, этно- графии и фольклора вайнахских народов и армян, их сравнительный анализ могли бы существенно расширить знания по этим вопросам. 69 Словарь топонимов Армении… Т. II. С. 55–56. Причины и пути миграции населения с юга на Кавказ на рубеже... 225 гласно «Ашхарацуйцу», дигоры (и аш-тигоры) в раннем средневековье населяют центральные районы Кавказа, и в исследовательской литературе существует мне- ние о том, что первоначально они имели нахскую этническую принадлежность, а впоследствии ассимилировались с ираноязычными племенами70.

0

2

С нахским этнонимом кисты (кусты) можно сопоставить древние названия следующих местностей: Кистах (Киста-хи) в Сасунских предгорьях Западной Армении, в 35 км юго-западнее г. Муш; Кистусджвари (Кист(ус)-джвари) в 14 км юго-восточнее г. Ахалцихе, недалеко от реки Посх (Поцх), впадающей в Куру. [См.: Словарь топонимов Армении и сопредельных стран. Т. II. Ереван, 1988.]


Кист не нахский этноним, вайнахам такой термин не знаком. Кист этноним из грузинского языка, в разное время и в разных грузинских документах, обозначавший тот или иной нахский этнос, а нередко и вайнахов в целом. Следовательно, обнаружив где-либо топоним со словом "кист", Г придется признать присутствие там и грузин.

0

3

Урартское название Шадали(ехи) также практически идентично нахскому названию местности Шатили (Шедала) в Хевсуретии (ср. также Тархигам и село Таргим в Ингушетии).


Верно, название нахское. В переводе с чеченского, "шедала" - "край ледников", если я не ошибаюсь. Позже, грузины-пховелы заняли эту землю и построили здесь свой замечательный городок, архитектурную гордость Грузии. Старое нахское название было искажено на грузинский лад - Шатили.

Тут интересно другое. Логически понять, почему чеченцы назвали эту землю Ледником, можно. Жить здесь, означает жить возле высоченных гор, на чьих вершинах никогда не тает снег. Например Тебулосмта. Г полагает, что это название было привнесено сюда предками чеченцев, пришедших с далекого юга. Я не знаю точно где располагался этот Шадалиехи, но любопытно узнать, есть ли там поблизости снежные шапки у гор. В принципе, это ведь нагорье Малого Кавказа, и ледники и там имеются, правда не так много. Остается лишь выяснить, где это конкретно.

Иначе никак, ведь если название перенесено, как утверждает Г, и раз "потомок" (Шедала-Шатили) этимологически привязан к местности, то у "предка" (Шадалиехи) тем более эта этимологическая привязка быть должна.

0

4

По мнению Н.Я. Марра, имена героев армянского и грузинского народного эпоса Мхер (Me-her) и Амирани (А-мир-ан – от абхазского Амра-н) означают солнце и являются яфетическим (кавказским) пластом в армянском и грузинском языках. Сказания о Мхере и Амиране ученый рассматривает как одно из древнейших яфетических сказаний о боге солнца, превратившемся – как в армянском, так и в грузинском эпосе – в эпического героя (Марр Н.Я. О языке и истории абхазов... С. 74–75).


Марру разрешено говорить все что угодно, с него спроса нет. Но зачем повторять за ним - чтобы получить его диагноз? Какой еще Амран, при чем тут Амра (солцне)? Опять эти игры в слова.

Амирани в действительности грузинский аналог Прометея, сугубо грузинский. У кавказских народов тоже есть свои прометеи. В частности, у абхазов это Абрскил. Не мог ведь абхазский Прометей носить два разных имени - Абрскил и Амран. В крайнем случае, если и носил, то одно было бы доморощенным, а другое инородным. Доморощенное абхазское из них, это Абрскил.

Знал все это Марр, или нет, без разницы, это Марр. Но неужели Г не учел это, забыл об этом, забыл, что в его родной абхазской мифологии место для выдуманного им Амрана прочно занято традиционным Абрскилом? Возможно "забыл" мнимо, чтобы не упустить возможность впихнуть в свою книгу (которая будто бы о нахах) очередную липу о том, что грузины опять что-то у кого-то переняли.

Впрочем, Амран не такой уж и выдуманный. Он знаком осетинам, но это в любом случае переделанный грузинский Амирани. Всякий лингвист подтвердит, что осетинская форма "амран" происходит из изначальной грузинской "амирани", и никак не наоборот. Но мне кажется, что и в осетинской мифологии, унаследованной от сармат, должно быть место своему доморощенному Прометею. Это скорей всего Батрадз из Нартского эпоса.

Наконец, чеченский Пхармат и армянский Артавазд, являются уже чеченским и армянским аналогами Прометея. Как видим, грузинам не от кого было заимствовать своего Амирани. Суть сюжета мифа общая, но имена героев у всех оригинальные.

0

5

Согласно К.З. Чокаева название урартского города Тушпа, образованный от имени бога Туш, переводится с нахких языков как место (поселение) бога Туш; па (пхьа) в слове Туш-па на нахских языках означает место, поселение (Чокаев К.З. Из топонимии Чечено- Ингушетии... С. 144–153).

Не бог Туш, а богиня Тушпуеа, в чью честь и получил свое имя город Тушпа. Такие данные предоставляет нам Меликишвили. Меликишвили полагал, что сам город, при этом, был центром культа бога солнца Шивини, и по представлениям урартов, Тушпуеа являлась супругой Шивини.

0

6

Каким бы невероятным это ни показалось, но дошедшие до наших дней устные этногенетические предания нахов согласуются с данными ассирийских и урартских письменных источников. Как известно, правители Ассирии и Урарту практиковали переселения больших масс людей. Так, по сообщениям ассирийских и урартских клинописей, цари обоих государств неоднократно переселяли жителей Дурдукка, Меишта, Мусру, Манна и др. на запад, в долину Евфрата и Арацани, на земли Хатти, Цопа, Ангех (Ангех-тун), Алзи, Тогарма и др. Например, согласно надписи ассирийского царя Саргона II, в 719 г. до н.э. население Дурдукка и Шуандахуля было перемещено в Тиль-Гаримму, а в 714 г. до н.э. из Мусасира (Мусру) на запад, в страну Хатти, переселились еще 6170 человек. Урартские клинописи сообщают, что по мере расширения северных границ Урарту в сторону Южного Кавказа, в долину Аракса, для строительства новых городов-крепостей ссылались также жители Цоба (Цопа), Хатти и близлежащих областей, расположенных в долинах Арацани и Верхнего Евфрата. Например, при основании города Эребуни (Ереван) урартский царь Аргишти I поселил там 6600 человек, перемещенных из стран Хате (Малатия) и Цупани (Цоп). Если сравнить известные по ассирийским и урартским источникам маршруты переселения жителей областей Муср, Дурдукка, Меишты, Шуандахул и других восточных провинций Урарту на запад, в долину Евфрата и Арацани (Цоба, Хати), а оттуда в долину Аракса (Айрарат), в Нахчаван с отраженными в нахских этногенетических преданиях маршрутами, по которым двигались из Мусры на Кавказ (Муср – Забба – Цова (Цоба) – Нахчаван – центральные районы Кавказа) нахские племена, то обнаруживается их поразительное сходство. Таким образом, данные ассирийских и урартских источников почти полностью согласуются с информацией, сохранившейся в этногенетических преданиях нахских народов. Перед нами довольно редкий случай совпадения устных и письменных свидетельств, возраст которых составляет 2700–2800 лет, причем совпадение это столь поразительно, что не остается ничего другого, как поверить в достоверность обеих версий.


Договорились - поверим. Я только своими словами перескажу то, во что мы сейчас поверили. Раз "этногенетическим преданиям нахов" о миграции с юга на Кавказ, 2700-2800 лет, то это IX-VIII века до нашей эры, и это точно время возникновения и расцвета Урарту. И раз, как уверяет Г, причина данной миграции напрямую связана с переселенческой политикой урартийских царей, в частности и упомянутого Аргишти I, то все сходится. Предки вайнахов, назовем их протонахами, до VIII века до нашей эры жили далеко на юге от Большого Кавказа, там где Урарту, Митанни, Манна, и другие, более мелкие хурритские и семитские (Ассирия) царства и племена Передней Азии. Что до протонахов, то они были то-ли урартами, то-ли соседями урартов. Чувствуется, Г пока что едва удерживает себя от открытого объявления самих урартов протонахами. Хочется конечно, но дело-то рискованное.

И вот, значит, жили они там себе, пока цари Урарту не начали использовать протонахов в целях колонизации севера. Это, повторим, началось в VIII веке. О чем это говорит нам? О том, что нахские этнические элементы не обитали ни на Большом Кавказе, ни поблизости от него до середины I тысячелетия. Теперь перейдем к другому вопросу.

Хочу напомнить, как Г убеждал нас, помимо всего прочего, в следующих тезисах: Кобанская культура зародилась во 2-ой половине II тысячелетия; КК была беспрерывной, что значит, что "кобанцы" к примеру XII века и "кобанцы" скажем VI века, представляли собой один и тот же этнос; КК не была мультиэтнической, но однородной, представленной одним этносом, и этнос этот - нахский.

В результате, дойдя до середины книги, мы встали перед дилеммой. Чему нам в итоге надо верить - переднеазийству нахов, или нахству Кобана?

0

7

С древнейших времен Ширакския степь известна как самая богатая плодородными пахотными землями, и сегодня в этих местах Армении пашня занимает более половины всех сельскохозяйственных угодий (такого преобладания пашни нет ни в одном из других районов Армении). Это особенно относится к Ширакскому плато (Карсское плоскогорье), где поля возделываются буквально всюду. [Ширак, славящийся своими черноземами, – главный район Армении по производству зерна и сахарной свеклы. На относительно небольшой его территории сосредоточено более четверти всей пашни, 23% посевов зерновых культур и около 3/4 посевов сахарной свеклы республики.] Именно здесь, на плодородном плоскогорье между реками Карс (Карс-Чай) и Ахурян (Арпа-Чай), по древним преданиям, жил покровитель земледелия Шаро... ...Для хранения зерна и других сельхозпродуктов питания в этих местах служили пещеры, коими изобилует Ширакское плато. Найденные в них предметы, относящиеся к периоду бронзы и раннего железа, свидетельствуют о том, что пещеры эти широко использовались для хранения продуктов еще со II тысячелетия до н.э., а потому, как полагают исследователи, население данного региона в древности вполне могли называться пещерники. Пещеры-зернохранилища Ширакского плоскогорья, согласно сохранившимся преданиям, принадлежали проживавшему здесь Шаро, и жители этих мест называли их амбарами Шаро... ...Имя бога Шаро отразилось так- же в следующих названиях: Шарур, долина, простирающаяся от горы Арарат до Нахчавана; область Шарван (Ширван) в долине Куры; Ширак (Ширакское плоскогорье) в междуречье Алазани и Иори; Шарой, историческая область Чечни; Шаро − имя одного из крупных подразделений чеченского народа (тухкум); река Шаро-Аргун (Шаро-Орга) в Чечне.


Ширакское плато, Ширакская котловина и Ширакская равнина, это в Армении. Ширакская степь и Ширакское плоскогорье, это в Грузии. Названия похожи, хотя у грузин там немного другая буква "к"; а главное, что схожи и функции. Обе местности, это хлебные житницы для своих стран (и там и там есть чернозем); при чем, если в Армении этим пользуются, то в Грузии, если не ошибаюсь, не особо эксплуатируют. Вроде когда хотели переселить буров, то им в пользование планировали отдать в том числе и ширакские участки. Для последующего экспорта хлеба, или еще что, в такие подробности я не вникал. Короче, суть в том, что функциональная и этимологическая связи у обеих местностей, действительно налицо, при том, что они далеко не соседи. И это очень интересно. Тот редкий случай, когда в книге присутствует что-то полезное.

0

8

Также нельзя не отметить напрашивающуюся аналогию между пещерниками (хранителями зерна в пещерах), проживавшими на Ширакском плато, в верховьях Аракса, и пещерниками (троглодитами), упоминаемыми Страбоном в центральных районах Северного Кавказа. [Str. ХI, V, 7.] Весьма примечательно, что Страбон, говоря о троглодитах (пещерниках) Центрального Кавказа, особо подчеркивает наличие у них большого количества зерна, что делает предлагаемое сопоставление весьма уместным. [Дальнейшие исследования археологов, историков, лингвистов, этнографов с привлечением широкого круга различных источников, и прежде всего данных языка, этнографии и фольклора вайнахских народов и армян, их сравнительный анализ могли бы существенно расширить знания по этим вопросам.]


Здесь видим один из примеров того, о чем я недавно говорил, об электрогирлянде. В прошлой главе, вайнахами в "Географии" Страбона были назначены мосхи. Зато на текущий момент, роль вайнахов в страбоновской географии, отдана троглодитам, а "лампочка" мосхов пока погасла.

0


Вы здесь » Форум историка-любителя » Основной форум » «Нахи», Г.Дж.Гумба. Первая часть Пятой главы (Передняя Азия)