Форум историка-любителя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум историка-любителя » Основной форум » «Нахи», Г.Дж.Гумба. Третья часть Десятой главы (война с понт. царств.)


«Нахи», Г.Дж.Гумба. Третья часть Десятой главы (война с понт. царств.)

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

3. Война Парнаваза с Понтийским царством. В Хронике Леонти Мровели Парнаваз – выдающийся государственный деятель общекавказского масштаба, объединивший вокруг себя государства и народы Кавказа, поднявший их на борьбу против иноземных захватчиков. Но таким человеком, на зов которого откликнулись бы кавказцы, признав его своим предводителем, мог быть лишь государственный деятель, хорошо известный на Кавказе на протяжении достаточно длительного времени, обладающий большим авторитетом и могуществом, за которым стояла бы внушительная военная мощь. Однако эти требования совершенно не вяжутся с тем положением, которое занимал Парнаваз. Он, тайно возвратившийся изгнанник, находящийся в Картли секретно, вынужденный таиться от Азона, скрывать свое происхождение, не обладает ни властью, ни и силой, не проявил еще никакой воинской доблести, никому не известен и т.д. Ясно, что такой человек, вдруг появившийся из ниоткуда, не мог стать признанным лидером и возглавить объединенные силы кавказских народов. Все эти несоответствия Леонти Мровели пытается компенсировать рассказом о чудесном нахождении Парнавазом несметных сокровищ, с помощью которых тот якобы привлекает на свою сторону народы Кавказа, вследствие чего борьба с Азоном приобретает сказочный характер. Но и здесь грузинский историк «выдает» себя. Дело в том, что он повествует не просто об участии, а фактически о решающей роли кавкасиан-дурдзуков в военно-политических событиях в Картли, и на этом фоне выглядит странным, что они не упоминаются в коалиции войск кавказских народов, с помощью которой Парнаваз побеждает Азона и освобождает Картли. Участие нахов в указанных событиях не вызывает сомнения, тем более что, согласно Леонти Мровели, они выступают основной силой, на которую опирается не только Парнаваз, но и последующие картлийские цари. Более того, в военном союзе, возглавляемом Парнавазом, нет не только кавкасиан-дурдзуков, но и жителей самой Картли. Лишь после выступления Парнаваза во главе объединенных войск «все картвелы отказались от Азона», а также «тысячи всадников отборных из тех ромеев… и пришли к Парнавазу». [Картлис цховреба. С. 35.] Получается, что Парнаваз освобождает Картли без участия кавкасиан-дурдзуков и собственно населения Картли. Отмеченные выше несоответствия в сведениях Леонти Мровели можно объяснить тем, что лидирующей силой, вокруг которой объединились народы Кавказа в борьбе против Понтийского царства, стали кавкасианы-дурдзуки – другими словами, все еще сохранявшее свое могущество нахское царство, представителем которого и был Парнаваз. Картвелы же отсутствовали в коалиции Парнаваза потому, что борьба была направлена как раз против них, поскольку они были переселены в Картли Азоном и являлись его главной опорой. Однако в решающий момент, когда, как сообщает Леонти Мровели, бесчисленные войска под предводительством Парнаваза и Куджи из Эгриси (Колхиды) направились в Картли, картвелы и «тысячи всадников из ромеев» «отказались от Азона» и перешли на сторону Парнаваза. Оставшийся без войск Азон вынужден был бежать из Картли. На второй год, получив подкрепление из Понтийского царства (Сабердзнети), Азон выступил против Парнаваза, но был окончательно разгромлен. [Там же] Однако такая информация, естественно, не могла быть отражена Леонти Мровели, поскольку это противоречило бы выдвинутой в его Хронике исторической концепции, согласно которой, картвелы (грузины) являлись автохтонами Кавказа и именно они играли в этом регионе главенствующую роль во все времена. Поэтому грузинский историк, следуя своим целям, скорее всего, просто умалчивает о нахском царстве, внеся коррективы в данные имевшихся в его распоряжении источников (письменных и устных). Но как бы то ни было, даже эти весьма скупые и отрывочные сведения, сохраненные в источнике, дают некоторую возможность воссоздать общую картину происходивших в то время событий. Согласно Леонти Мровели, Азон «занял, кроме Картли, также Эгриси и наложил дань на овсов, леков и хазар». [Картлис цховреба. С. 35; Мровели Леонти. С. 29.] По-видимому, Понтийскому царству удалось не только установить свое господство в Картли, но и занять часть Егерии (Колхиды) между нижним течением Чороха (Эгрис-цкали) и Риони (Фасис). Об этом свидетельствует тот факт, что после изгнания понтийских войск с Южного Кавказа данная территория была освобождена и возвращена Куджи, о чем и сообщает Леонти Мровели. [Мровели Леонти. С. 30.] Судя по Леонти Мровели, помимо Колхиды и Картли понтийский царь распространил свою власть и на леков. В данном случае имеется в виду, вероятно, население западной части исторической Албании – Эрети. В этих условиях было вполне естественно, что народы Кавказа объединились в союз и направили военные силы против Понтийского царства с целью освобождения своих земель. Конечно, участие кавказских народов в войне на стороне Парнаваза не стоит рассматривать как проявление альтруизма. Тут, конечно, же дело не в богатстве, которое вдруг сверхестественным образом якобы появилось у Парнаваза и на которое кавказцы будто бы польстились, и тем более не в том, что кавказцы занимали по отношению к Парнавазу подчиненное положение, как это пытается представить Леонти Мровели. В исследовательской литературе уже давно выявлено, например, что сообщение Леонти Мровели о якобы признании Эгрисским (Колхидским) царем Куджи своим правителем Парнаваза не соответствует исторической действительности. [Ломоури Н.Ю. Возникновения Древнеиберийского (Картлийского) царства… С. 59.] Сведения Леонти Мровели о зависимости царя Куджи от Парнаваза не подтверждаются никакими фактами. Помимо всего прочего, Куджи не мог находиться в подчинении Парнавазу по той простой причине, что был царем Егерии задолго до воцарения последнего. Как уже отмечалось, в стремлении Леонти Мровели представить Куджи зависимым от Парнаваза проявляется общая тенденция, отвечающая концепции грузинского автора о якобы первенствующей роли на Кавказе во все времена именно грузин. [Там же; см. также: Гумба Г.Д. Об истоках исторической концепции… С. 132–136.] Объединение народов Кавказа имело в основе совпадение интересов и диктовалось общими политическими целями относительно к отражению захватнических устремлений Понтийского царства. Инициировало и возглавило этот союз, завершившийся победой над понтийскими захватническими войсками и изгнанием их из стран Южного Кавказа, скорее всего, именно нахское царство, которое и представлял Парнаваз. Но эта война с Понтийским царством и последовавшая затем победа могли произойти лишь в условиях наличия у нахов безопасного тыла, т.е. в обстановке мира с сарматскими племенами и, возможно, поддержки с их стороны или, по крайней мере, отсутствии угрозы вторжения. Источники свидетельствуют о том, что в тот период для Нахаматии сложилась именно такая, благоприятная, международная ситуация. Через некоторое время после вторжения сарматских племен и ожесточенных войн с кавказскими народами, в конце IV − начале III вв. до н.э. между кавказцами и сарматами начинают налаживаться мирные взаимоотношения, которые в определенных условиях становятся даже союзными. [Виноградов В.Б. Сарматы Северо-Восточного Кавказа... С. 152.] Вероятно, это было связано с возросшей военной мощью нахского государственного объединения. Так, по мнению В.Б. Виноградова, сообщение Леонти Мровели о том, что «все дурдзуки были свободны от пленений со стороны хазар из-за крепостей страны», отражает именно этот период отношений с сарматами. [Там же; Виноградов В.Б. Сиракский союз племен на Северном Кавказе... С. 113–114.] Очевидно, уже к началу III в. до н.э. кочевники не только прекращают совершать (или не могут больше совершать) грабительские набеги на нахское государство, но и начинают выступать как достойные соседи и равноправные союзники нахов. Вместе с тем, следует, видимо, говорить об установлении нахами союзнических отношений не с разрозненными кочевыми племенами сарматов, а скорее с союзом объединенных племен, каковым являлся, судя по всему, Сиракский (сирако-меотский) союз племен, образовавшийся в III в. до н.э. в Северо-Западном Предкавказье. Стабилизировав границу с Сиракским объединением по реке Малке, нахи в скором времени, вероятно, установили с ним обычные соседские отношения, взаимовыгодные для обеих сторон. Возможно, сиракские племена поставляли нахским владетелям военные отряды, а также участвовали как равноправные союзники нахов в тех или иных военно-политических событиях того времени. Видимо, под именем овсы Леонти Мровели выводит именно Сиракский союз племен, входивший в военную коалицию, в период войны с Азоном возглавляемую Парнавазом. В этом случае Сиракский союз племен выступает как союзник кавказских народов в их борьбе против внешнего агрессора – Понтийского царства. Это может быть подтверждено и тем, что союзнические войска собрались в Колхиде («в Эгриси собрались бесчисленные войска и направились против Азона»), [Мровели Леонти. С. 29.] откуда, возглавляемые Парнавазом, вторглись в Картли. Поскольку территория Картли контролировалась войсками Азона, то выйти в Колхиду через горные перевалы овсы могли лишь, миновав Клухорский перевал, по Кодорскому ущелью. [Виноградов В.Б. Сарматы Северо-Восточного Кавказа... С. 158.] Данный факт свидетельствует о том, что пришедшие на помощь Парнавазу овсы – это отряды сирако-меотского союза Северо-Западного Предкавказья. В процессе борьбы против понтийского господства на сторону коалиции переходят и картвельские племена. Парнаваз заручается также поддержкой селевкидского царя, с которым устанавливает союзнические отношения. [Мровели Леонти. С. 29.] Война завершается победой объединенных сил народов Кавказа и изгнанием понтийских войск с большей части территории Южного Кавказа. Парнаваз освобождает Картли и присоединяет к ней Кларджети, а границы Колхиды вновь устанавливаются по нижнему течению Чороха. Таким образом, нахи не только восстанавливают свои прежние границы на Южном Кавказе, но и расширяют их за счет присоединения Кларджети. Однако за более чем тридцатилетний период господства Понтийского царства здесь произошли определенные изменения в этническом составе населения. В результате перемещения древнегрузинских племен в Картли удельный вес грузинского населения заметно увеличился. Возможно, древнегрузинские племена просачивались в Картли и в более ранние периоды, но массовый переход их произошел, вероятно, в конце IV – начале III вв. до н.э., в период завоевания Картли Понтийским царством. Понтийские войска состояли из разноэтнических племен северо-востока Малой Азии, часть которых после завоевания Картли вместе с оставленными там войсками, по-видимому, была переселена в эти места. Азон – вероятно, вождь древнегрузинских племен, назначенный понтийским царем наместником в Картли, впоследствии, согласно «Мокцевай Картлисай», переселил своих сородичей в Картли, а сам обосновался в древней Мцхета. Хотя не исключено, что Азон был не вождем древнегрузинских племен, а македонянином, как об этом сообщает Леонти Мровели, назначенным Александром Македонским (понтийским царем) правителем Картли. Может быть, этим и объясняется то, что картвелы так легко оставили Азона и перешли на сторону Парнаваза. Но как бы то ни было, начиная с рубежа IV – III вв. до н.э. древнегрузинские племена составляют, по-видимому, уже значительную часть населения Картли. Рост удельного веса грузинского населения и той роли, которую оно впоследствии стало играть в Картли следует, вероятно, связывать не только с перемещением древнегрузинских племен в районы среднего течения Куры после установления здесь власти Понтийского царя, но и с тем, что наместнику в Мцхета Азону подчинились территории в верховьях Куры и Чороха, где древнегрузинские племена к тому времени составляли уже, судя по всему, немалую часть населения. Безусловно, нахские правители вынуждены были считаться с изменившейся этнодемографической и политической ситуаций в Картли. Ради упрочения своей власти и обеспечения безопасности южных границ своего государства они должны были проявить заинтересованность в привлечении на свою сторону древнегрузинских племен, и в этих целях предприняли меры по приближению к себе картвельской родоплеменной знати. Так, Парнаваз не только не стал проводить карательные акции против переселившихся в Картли и уже осевших там племен, но, как сообщает Леонти Мровели, «распределил по ущельям и странам, отнесся к ним благосклонно. …И назвал их азнаурами». [Картлис цховреба. С. 15.] Вероятно, в местах компактного проживания древнегрузинских племен на их вождей были возложены функции местных правителей и таким образом они были приравнены к нахской знати и затем привлечены к управлению Картли. Это подтверждается и тем, что верховные божества древнегрузинских племен Гаци и Гаим получили официальный статус и были включены в иерархию божеств Картли, заняв соответственно второе и третье места после Армази. Как известно, в древности никто не сомневался в реальности существования богов – как своих, так и чужих, и по отношению к богам и культам других народов существовала определенная веротерпимость. Поэтому включение верховных божеств переселившихся племен в пантеон официальных богов Картли, безусловно, было не только проявлением со стороны нахов уважения к религиозно-культовым верованиям картвельских племен, но и свидетельством изменения этнополитической ситуации, приведший к признанию нахскими царями их прав на участие в управлении Картли. Следует отметить, что высшая триада в пантеоне богов Картлийского царства – Армаз, Гаци и Гаим, имеет аналог в урартском пантеоне, также состоявший из трех божеств – главного, исконно урартского бога Халди, хуррито-хаттского бога Тейшеба и бога Шивини, воспринявшего символы месопотамской (ассиро- вавилонской) области. [Пиотровский Б.Б. Ванское царство (Урарту)... С. 220–221.] Учитывая все вышесказанное, вряд ли можно сомневаться в том, что картлийский пантеон сложился под влиянием урартских религиозно-культурных традиций. Подтверждением тому, помимо прочего, служит и тот факт, что в верховном боге Урарту Халди, изображавшемся в форме солнечного диска и связанном таким образом с солнцем и небом, соединились функции нескольких богов, как это имеет место и в случае с Армазом. Надо полагать, что три бога – Армаз, Гаци и Гаим, по аналогии с урартским пантеоном, отражают три культурно-этнических элемента религии Картли. Таким образом, с III в. до н.э. древнегрузинские племена начинают играть значимую роль в политической и культурной жизни Картли. Поэтому не случайно, что в грузинской исторической традиции противопоставляются периоды истории Картли до и после завоевания ее Александром Македонским. Эпоха Александра Македонского – это тот рубеж, с которого фактически начинается история собственно грузин. [Мровели Леонти. Комментарии Цулая Г.В. С. 59. Комм. 85–85.] К этому времени Леонти Мровели приурочивает также распространение на территории Картли грузинского языка, указывая при этом, что ранее, до переселения сюда грузинских племен, население Картли говорило на армянском языке: «До сих пор язык грузин был армянским, на котором они говорили. Когда же пришли в Картли эти бесчисленные племена, тогда грузины тоже оставили армянский язык. И от языков всех этих племен создался язык грузинский». [Картлис Цховреба. С. 16.] Далее уточняется, что именно Парнаваз «распространил язык грузинский, и больше не говорили в Картли на ином языке, кроме грузинского». [Там же. С. 18.] Говоря об армянском языке (сомхури) как о первоначальном языке грузин, Леонти Мровели имеет в виду урартский язык, что уже было отмечено в научной литературе. [См.: Барамидзе А.А. К уточнению одного сообщения в произведении Леонтия Мровели. Тбилиси, 1972. С. 59.] Согласно Леонти Мровели, на этом (урартском) языке изначально говорили не только грузины, но и все таргамосианы (дети Таргама). Вообще же в данном сообщении древнегрузинский историк в свойственной ему манере – очень сжато, буквально в двух-трех коротких предложениях, отразил сложный и длительный процесс формирования грузинской народности, имевший в основе слияние различных этнических групп, населявших Картли, и перехода их на грузинский язык. Безусловно, и ассимиляция этнических групп, и переход их на грузинский язык произошли не в одночасье, как это сообщает Леонти Мровели, процесс этот оказался долгим, растянутый в веках. То, что Леонти Мровели «привязал» его к периоду деятельности Парнаваза, является следствием использования грузинским историком, помимо прочих источников, сказаний, в которых вокруг имени Парнаваза соединились воедино оставшиеся в памяти народа крупные события, произошедшие в разное время. Тем не менее можно с уверенностью сказать, что начало этому процессу было положено именно при Парнавазе.

0

2

Участие нахов в указанных событиях не вызывает сомнения, тем более что, согласно Леонти Мровели, они выступают основной силой, на которую опирается не только Парнаваз, но и последующие картлийские цари.


Во-первых, не вызывает сомнения не участие нахов, но их неучастие, потому что раз они не указаны вместе с картвелами, мегрелами, овсами, леками, греками-ренегатами (а на следующий год противостояния - и армянами), значит они и не присутствовали в коалиции Фарнаваза. Так по КЦ. А в Патмутюн Врац (ПВ), состав коалиции почти тот же, но с одним исключением - не указаны картвелы.

Итого, в обоих источниках - и КЦ и ПВ - в деле освобождения Картли дурдзуки участия не приняли. А так, Гумба конечно волен считать, что они участвовали, и даже волен в том не сомневаться.

Во-вторых, что еще за "последующие картлийские цари, опиравшиеся на нахов, как на свою основную силу"? Кроме Саурмага, сына Фарнаваза, таких царей нет.

0

3

Более того, в военном союзе, возглавляемом Парнавазом, нет не только кавкасиан-дурдзуков, но и жителей самой Картли. Лишь после выступления Парнаваза во главе объединенных войск «все картвелы отказались от Азона», а также «тысячи всадников отборных из тех ромеев… и пришли к Парнавазу». [Картлис цховреба. С. 35.] Получается, что Парнаваз освобождает Картли без участия кавкасиан-дурдзуков и собственно населения Картли.


Во-первых, смотря что понимать под словосочетанием "освобождать Картли". Бегство Азона из Мцхеты еще рано было считать освобождением, так как год спустя он вернулся с подкреплением, для реванша. И только после Хурской битвы, где убили Азона, противостояние прекратилось, а значит только теперь Картли была окончательно освобождена.

Во-вторых, как выше было отмечено, согласно ПВ, в армии Фарнаваза картвелы действительно не указаны. Но зато их указывает КЦ. Разница между обоими источниками, в первую очередь, в их объеме. ПВ это сокращенная, армянская редакция, тогда как КЦ - расширенная, грузинская. Так что, фразы о картвелах в армии Фарнаваза - "все картвелы отложились от Азона" и "Фарнаваз умножил воинство картлийское" - в ПВ просто попали под сокращение.

В третьих. Гумба замечает, что "лишь после выступления Парнаваза во главе объединенных войск «все картвелы отказались от Азона»", после чего заключает, что "Парнаваз освобождает Картли без собственно населения Картли", очевидно понимая под освобождением - освобождение Мцхеты, откуда бежал Азон. Помимо того, что взятие Мцхеты Фарнавазом еще нельзя считать освобождением, что я только что объяснил, даже согласившись с тем, что с этим событием Картли была освобождена, я все равно считаю, что Гумба здесь неправ. Потому что картвелы присоединились к Фарнавазу еще до того, как Азон бежал из Мцхеты. В сущности, само его бегство и было следствием окончательной потери им лояльности среди местного населения, а "на войска, которые еще оставались у Азона, он не мог полагаться".

Таким образом, Гумба тут прав только когда утверждает, что картвелы присоединились к Фарнавазау позже всех и не были с ним в начале его выступления. Но Гумба лукавит, представляя акт подключения картвел ничтожным, ничего не значащим; будто бы Картли к тому времени была освобождена, и раз картвелы запоздали присоединиться, то в дело освобождения Картли они не внесли никакого вклада. Это не так. Повторим, что по тексту отчетливо ясно, что: во-первых, Азон оставил Мцхету только после того, как убедился, что картвелы открыто перешли на сторону Фарнаваза; и во-вторых, картвелы составляли основу армии Фарнаваза в Хурской битве, кульминационного эпизода в противостоянии Азона и Фарнаваза, после чего и завершилось освобождение Картли.

0

4

На второй год, получив подкрепление из Понтийского царства (Сабердзнети), Азон выступил против Парнаваза, но был окончательно разгромлен. [Там же]


Вопрос произвольного и необоснованного отождествления мровелианской Греции с Понтом у Гумба, я уже подробно рассматривал. Повторим, Мровели Понт знаком, и знакома эта страна ему под своим исконным именем, и в той же работе ("Жизнь царей") Мровели так ее и называет - Понтом - в повествовании о царе Мириане, чьим тестем был "Олиготос из Понта".

Следовательно, Сабердзнети Мровели, это точно не Понтийское царство. Вообще, Сабердзнети средневековые грузины называли Византию ("бердзен" от "бизант"). Но у Мровели термин "Сабердзнети" стал универсальным, служащим как для обозначения Древней Эллады, так и Македонского царства, и иногда, по-видимому, Римской империи. Но зато точно не Понта, ибо повторим, что Понт он не прячет под чужими именами, но называет его прямо, Понтом.

Рассказывая об Александре, Мровели уточняет, что тот "появился в Греции [Сабердзнети], в стране, называемой Македония". Далее, рассказ подходит к моменту, когда Александр покидает Картли, оставив здесь "патрика по имена Азон, сына Яредоса, своего сородича из страны Македония, дав ему сто тысяч человек из страны Римской, называемой Протатос". В обоих случаях убеждаемся, что для эпохи Фарнаваза, Мровели под Сабердзнети понимает Македонское царство.

Затем, летописец подробно повествует о разделении царства Александра, после его смерти. Запад достался Ромосу (Ромул), построившему Рим; юг, с Александрией, Платону (Птолемей); восток, с Ассирией (Сирией) и Арменией, Антиохозу (Антиох), построившему Антиохию; и наконец север, с Грецией и Грузией, Византиосу (Бизант), построившему Константинополь.

Азону, добавляет Мровели, было велено признавать над собой верховенство Византии, против чего, Азон не возражал и "был покорен Византиосу, царю Греции".

Я думаю, мною приведено достаточное количество неоспоримых свидетельств, опровергающих теорию Гумба о Понтийском царстве в образе Сабердзнети времен Фарнаваза у Мровели. Совершенно очевидно, что под этим образом здесь и сейчас сокрыто Македонское царство. Могу привести еще одно доказательство.

Причину, по которой "греки не смогли отомстить Фарнавазу" после его победы над Азоном, Мровели объясняет тем, что "они были заняты войной против римлян". Из Общей Истории достоверно известно, что в этот период Понтийское царство не воевало с Римской республикой. Они столкнутся много позже (т.н. Митридатовы войны). А во время Фарнаваза, или несколько позднее, с римлянами конфликтовало как раз и именно Македонское царство, или то, что от него оставалось, поскольку поддерживало Карфаген в Пунических войнах. Либо, Мровели мог здесь иметь ввиду Пиррову войну. И в понимании Мровели, Понт, вместе со всей Малой Азией, продолжал входить в состав Македонии.

Почему же Гумба так настойчиво отождествляет мровелианскую Грецию времен Фарнаваза именно с Понтом, легко объяснимо. Гумба нужно выдать азоновских протатосцев за грузин из Понта, и этим отвести корни грузин за Чорох, к черноморскому побережью, чтобы затем объявить аборигенами Картли вайнахов.

Конечно, выбирая между вариантами "грузины пришли из Македонии (Балкан)" и "грузины выходцы из Понта (Малой Азии)", более правдоподобен последний вариант, хотя Гумба наверно и рад бы был отправить грузин хоть на Карпаты. Но лучше уж малоазийский Понт, как наиболее, как ему кажется, оптимальный вариант: и достаточно далеко, чтобы расчистить место для вайнахов на Куре и абхаз на Рионе; и не такое уж дико невероятное, как в случае с Балканами или Карпатами.

0

5

Однако такая информация, естественно, не могла быть отражена Леонти Мровели, поскольку это противоречило бы выдвинутой в его Хронике исторической концепции, согласно которой, картвелы (грузины) являлись автохтонами Кавказа и именно они играли в этом регионе главенствующую роль во все времена.


Стоит прочесть летопись, чтобы убедиться в том, сколь несправедливо обвинение Гумба. Какую еще "главенствующую роль грузин в регионе" нашел Гумба у Мровели, где и когда? Начинается летопись с главенствующей роли Фригии и Ассирии, затем Скифии и Персии, потом Македонии и Сирии, а после, Армении и Парфии, и наконец завершается на установлении в регионе господства Персии. И грузины у Мровели почти беспрерывно, за редкими исключениями, находятся в тени каждой из перечисленных стран. Даже обидно за Мровели, что он так безбожно оболган.

0

6

Поэтому грузинский историк, следуя своим целям, скорее всего, просто умалчивает о нахском царстве, внеся коррективы в данные имевшихся в его распоряжении источников (письменных и устных).


"Письменных источников", свидетельствовавших о "нахском царстве", не существовало в природе, чтобы еще "грузинский историк умалчивал" о нем.

Как мы помним, Мегасфен был первым, кто упомянул Кавказскую Иберию. Это рубеж IV-III веках, как раз время противостояния Азона и Фарнаваза.

По Гумба, как видим, это было противостояние картвел и вайнахов, и победа Фарнаваза ознаменовала собой подъем вайнахов после разгрома, какой они потерпели от Александра. По Гумба, после Александра, территория сегодняшней Картли, населенная вайнахами, входила в состав Понта, и сам Азон являлся ставленником понтийского царя, опиравшийся здесь на приведенных с собой картлийских колонистов. После восстания Фарнаваза, эта территория получила независимость, и, то-ли вошла в состав Нахского царства, то-ли стала зависимым от него субъектом.

И вот, Гумба полагает, что у такого сценария (для нас очевидно, что выдуманного им самим) имеется письменная историческая основа. И где же она, спросим? Повторю, что первое же упоминание, да еще и от современника событий, полностью опровергает гумбовский сценарий. Мегасфену ведь полагалось указать не Иберию, ибо какая тут может быть Иберия, если при Азоне Картли не являлась отдельной страной, но была частью Понта, а при Фарнавазе оказалась в тени Нахского царства, да и сама снова стала нахской страной.

Но вот как раз Нахское царство в целом, или Страну вайнахов в Закавказье, Мегасфен не упоминает, как и не упоминает о них никто и никогда в истории. Вместо этого, хоть ты тресни, но у Мегасфена Кавказская Иберия, то есть Страна картвел. Тут уж Гумба придется выбирать, либо согласиться с тем, что Фарнаваз все-таки был картвелом, а не вайнахом, либо с тем, что победу одержал Азон, а Мровели что-то напутал.

Только вот выиграй Азон противостояние, стал бы он отделяться от Понта? Разумеется нет. Значит Мровели ничего не напутал в принципе, и победил Фарнаваз, и сам Фарнаваз был картвелом, создавшим независимое Иберийское картлийское царство.

0

7

Судя по Леонти Мровели, помимо Колхиды и Картли понтийский царь распространил свою власть и на леков. В данном случае имеется в виду, вероятно, население западной части исторической Албании – Эрети.


Не соглашусь. У Мровели, эры и леки это отдельные друг от друга этносы. Леки у него, скорей всего представляют аваро-лако-даргинскую общность. Неспроста ведь в роду Лека отмечен Хозоник (Хунзах). И эта общность не имела отношения к Кавказской Албании.

Албаны представляли собой сообщество удинских этносов, в первую очередь, и лезгинских, во вторую. Ну и сако-массагеты, разумеется. Мровели эпонимами Албании назвал Бардава и Мовакана, а под ранами и моваканами подразумевал албан.

Наконец, Эрети не являлась исторической Албанией. Эры, мне думается, были этнически близким картвелам народом. По мнению Вахушти, Эрети в это время была автономией Картли.

0

8

В исследовательской литературе уже давно выявлено, например, что сообщение Леонти Мровели о якобы признании Эгрисским (Колхидским) царем Куджи своим правителем Парнаваза не соответствует исторической действительности. [Ломоури Н.Ю. Возникновения Древнеиберийского (Картлийского) царства… С. 59.] Сведения Леонти Мровели о зависимости царя Куджи от Парнаваза не подтверждаются никакими фактами. Помимо всего прочего, Куджи не мог находиться в подчинении Парнавазу по той простой причине, что был царем Егерии задолго до воцарения последнего.


Куджи не был царем. Его не величают царем ни в Картлис Цховреба, ни в Патмутюн Врац. Что до зависимости Эгриси от Картли, то в зависимость она попала при Азоне, как и написано, что он "овладел также и Эгриси". Эгриси в это время не была независимым государством, и Куджи не являлся ее царем.

Куджи мог быть либо эриставом Азона, из местных, либо всего лишь знатным и влиятельным мегрелом. Признание им верховенства Фарнаваза было обусловлено возвышением Мцхеты над Эгриси при Азоне.

Все просто. Резиденция Азона, подчинившего Картли и Эгриси, располагалась в Мцхете, в Картли. Соответственно, правитель, сидевший теперь во Мцхете, верховодил и над Эгриси. И следовательно, Фарнаваз, как потомок мцхетских мамасахлисов, "задним числом" становился правителем и над Эгриси.

0

9

Но эта война с Понтийским царством и последовавшая затем победа могли произойти лишь в условиях наличия у нахов безопасного тыла, т.е. в обстановке мира с сарматскими племенами и, возможно, поддержки с их стороны или, по крайней мере, отсутствии угрозы вторжения. Источники свидетельствуют о том, что в тот период для Нахаматии сложилась именно такая, благоприятная, международная ситуация. Через некоторое время после вторжения сарматских племен и ожесточенных войн с кавказскими народами, в конце IV − начале III вв. до н.э. между кавказцами и сарматами начинают налаживаться мирные взаимоотношения, которые в определенных условиях становятся даже союзными. [Виноградов В.Б. Сарматы Северо-Восточного Кавказа... С. 152.] Вероятно, это было связано с возросшей военной мощью нахского государственного объединения. Так, по мнению В.Б. Виноградова, сообщение Леонти Мровели о том, что «все дурдзуки были свободны от пленений со стороны хазар из-за крепостей страны», отражает именно этот период отношений с сарматами. [Там же; Виноградов В.Б. Сиракский союз племен на Северном Кавказе... С. 113–114.] Очевидно, уже к началу III в. до н.э. кочевники не только прекращают совершать (или не могут больше совершать) грабительские набеги на нахское государство, но и начинают выступать как достойные соседи и равноправные союзники нахов. Вместе с тем, следует, видимо, говорить об установлении нахами союзнических отношений не с разрозненными кочевыми племенами сарматов, а скорее с союзом объединенных племен, каковым являлся, судя по всему, Сиракский (сирако-меотский) союз племен, образовавшийся в III в. до н.э. в Северо-Западном Предкавказье. Стабилизировав границу с Сиракским объединением по реке Малке, нахи в скором времени, вероятно, установили с ним обычные соседские отношения, взаимовыгодные для обеих сторон. Возможно, сиракские племена поставляли нахским владетелям военные отряды, а также участвовали как равноправные союзники нахов в тех или иных военно-политических событиях того времени.


Раннее, я уже разбирал и вопрос экспансии Понтийского царства в Закавказье, и вопрос времени появления сармат в Предкавказье. Повторять аргументацию нет желания. Повторю лишь, что в обоих вопросах, тезисы Гумба не соответствуют имеющимся данным. Цари Понта никогда не добирались до Куры, а Рионом они овладели только в I веке до нашей эры. Что до сармат, то на Кавказ они стали проникать на рубеже III-II веков, и это еще в лучшем случае, то есть, все равно на век позже, нежели утверждает Гумба.

0

10

Видимо, под именем овсы Леонти Мровели выводит именно Сиракский союз племен, входивший в военную коалицию, в период войны с Азоном возглавляемую Парнавазом. В этом случае Сиракский союз племен выступает как союзник кавказских народов в их борьбе против внешнего агрессора – Понтийского царства. Это может быть подтверждено и тем, что союзнические войска собрались в Колхиде («в Эгриси собрались бесчисленные войска и направились против Азона»), [Мровели Леонти. С. 29.] откуда, возглавляемые Парнавазом, вторглись в Картли. Поскольку территория Картли контролировалась войсками Азона, то выйти в Колхиду через горные перевалы овсы могли лишь, миновав Клухорский перевал, по Кодорскому ущелью. [Виноградов В.Б. Сарматы Северо-Восточного Кавказа... С. 158.] Данный факт свидетельствует о том, что пришедшие на помощь Парнавазу овсы – это отряды сирако-меотского союза Северо-Западного Предкавказья.


Пример очередного, какого уже по счету в этой главе, проявления невежества Гурамом Гумба относительно "Жизни царей". По овсам, Мровели предоставляет вполне удовлетворительное пояснение, судя по которому, овсы являлись смесью части пришлых скифов с частью армян и грузин. Овсы заняли Центральное Предкавказье и Приэльбрусье, по признанию Мровели, прежде принадлежавшее вайнахам. А земли, где по данным историков, обитали сираки и меоты - это равнины Дона и Кубани - не относились к мровелианской Осетии.

"Когда впервые хазарский царь полонил страны, о которых я писал выше [страны Таргамоса - прим. Дато], и совершил переход через гору Кавказ, то был у него сын по имени Уобос. Отдал он своему сыну пленных из Армении и Грузии; дал ему кроме того, землю - часть удела Кавкаса, простиравшуюся к западу от реки Ломеки и до западного края горы Кавказ. Поселился там Уобос. Его потомство - овсы, а страна та есть Осетия, что прежде была уделом Кавкаса".

Так что, это определенно не сираки и не меоты, иначе придется доказывать, что к землям вайнахов (удел Кавкаса) относились и Кубань с Доном. Гумба, по-моему, стремится выдать сираков и меотов за адыгов, и через это подвести нас к мысли, что овсы тут, это адыги. На самом деле, сираки и меоты, будучи сарматами, являлись восточно-иранскими кочевниками. Таковыми должно считать и овсов грузинской историографии.

Но внутри них сохранялось разделение, несмотря на принадлежность к единому древу. Поэтому, иранство сираков и меотов еще не дает нам повода отождествлять их овсами, тоже иранцами, тем более, учитывая еще и то обстоятельство, что Гумба их иранство кажется отрицает, считая их кавказцами-адыгами (но адыгов-то Мровели обозначал как джиков!).

Тогда кто же овсы, спросят. В данном случае, возможно это искаженное от аорсы, еще одна иранская сарматская народность, как раз обитавшая в Предкавказье, и принявшая участие в этногенезе осетин.

Насчет перевала. Это мог быть Клухор, да, но мог быть и Мамисон.

0

11

В процессе борьбы против понтийского господства на сторону коалиции переходят и картвельские племена.


Странно. Ведь выше Гумба утверждал, что они в данном процессе реального участия не принимали, и присоединились в конце, условно. Это еще ладно. Другая странность, это то, как вычислил Гумба эти "картвельские племена, перешедшие на сторону коалиции".

В самом деле, получается чепуха. Наш оппонент сперва представляет картину так, будто Мровели вывернул сюжет наизнанку, а он (Гумба) вернул все обратно. В таком случае, Азон и его люди, это и есть картвелы, а Фарнаваз и его народ - вайнахи. Так Гумба и учит.

Читая у Мровели про присоединение картвел к Фарнавазу позднее остальных, Гумба усмотрел в этом нечто, не совсем славное. А так как главным мотивом у Гумба обыкновенно служит стремление прославить вайнахов и принизить картвел, он инстинктивно "отбросил" (т.е. принял буквально) этот эпизод, оставив тут картвел картвелами, совсем позабыв о принципе, им самим же установленном: "коренные картвелы" не картвелы, но вайнахи; а "пришлые греки" и есть картвелы.

0

12

Парнаваз освобождает Картли и присоединяет к ней Кларджети, а границы Колхиды вновь устанавливаются по нижнему течению Чороха.


Сразу скажу, что повторять аргументы по опровержению идиотской идентификации Эгрисцкали с Чорохом, не буду. Это все есть в соответствующей главе. Здесь замечание по Кларджети.

Фарнаваз не присоединял Кларджети к Картли. Из того, что пишет Мровели - об уделе Картлоса, что "вся страна, протяженностью от Хунани и до моря Спери, названа Картли", и о правлении Мцхетоса, что "он завладел страною от Арагви до моря Спери", и о деятельности Одзрхоса, что получив "скалистую страну от Тасискари и до моря Спери, сей Одзрхос построил два укрепленных города: Одзрхе и Тухариси", и наконец про нападение Александра, что среди увиденных им в Картли "мощных городов с крепостью при каждом", был и "Тухариси, на реке, протекающей в Спери и называемой Чорохи" - мы убеждаемся, что не только Кларджети, но и лежавшая южнее нее, Тао, где и располагался город Тухариси, были исконными областями Картли.

Фарнаваз не мог присоединять к Картли то, что итак органически составляло ее часть с самого начала. Фарнаваз в данном случае лишь восстановил контроль Мцхеты над Кларджети, где до этого укрепился свергнутый Азон, выведший область из под контроля ("удалился Азон из Мцхета, прибыл в Кларджети и засел в укреплениях Кларджети").

Мровели даже уточняет, как будто специально для таких как Гумба, что Фарнаваз "в тот же год овладел всей Картли, исключая Кларджети". То есть, по мысли автора летописи, ему полагалось владеть и Кларджети, как правителю Картли, в чей состав и входила Кларджети задолго до истории с Азоном и Фарнавазом.

0

13

Поэтому не случайно, что в грузинской исторической традиции противопоставляются периоды истории Картли до и после завоевания ее Александром Македонским. Эпоха Александра Македонского – это тот рубеж, с которого фактически начинается история собственно грузин. [Мровели Леонти. Комментарии Цулая Г.В. С. 59. Комм. 85–85.]


Неверная трактовка. Начинается не "история грузин", но история грузинской государственности. То есть, пресловутый рубеж разделяет историю грузин, или Историю Грузии, на "до" возникновения царства, и на "после".

Что касается "начала истории грузин" в понимании "грузинской исторической традиции", то начинается она с основания города Картли у слияния Арагвы и Куры прибывшим сюда Картлосом и его общиной. Город, значит, получил такое название по имени Картлоса, его основателя и предводителя общины колонистов.

Постепенно, они заселили и остальные земли своей будущей страны, распространив на них имя первого города. Любопытно, что при Фарнавазе этот город был переименован в Армази. "Любопытно", потому что, во-первых, время Фарнаваза это и есть рубеж, когда Картли стала царством, а Фарнаваз ее первым царем. И во-вторых, Армази это другое имя Фарнаваза. Выходит, опять название по имени предводителя, только уже более вышестоящего по статусу. Зато переименование самой страны уже не произошло, и у нас все же Картлийское царство, а не Армазское.

Итого, от Картлоса и до Фарнаваза, это эра, когда Картли была страной, но не государством (это пять веков); от Фарнаваза уже начинается эра царства, окончившаяся с воцарением Мириана (это шесть веков). На мой взгляд, с Мирианом мы имеем дело со следующим рубежом, теперь уже разделяющим языческое первое царство, с его древними династиями, и христианское второе царство и его новую династию Хосровидов.

Возвращаясь же к неутолимой жажде Гумба урезать от грузин все что получится, а также сократить и упростить грузинскую историю, хотелось бы заметить следующее. Допустим грузины и правда пришли из Малой Азии на Куру в IV-III веках. Как объяснить отсутствие в летописи Мровели изложения того периода из жизни грузин, когда они еще обитали в Малой Азии? Вместо этого, изложена хроника обитания грузин на Куре самое позднее с VIII века (приблизительное время жизни Картлоса).

Гумба полагает, что это не история грузин, но нахские предания, влившиеся в грузинскую народную память и определенные Леонтием Мровели как древнегрузинские. Этот тезис провальный по одной простой причине. В этих преданиях, будь они нахскими, вайнахи присутствовать не могли, ведь сюжет преданий, в этом случае, протекал бы, что называется, "от первого лица". Но как мы знаем, это не так, и вайнахи в нем присутствуют под именами кавкасиан и дурдзуков. Значит, это несомненно исконная история картвел.

0

14

К этому времени Леонти Мровели приурочивает также распространение на территории Картли грузинского языка, указывая при этом, что ранее, до переселения сюда грузинских племен, население Картли говорило на армянском языке: «До сих пор язык грузин был армянским, на котором они говорили. Когда же пришли в Картли эти бесчисленные племена, тогда грузины тоже оставили армянский язык. И от языков всех этих племен создался язык грузинский». [Картлис Цховреба. С. 16.]


Сразу замечу, что Гумба немного приврал, и сделав это, допустил прокол. Гумба сообщает, что Мровели "указал, что до переселения в Картли грузин, население Картли говорило на армянском языке". Мровели пишет иначе. Во-первых, Мровели в принципе не мог дать подобное показание, ведь согласно Мровели, до грузин в Картли никто не жил, и следовательно говорить на армянскому языке, или каком ином, там было некому.

Что до прокола, то он здесь очевиден. Гумба пишет, что "к этому времени Мровели приурочивает распространение в Картли грузинского языка", и мнит под "этим временем" рубеж IV-III веков, когда, по его мнению, грузины и прибыли в Картли. Но любой, кто знаком с трудом Мровели, подтвердит, что рассматриваемое сообщение об языковой обстановке в Картли, никак не относится к тому времени, на какое его переставляет Гумба. Это точно до македонян, это еще время Ахеменидов, и это скорее всего рубеж V-IV веков, самое позднее.

Прокол в том, что грузины присутствуют здесь - ведь раз грузины оставили армянский и раз "создался грузинский", значит здесь уже живут грузины - еще, самое меньшее, за век до Александра и Азона.

Теперь прокомментирую те сообщения, ибо их два, а не одно, об языковой обстановке в Картли. Сперва взглянем на них. Первое: "До той поры разговорным языком картлосиан был армянский. Когда же в Картли, где образовался картлийский язык, собралось такое бесчисленное множество племен, то и картлосианы оставили армянский язык".

И второе сообщение, приводимое несколько ниже первого: "И так в Картли были смешаны все эти племена, а разговорных языков в Картли было шесть: армянский, картлийский, хазарский, сирийский, еврейский и греческий. Эти языки знали все правители Картли, и все население, мужчины и женщины". Так в Картлис Цховреба.

Вдобавок, приведу эти же сообщения из Патмутюн Врац. Первое: "До сих пор языком грузин был армянский, но с этих пор, из-за его смешения с языками разных народов, здесь поселившихся, возник грузинский". Второе: "Тогда в Грузии говорили по-армянски, по-сирийски, по-еврейски, по-гречески и по-хазарски, и от их смеси появился грузинский язык".

Вкратце передам предысторию этих сведений у Мровели. Это эра господства Персии, против которого армяне и грузины поднимали несколько бесперспективных восстаний. Чтобы окончательно сбросить персидское иго, мцхетский мамасахлис призвал в Грузию турок, как единственную нацию, по слухам, кто успешно сопротивлялся устремлениям персидских царей. Сперва в Грузии поселились эти турки, составив внушительное количество. Ко времени Александра и Азона, Мровели называет их потомков бунтурками и кипчаками, что не оставляет никаких сомнений в степном, азиатском происхождении бунтурков, и никак не горско-кавказском, как учит Гумба.

Их язык, в перечне языков Грузии, это очевидно хазарский. Указаны там и другие языки, и Мровели и этому дает пояснение. После прибытия турок в Грузию, цари Персии теряют над ней свою непосредственную власть. Грузия продолжает выплачивать символическую дань, но все-таки персидского сатрапа с сарбазами здесь уже нет, так как турки надежно оберегают от них Грузию. Так, Грузия превращается в этакий диссидентский оазис, куда не распространяется власть царя Персии, и прознав о том, в нее устремляется разноплеменной поток не желающих жить под персидским игом и доселе не нашедших от него избавления.

Так, Грузия из однородной грузинской страны, превращается в многонациональную, где грузины уже не составляют большинства. Так это объясняет Мровели.

Разница же в толковании между КЦ и ПВ - а разница между отрывками обоих текстов принципиальная - в данном случае в том, что КЦ считает армянский язык, языком межплеменного общения в тогдашней Грузии ("до сих пор"), когда в нее еще не прибыли турки и прочие народы. Но после указанного события ("с этих пор"), армянский теряет свою уникальную позицию, превращаясь лишь в один из языков межплеменного общения, наряду с несколькими другими.

ПВ однако, объясняет это совсем иначе. Армянский тут не просто Лингва франка, но это именно что природный язык грузин, у которых доселе собственного, грузинского языка не имелось. С приходом же пришлых народов, армянский язык грузин был разбавлен языками этих пришельцев, и только теперь, в результате такой микстуры, и появился грузинский язык.

Повторим, что в грузинской версии (КЦ), грузинский (картлийский) существует изначально.

0

15

Далее уточняется, что именно Парнаваз «распространил язык грузинский, и больше не говорили в Картли на ином языке, кроме грузинского». [Там же. С. 18.] Говоря об армянском языке (сомхури) как о первоначальном языке грузин, Леонти Мровели имеет в виду урартский язык, что уже было отмечено в научной литературе. [См.: Барамидзе А.А. К уточнению одного сообщения в произведении Леонтия Мровели. Тбилиси, 1972. С. 59.]


А как Гумба объяснит такую странную политику Фарнаваза? Ведь если он вайнах и страна у него сейчас под властью больше нахская, то и распространять ему надлежало нахский язык, особенно насаждать его среди картлийских поселенцев, чтобы "больше не говорили в Картли на ином языке, кроме..." нахского.

Вместо этого, он самоубийственно насаждает грузинский язык - речь пришлого меньшинства, чужого и опасного. За какие такие коврижки? Ну и в итоге, грузинский стал родным языком для нахского большинства Картли. Именно такие выводы сделаешь, приняв гумбовскую концепцию.

Еще раз, почему Фарнаваз так поступил, если он вайнах? Естественно, не был он никаким вайнахом. Фарнаваз был картвелом.

Теперь насчет сомхури. Во-первых, эпоним армян-сомехов в КЦ это определенно Гайоз - грузинская транскрипция армянского Хайос. Несомненно, самоназванием армян, а не урартов, было хай, чтобы мы здесь понимали Мровели буквально, а не иносказательно. Это не урарты у него скрыты под сомехами.

Предваряя контр-аргумент, что только вначале хроники "Жизни царей" под именем "армян" идут урарты, и лишь наверно со времени Фарнаваза, "армяне" у Мровели наконец-то настоящие армяне (в статусе автономии Селевкидов), еще раз повторю, что Гайоз фигурирует в хронике с самого начала.

И потом, если язык сомхури у Мровели был урартским, то какой язык в таком случае считать армянским? Армяне так выпадают из мровелианской географии.

Опять же, предваряя встречный вопрос о том, где тогда у Мровели Урарту, под чьим именем скрыта эта страна, раз примем, что Сомхетия в хронике от начала и до конца страна армянская, замечу, что для Мровели это не проблема, по той причине, что ему в принципе неизвестна Урарту, как неизвестна она Хоренаци, как неизвестна Страбону, и многим другим авторам.

Урарту просто выпала из исторических хроник, а на ее месте тот же Мровели поместил Фригию.

0

16

Согласно Леонти Мровели, на этом (урартском) языке изначально говорили не только грузины, но и все таргамосианы (дети Таргама).


Неправда, такой фразы у Мровели нет. Возможно, Гумба подразумевал это сообщение: "тогда Гайоз объявил себя царем над своими братьями, а также и над другими племенами, обитавшими около границ его царства, а все семь братьев отправились каждый в свой удел, пребывая в подчинении у Гайоза". Но здесь ни слова о языке.

0

17

Вообще же в данном сообщении древнегрузинский историк в свойственной ему манере – очень сжато, буквально в двух-трех коротких предложениях, отразил сложный и длительный процесс формирования грузинской народности, имевший в основе слияние различных этнических групп, населявших Картли, и перехода их на грузинский язык. Безусловно, и ассимиляция этнических групп, и переход их на грузинский язык произошли не в одночасье, как это сообщает Леонти Мровели, процесс этот оказался долгим, растянутый в веках. То, что Леонти Мровели «привязал» его к периоду деятельности Парнаваза, является следствием использования грузинским историком, помимо прочих источников, сказаний, в которых вокруг имени Парнаваза соединились воедино оставшиеся в памяти народа крупные события, произошедшие в разное время. Тем не менее можно с уверенностью сказать, что начало этому процессу было положено именно при Парнавазе.


Опять прокол. В принципе, проколы закономерны там, где идет вольная перекройка сюжета и своеобразная интерпретация текста. Теперь поясним, в чем прокол.

Вот спрашивается, откуда взялись эти "различные этнические группы, населявшие Картли"? Цельную книгу, из главы в главу, нас убеждали, что единственным и коренным этносом в Картли были вайнахи. Всех этих бунтурков, хоннов, мосхов, гугар, цанар Гумба настойчиво идентифицировал как вайнахов. И только греков он согласился принять за грузин.

Итого, у нас есть картвелы, прибывшие в IV-III веках до нашей эры, и есть вайнахи, обитавшие тут с незапамятных времен. Это концепция Гумба, я ничего не придумываю. Следовательно, произошло "слияние" лишь двух групп - вайнахов и картвел, и "ассимиляция" одной, нахской группы, группой картлийской.

0


Вы здесь » Форум историка-любителя » Основной форум » «Нахи», Г.Дж.Гумба. Третья часть Десятой главы (война с понт. царств.)